«Муж безработный, а я два года содержу семью»

Что сейчас происходит в центрах занятости.

Все лето в Беларуси сокращается официальная безработица. Например, в мае на учете стояли 53,8 тысячи белорусов, а в августе их было уже 44,9 тысячи.

Но вакансий на каждого все равно не хватает — на начало месяца в Беларуси было зарегистрировано 38,3 тысячи свободных рабочих мест. Корреспондент FINANCE.TUT.BY прошелся по столичным центрам занятости, чтобы узнать, тяжело ли сегодня найти работу и много ли осталось тех, кто ходит на биржу труда лишь «для галочки», чтобы не попасть в список тунеядцев.

«Когда заходят контролеры, он выбегает и идет пешком — так экономит на талонах»

В межрайонном отделе трудоустройства по Ленинскому и Партизанскому районам многолюдно с самого утра. В холле толпится человек 30. Кто-то просматривает вакансии на компьютерах, кто-то заполняет бумаги, а кто-то просто ждет своей очереди к специалисту по трудоустройству. Просидеть, говорят, так можно до самого обеда.

— Я сюда прихожу почти каждый день: проверить, не появились ли какие новые вакансии. Проверяю каждый день — а толку-то? — ничего хорошего не нахожу, — рассказывает Виктор, мужчина чуть старше 50 лет.

На учете службы занятости Виктор стоит с конца мая. Раньше он работал водителем большегруза на государственном предприятии: «Уволился, потому что на предприятии колеса было не за что купить. Машины стояли: не было денег пройти техосмотр». Сейчас мужчина хочет также найти работу водителем, но только не дальнобойщиком — «хочется нормальной спокойной жизни»:

— Работу найти практически невозможно. Предлагают, например, идти за 2 миллиона 300 тысяч в месяц (в старых деньгах. — Прим. FINANCE.TUT.BY). А это еще надо 5 тонн в машину загрузить, а потом их выгрузить за один рейс. Это того стоит? Потом больше на таблетки отдашь! Предложили хотя бы 7 миллионов.

Многие из посетителей службы занятости говорят, что согласились бы и на зарплату поскромнее. Найти работу не могут по другой причине — их уволили по статье.

— Несколько месяцев уже стою на учете, но работу так и не нашла, даже самую элементарную. Уборщицей устроиться — и то не могу, потому что есть плохая запись в трудовой книжке. Даже не буду говорить какая, — виновато улыбаясь, делится одна из посетительниц.

Мужчины, как и полагается, в службе занятости в большинстве: из трех десятков человек в очереди лишь шесть женщин. И то, как оказалось, половина из них пришли со своими родственниками.

— Мой муж уже второй год не может найти работу — грузчиком очень тяжело устроиться, — рассказывает Татьяна, которая пришла вместе со своим супругом. — Вчера мы поехали в магазин, а они начинают крутить-вертеть, мол, опыта работы у него нет, тяжело работать и т.д. Решили сегодня прийти и попросить, чтобы нам дали направление. С направлением они отказать не смогут. Жалею, что на учет в службу занятости мы стали так поздно — только в июне этого года. Так легче работу искать — берешь бумагу и идешь. Иначе приходится ездить по магазинам, спрашивать, искать. Самостоятельно — только через знакомых.

В прошлом муж Татьяны был дальнобойщиком. Потом получил травму и работать по профессии ему больше не разрешают. Последние пару лет семью содержит жена, хоть муж и пытался найти редкие подработки:

— Конфликты у нас случаются из-за этого. Государство ведь копейки платит — 200 тысяч (речь про пособие по безработице. — Прим. FINANCE.TUT.BY). Это какая насмешка над человеком! Приходится на всем экономить. Вот, например, я приехала сегодня раньше, чем он: ехали в автобусе, зашли контролеры, и он вышел, чтобы не пробивать талоны.

Рядом стоит 40-летний Валера. По образованию он юрист, но сейчас хочет найти работу в охране: «По специальности все равно ничего не найду». Валера с марта числится безработным.

— Раз в месяц хожу в службу занятости и каждый раз получаю направление. Прихожу, а мне говорят: «Место занято — нам люди больше не нужны». Поэтому на работу до сих пор не устроился. На какую зарплату рассчитываю? Да мне для начала хотя бы зацепиться за что-то — не хочется ж платить налог по безработице!

Уже на выходе у двери разговорился с Аллой, она пришла с сыном Юрой. Мне вначале подумалось, что ищет работу именно мама, а сын пришел просто так, за компанию. На самом деле все наоборот. В прошлом году Юра не поступил в медицинский колледж.

— Материально тяжело приходится, поэтому ищем работу сыну, — начинает Алла.

— Целый год сами искали. Сначала хотел на выкладку товаров в «Рублевский» пойти. Не взяли: сказали, что нет опыта. В магазине «ОМА» тоже отказали. Пытался на заводы устраиваться — там сказали, что с улицы вообще не берут, — рассказывает о попытках найти работу сам Юра. — Я в отдел трудоустройства еще в мае приходил. Они просто спросили телефон и сказали, что перезвонят. Но так и не перезвонили. Сегодня пришли второй раз…

— Целый час уже сидим, а очередь, кажется, вообще не движется, — перехватывает мама. —  Наверное, мы пойдем отсюда, а то просидим еще несколько часов, а нам скажут платить 3,6 миллиона налог на тунеядство. Так что лучше будем сами продолжать искать.

Человек с iPad: «Мне нужно устроиться на четверть ставки, а источник доходов у меня есть»

В отделе трудоустройства Заводского района людей навскидку столько же. «Новичков» очень мало: в кабинет на регистрацию безработных стоит только один человек, остальные — в кабинет трудоустройства.

 — Я долго работал маляром в частной строительной компании. Когда работы стало меньше, меня сократили. Периодически я выхожу на всякие халтурки, но официально я безработный — вот и пытаюсь через биржу найти новую работу, — рассказывает 35-летний Антон.

Женщина средних лет просматривает вакансии на компьютере и выписывает интересующие контакты в маленький блокнот.

 — Скажу честно, я на учете не стою. Недавно уволилась, так сейчас нахожусь в активном поиске, — рассказывает Елена. — До этого я работала экономистом, но было очень тяжело: слишком много нервов на мизерную зарплату в 3,5 миллиона. Уходить в кризис было страшно, но муж и дети обещали поддерживать. Экономистом больше не хочу работать, хочу найти вакансию кассира. Хоть получать больше буду.

В этот момент в отдел трудоустройства входит мужчина в хорошо скроенном костюме. Становится в дальнем уголке холла и ждет своей очереди. Чтобы скоротать время, достает из сумки iPad. Подхожу узнать, какую работу он ищет:

— Какую-нибудь официальную, — отшучивается мужчина, который не захотел представляться. — Хочу найти что-нибудь на четверть или на полставки. У меня есть источник доходов, но надо быть где-то оформленным. По-другому у нас в стране уже никак.

«Миллиона четыре будут платить — уже хорошо»

За столом в коридоре межрайонного отдела трудоустройства по Первомайскому, Советскому и Центральному районам сидит молодая девушка.

— Скажите, а вы какую работу тут ищете? — обращаюсь к ней.

— На самом деле я работу вообще не ищу, — отвлекаясь от своего смартфона, отвечает она. — Я ухожу в декретный отпуск. До этого я просто не работала. Мне нужно было постоять на учете несколько месяцев, чтобы не платить за иждивенчество в следующем году.

В этом отделе трудоустройства людей значительно меньше — я насчитал лишь десяток. Работник отдела приносит стопку газет с вакансиями и кладет на стол. Посетители быстро сбегаются, разбирают газеты.

— Я стою на учете месяцев восемь, — говорит 29-летний Валерий. Единственный, кто не погружен в изучение газеты. — Работу я вообще не ищу. Хожу сюда, чтобы государство не прицепилось. Сейчас нигде не работаю — просто отдыхаю, наслаждаюсь жизнью.

54-летний Михаил рассказывает, что сегодня пришел снова становиться на учет. Во второй раз, спустя пару месяцев.

— С марта я ходил в центр занятости, а в начале лета устроился грузчиком на завод. Но сейчас опять без работы. Сейчас по-новому буду искать, — рассказывает Михаил. — До этого работал водителем в стройтресте, потом меня лишили водительской лицензии.

За что лишили, Михаил не говорит. Сейчас мечтает найти «хоть какую работу»:

— Профессии я лишен, поэтому хочу пойти подсобным рабочим, грузчиком да хоть уборщиком! Миллиона четыре будут платить — уже хорошо. Работа вроде есть, но брать меня из-за возраста не хотят. Мне 54 года, скоро — 55. Постоянно отказывают — берут тех, кому до 45.

  • Оцени статью: