Лобби реального сектора победило сторонников жесткой политики? Чем чревато снижение ставок

Нацбанк Беларуси с 17 августа в четвертый раз с начала года снижает ставку рефинансирования — с 20% до 18%. Ставки предоставления ликвидности при этом будут снижены с 25% до 23%, ставка изъятия ликвидности останется на прежнем уровне — 13%.

С учетом нынешнего снижения с начала года ставка опустится уже на 7 процентных пунктов. Свое решение белорусский регулятор объясняет замедлением инфляции до 12,1% (при планах на конец года не более 12%), улучшением ситуации с платежным балансом (без учета торговли энергетическими товарами и минеральными удобрениями, на отрицательную динамику которой влияют мировые цены, а не уровень ставок), улучшение ситуации на депозитном и валютном рынке, отмечает старший аналитик Альпари Вадим Иосуб.

Действительно, начиная с весны на валютном рынке преобладает чистая продажа валюты как предприятиями, так и населением, а на рынке рублевых депозитов постепенно увеличивается доля долгосрочных безотзывных вкладов, что уменьшает и без того невысокую вероятность набега вкладчиков на банки. Вместе с тем, обращает внимание эксперт, буквально на днях АКФ ЕАЭС (как кредитор Беларуси) и МВФ (как потенциальный кредитор), не сговариваясь, высказали обеспокоенность высокими темпами смягчения монетарной политики в Беларуси. По их мнению, это создает риски для финансовой стабильности и состояния текущего счета на фоне все еще высоких девальвационных и инфляционных ожиданий. Кроме того, вызывает беспокойство и структура депозитов населения. Доля валюты уже превысила 80%, а снижение ставок по рублевым депозитам неизбежно приведет к еще большей долларизации вкладов.

«В этой ситуации у Нацбанка остается все меньше рычагов для воздействия на широкую денежную массу, а денежно-кредитная политика становится менее эффективной. Решение по ставкам, скорее всего, результат победы лобби реального сектора экономики. Проблема, однако, в том, что широкий пласт неэффективных и хронически убыточных госпредприятий не спасет снижение стоимости заемных ресурсов на 2 процентных пункта, при этом возникают серьезные риски для выделения АКФ ЕАЭС третьего и последующих траншей кредита, а также для переговоров с МВФ по новой кредитной программе», — обращает внимание Вадим Иосуб.

Как ранее сообщалось, решение о выделении второго транша было принято Советом ЕФСР «на основании выполнения Беларусью всех условий второго транша, кроме одного индикативного условия по максимальному порогу государственных заимствований». Одновременно с этим были одобрены изменения и дополнения в документы кредитной программы, в которых оговорены условия предоставления Беларуси кредита. «Эти коррективы будут способствовать усилению стабилизационного характера реформ, снижению рисков необходимости резкой корректировки политики, а также повышению качества мониторинга и прозрачности программы, поддерживаемой финансовым кредитом ЕФСР», надеются в ЕАБР.

В частности, теперь динамика ставки рефинансирования в Беларуси должна быть увязана с ситуацией в платежном балансе страны. Евразийский банк развития считает, что такая взаимосвязь должна существовать.

«Несмотря на то, что уровень процентной ставки остается положительным в реальном выражении, ключевые процентные ставки не должны снижаться на фоне устойчивого расширения дефицита счета текущих операций, сохранения рисков финансирования платежного баланса и высокой степени неопределенности на внешних рынках, включая Россию, поскольку первоначально именно внешние шоки вызвали рост этих ставок», — говорится в пресс-релизе банка.

С начала года Беларусь уже привлекала от ЕФСР 800 млн долларов. Кроме того, Минск просит кредит у Международного валютного фонда на 2−3 млрд долларов и думает о размещении евробондов. В этом году Беларусь должна выплатить кредиторам 3,3 млрд долларов.

  • Оцени статью: