«А качество картошки никого не интересует». Фермеры-революционеры о том, что нужно от государства

«Надо шире использовать фермеров», — сказал на днях Александр Лукашенко, при этом отпустив колкость в отношении государственных собственников, которые не справляются с «третью или четвертью» доверенных им хозяйств.

Во время посещения одного из фермерских хозяйств президент сказал, что государству их нужно поддерживать. TUT.BY расспросил самих фермеров, какая именно помощь им нужна.

«Если нет руководителя — никогда не будет хозяйства. Дайте мне сотню революционеров, и мы перевернем Беларусь. Есть нормальные люди, и им надо отдавать землю. Пусть работают», — сказал Александр Лукашенко. Он отметил: в стране есть фермеры, которые хорошо себя зарекомендовали, им и стоит отдавать землю. На фермеров нужно ориентироваться и при восстановлении нерентабельных или низкорентабельных сельхозпредприятий.

Откажется ли Лукашенко от колхозов?

«Все зависит от председателей исполкомов»

Именно на фермерском хозяйстве Владимира Адамовича «Цнянские экопродукты» побывал Александр Лукашенко. Этот фермер — специалист по выращиванию национального белорусского продукта — картошки. На наш вопрос он отвечает, что определенная помощь от государства производителям сельхозпродукции, в том числе частным, уже есть.

Проблема в информировании. Сам про некоторые возможности узнал только на втором году работы:

— Дается в лизинг белорусская техника. Условия выгодные: платишь 10% в белорусских рублях, а потом на семь с половиной лет отсрочка. Банку — 2,5% годовых — это вообще копейки. Еще на посевную, уборочную дают солярку: под 2−3%, с отсрочкой платежа, например, на год. Дают кредиты на минеральные удобрения — где-то под 3%. По поводу этих возможностей надо обращаться в исполкомы.

Во время посещения «Цнянских экопродуктов» Александр Лукашенко говорил о создании холдингов в сельском хозяйстве. Такой холдинг работает у Владимира Адамовича, когда фермеру отдают подтягивать убыточные хозяйства. Пример с «Цнянскими экопродуктами» — успешный.

— Ни в коем случае нельзя считать «по-колхозному»: валовую продукцию. Убрать вообще этот показатель из сельского хозяйства, — считает Владимир Адамович. — Показатель должен быть один: выручка, деньги. Государственные хозяйства у нас получают «плюсы» за отчеты, где сплошные валовые показатели. А какая там картошка, какого качества — никого не интересует, коровам ее скормят или все сгниет. А надо смотреть по деньгам, от того, как продукт продается. Валовые показатели расхолаживают государственные предприятия. Мы, фермеры, тоже такие отчеты сдаем, указываем там валовые показатели. Это глупость, которая осталась со времен коммунизма, когда никто не считал выручку. А сейчас у нас капитализм.

Владимир Адамович добавляет: очень часто развитие фермерских хозяйств зависит от председателей местных исполкомов.

— Один председатель у нас был никудышный, ему безразлично было все. А сейчас — отличный председатель, молодой, старается для всех. Ему нет разницы: государственные или частные.

«Для начала нужно, чтобы к фермерам перестали относиться как к изгоям»

Фермерское хозяйство «ДАК» производит продукты из козьего молока: сыр, йогурт, творог и само молоко. В первую очередь, считает фермер Дмитрий Крылов, надо, чтобы к фермеру появилось уважение — а остальное подтянется.

— Знаете, мы, фермеры, чувствуем себя изгоями в стране — нас тут всего-то 1,5%. То есть как будто бы и нету. Бывший министр сельского хозяйства как-то заявил, мол, хорошие вы ребята, выжили до этого — выживете и дальше, мешать не буду, но и помощи не ждите. И вот такое отношение по всей вертикали практически… И в государственных предприятиях такое же отношение. Трактор будет на металлолом сдаваться, просишь продать по цене металлолома, нет, говорит, не могу, потому что с него потом спросят. Есть такая белорусская поговорка: «Сабе каровы няма, дык хай і ў суседа здохне». Такое вот отношение.

Дмитрий Крылов отмечает: агролизинг работает, а это уже неплохо. Но доступа к кредитным ресурсам, например, по строительству у фермеров нет.

— Было бы неплохо, чтобы наравне с крупными хозяйствами можно было получить какой-то льготный кредит на строительство фермы, на закупку племенного поголовья, серьезные какие-то деньги. Есть, конечно, для фермеров какая-то кубышка, по 100 долларов на человека, но это ж несерьезно — мы же большими делами занимаемся.

По словам фермера, плохо развито информирование небольших хозяйств.

— Крупные хозяйства периодически в исполкомах собираются, информируют, какие кредиты и удобрения будут распределяться, какие есть льготы, какие законы. Нас же никто не информирует на эту тему. Если бы это поменялось, было бы хорошо.

Тормозит развитие фермерских хозяйств и отсутствие нормативов, которые были бы написаны специально под небольшие производства.

— Дело в том, что на Западе всегда были маленькие фермерские хозяйства и под них были какие-то упрощенные схемы контроля. У нас маленьких не было, как и законов для них. Нормы по большим предприятиям остались с Союза, да и сегодня еще усовершенствовались. И выходит сейчас: если хочешь открыть небольшой молочный цех, как ты ни пыжься, у тебя все равно завод получается. Хотя наши чиновники ездят на Запад и смотрят, как там работают. Но они не знают, как у нас повернуть эту махину. Я считаю, что это возможно, только если президент этого захочет.

Дмитрий Крылов отмечает, что сегодня фермеры могут добиться успеха, если их продукция в чем-то нетрадиционна, эксклюзивна.

— Сложно конкурировать с крупными государственными предприятиями по традиционной продукции: мясо, молоко, колбасные изделия, молочные. Взять, например, свинину: в 2004 году, когда невыгодно было вообще выращивать свиней, крупные хозяйства поддержали, а частные никто не поддерживал, и они закрылись. Фермеры обычно работают там, где нет большого государственного интереса, там, где государство не оказывает никому помощь.

«Нужна земля. Не дают»

Крестьянское хозяйство Михаила Шруба — одно из самых прибыльных фермерских хозяйств. Тут занимаются и растениеводством, и животноводством.

— Нам нужна земля. Не дают. У нас нет земли под те объемы производства, которые мы уже освоили, чтобы кормить скот, который у нас есть. Мы надеемся, что эти слова президента подтолкнут чиновников, чтобы они думали в нужном направлении, — рассказывает фермер Михаил Шруб. — Но нет механизма, который бы мог четко сказать, где взять эту землю. В результате ее получить практически невозможно, тем более если речь идет о хорошей земле или о приличном куске, который помог бы реализовать серьезные проекты.

Землю, считает фермер, надо брать там, где она используется неэффективно, — в колхозах.

— Наше хозяйство использует землю в десять раз эффективнее, чем наши соседи. И это не пустая цифра, она подкреплена данными. Плотность скота у нас в 4−5 раз выше. Но если земля просто засеивается — это не значит, что она используется эффективно.

Кроме земли, говорит Михаил Шруб, фермерам нужна еще государственная поддержка на таких же условиях, как у государственных хозяйств.

— К сожалению, она раньше выделялась не очень справедливо. Да, появился указ президента по агролизингу, который многое продвинул в плане техники. Что касается инвестиционных вложений, строительства — фермерские хозяйства ничего не могут получить. А зря. Это позволило бы быстрее создавать производства, не отвлекая при этом деньги. И повышать эффективность нашей сельскохозяйственной экономики.

  • Оцени статью: