Сколько стоит академическая свобода для белорусских вузов?

И могут ли студенты влиять на образовательную политику университетов?

Во время студенческой акции протеста против ведения в университете платных пересдач. Фото: Вадим Замировский, TUT.by

 «Самоуправление играет  декоративную роль»

Эксперты в сфере образования подчеркивают показную лояльность вузов в отношении студенческих инициатив. Например, вспоминают репрессии против активистов движения «#студентыпротив» и акции «Марш студентов», когда в 2015 году студенты БГУ протестовали против введения платных пересдач.

– Разрешения даются при одном условии: если это существенно не изменяет политику  университета. Нужен клуб по интересам – пожалуйста. Но когда студенты хотят принимать решения в студенческом самоуправлении, университет это всячески запрещает. Не стоит подменять эти вещи, — говорит заведующая кафедрой социальной работы, управления и социального права РГСУ в Минске Светлана Мацкевич.

В основе структуры студенческого самоуправления лежит возможность включаться в систему принятия коллективных решений о судьбе университета.    

— К сожалению, отдельный студент сейчас не может влиять на образовательную политику, – считает эксперт.

Активисты пытаются разбудить «серую» массу.

– Важная идея, лежащая в основе нашего клуба – попытка активизировать студентов. Заставить их перестать плыть по течению, взять свое образование в свои руки. Задуматься над образованием в целом, над образовательными процессами в Беларуси. Информировать студентов, рассказывать им про Болонский процесс, программы обмена, – говорит Илья Карусейчик, один из создателей клуба для общения на английском языке – Student English Club.

За год работы клубу удалось не только провести десятки занятий с преподавателями английского, но и пригласить на отрытую лекцию в БГУ экс-посла Великобритании Брюса Бакнелла. А еще провести конкурс эссе на тему Болонской системы и академической свободы студентов, а также отправиться в Вильнюсский университет, чтобы увидеть на практике, как работает Болонская система.

Однако, по оценке экспертов, у большинства студентов слабо выражен интерес к академическим свободам и возможности объединяться, чтобы их решать.

– Сами студенты говорят о проблеме артикулирования своих интересов в вузах. Самоуправление играет скорее декоративную роль, его задача – КВН и конкурсы красоты (на фоне огромного количества гендерных стереотипов в обществе), — отмечает автор исследования «Проблемы модернизации высшего образования в Беларуси: социальные и гуманитарные науки» Алексей Браточкин.

По его мнению, структуры самоуправления, если они есть, не могут влиять на образовательную политику университетов.

— Те, кто принимает активное участие в самоуправлении, проявляют активизм, но этот активизм часто сродни конформизму в негативном смысле, – подчеркивает Алексей Браточкин. 

Erasmus + как фандрайзинг белорусских вузов

В 2015 году в БГУ начала действовать программа некредитной мобильности Erasmus +.  Академическая мобильность происходит в рамках двусторонних соглашений с партнерскими университетами. Также действуют международная кредитная мобильность, межправительственные и межведомственные соглашения. И разнообразные международные стипендиальные программы. Соглашения заключаются как взаимное желание двух сторон – партнерских университетов.

– Европейский вуз, который заинтересован в сотрудничестве с БГУ, подает заявку на финансирование этого сотрудничества в своей стране. Если вуз получает грант – мы начинаем совместную работу, – рассказывает главный специалист по Erasmus + Individual Mobility, начальник отдела межвузовского сотрудничества управления международных связей БГУ Людмила Гончар.

Цель университетов — отправить за границу только лучших студентов. Кроме высоких баллов за предметы и активной деятельности в университете, нужно еще доказать, что ты достоин.

– Студент подает документы, собирается комиссии. Она состоит из ректора, начальника управления международных связей, других специалистов университета, среди которых обязательно один человек представляет студенческую ассамблею, а также по одному  представителю от каждого факультета. Всего около двадцати человек. Все они изучают документы и выставляют оценки по каждому параметру. Студент побеждает по среднему баллу из всех оценок, – поясняет Людмила Гончар.

Программы сотрудничества в целом являются средством дополнительного финансирования белорусских вузов, отмечают независимые эксперты.

– Мобильность – это всего лишь средство, а не цель.  В Беларуси под Erasmus работают определенные структуры в университетах с определенным финансированием. Это специфический тип фандрайзинга, — говорит Светлана Мацкевич. — Любой университет заинтересован во включение в эти программы с точки зрения финансовой составляющей.  Мобильность, система управления – это всего лишь инструмент для достижения определенных целей.

Свободу студенческим мозгам!

Эксперты отмечают, что белорусские студенты все чаще предпочитают оставаться после международных обменов именно в Беларуси.

– В принципе рынок интеллектуальных услуг в Европе уже насыщен. Эти мозги нужны здесь в Беларуси. И студенты возвращаются. С учетом политической ситуации в Европе, сейчас в Беларуси выгодно оставаться, – констатирует Светлана Мацкевич.

Но даже увидев, как обстоят дела со студенческими свободами в Европе, не все студенты понимают, что такое Болонская система. 

– Наши студенты очень несамостоятельные. Их всю жизнь заставляют учиться из-под палки, и они к этому привыкают, — считает Илья Карусейчик. — На Западе ситуация другая – там люди за университеты платят большие деньги, и приходят в них чтобы учиться. Тех, кто не учится – отчисляют. А у нас у университетов связаны руки по этому поводу.

Например, английское, уэльское и ирландское образование — это 13 лет школьной жизни. Высшее образование — три года учебы по получению степени бакалавра, последипломные программы (магистратура, докторская степень) и MBA. Термин «высшее образование» обозначает обучение в университетах, колледжах и институтах, которые предлагают получение ученой или докторской степени.

Экс-посол Великобритании Брюс Бакнелл в прошлом году поделился со студентами БГУ мнением о Болонской системе, в которой учатся его сыновья. И рассказал, что  думают европейцы, когда слышать о Болонском процессе.

Первое – это академические свободы. Наличие академического братства и студенческой ассамблеи.  Второе — институциональная автономия. Это значит, что каждый университет может иметь свой устав, набор прав и свобод, а также ведет собственное развитие.

В европейских университетах действует правило: «Учеба, преподавание и исследовательская деятельность» — то есть, каждая из этих трех частей применяется ко всем участникам процесса: и студентам, и преподавателям.

Третье –  эффект соревнования. Так как Болонский процесс представляет собой открытое обучение для людей из всех стран, то и специалистов, которые претендуют на определенную работу, становится с каждым годом все больше.

– Еще нужно помнить: высшее образование – это не только теоретические знания, но и практика, — отметил Брюс Бакнелл.

О недостатке практики говорят многие белорусские эксперты. И как одну из причин этого называют отсутствие студенческой мотивации к изменениям.

— У студентов сейчас «потребительский» интерес. Они получают образовательную услугу, включаются в систему рыночных отношений. Управленческие дела – это политика.  Это образовательная политика, а не рынок и деньги, — говорит Светлана Мацкевич.

Дорожная карта как белорусская мистификация Болонского процесса

К 2018 году Беларусь должна выполнить условия Дорожной карты Болонской системы.

— Дорожная карта — неплохой документ, и до 2018 года Беларусь, скорее всего, выполнит некоторые его пункты (например, создаст национальную рамку квалификаций и начнет выдавать приложения к дипломам европейского образца). При этом многие существенные пункты — например, выборы ректоров, уважение к академическим свободам, независимое студенческое самоуправление — будут проигнорированы, — прогнозирует эксперт «Либерального клуба» Вадим Можейко.

По его мнению, в белорусских условиях и «невозможно представить себе их полноценную реализацию».

Другие эксперты добавляют, что вынужденные уступки будут делаться в формальном варианте.

— Многие вещи в университетах предельно формализованы. Например, ученые советы, которые не принимают решений. Фиктивно-административный подход, скорее всего, будет применяться в дальнейшем при доказательстве того, что Беларусь все-таки придерживается Болонских принципов.  Но в таком случае задача Болонского комитета – «обнажать» эту фиктивность. Не давать возможность белорусским вузам заигрываться, а принуждать периодически думать о состоянии образования.  А не списывать на Болонский процесс многие неудачи бывших реформ, — отмечает Светлана Мацкевич.

Эксперт: Беларусь демонстрирует непонятную скупость при финансировании образования Какая перестройка нужна белорусскому образованию

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 10
  • Балл: 5