Как немцы спасают уродливые дома

Массивные здания из необработанного бетона часто называют уродливыми. Немецкие эксперты заступились за постройки 1970-х годов, которых много и в Беларуси.

Зданиям, заполонившим в 1950-1980 годах как Западную Европу, так и страны бывшего СССР, сегодня угрожает снос: из-за спорной эстетической ценности от них нередко избавляются, чтобы не тратиться на капитальный ремонт.

В качестве примера зданий, красоту которых уже сумели оценить, немецкие эксперты приводят министерство автомобильных дорог в Грузинской ССР. Сейчас там находится Банк Грузии, а сама постройка превратилась в один из символов самобытной архитектуры страны

Немецкий музей архитектуры и фонд Wüstenrot Stiftung, занимающийся защитой памятников, против такого развития событий. Вместе они стали вести онлайн-базу данных #SOSBrutalism. В ней они собирают снимки сохранившихся и уже разрушенных сооружений в стиле брутализма (от франц. béton brut - необработанный бетон) по всему миру, включая Нью-Йорк и Бобруйск, Лондон и Калининград. Корреспондент DW Екатерина Крыжановская узнала у куратора проекта Оливера Эльзера (Oliver Elser), почему он борется за архитектуру такого рода.

Deutsche Welle: Я бы хотела начать с личного вопроса: вам самому здания в стиле брутализма нравятся?

Оливер Эльзер: Не все, но многие. Я считаю, что это необычайно интересный и пока что совершенно не оцененный и не исследованный период новейшей истории архитектуры.

— Но почему еще несколько десятилетий назад эти здания считались красивыми, а сегодня — уродливыми настолько, что некоторые из них даже хотят снести?

— Многие из этих сооружений вызывали неоднозначную реакцию и сразу после постройки. Среди прочего, причиной было сильное неприятие необработанного бетона в качестве главного стройматериала. Так что как раз наоборот: прошло много лет, прежде чем здания в стиле брутализма нашли своих почитателей. Зато теперь существуют даже движения в их защиту.

Впрочем, надо заметить, что эти постройки сносят не только потому, что их больше не считают красивыми, а потому, что многие из них уже нуждаются в капитальном ремонте. Инженерные системы, проводка, вентиляция устарели и совершенно не соответствует сегодняшним требованиям. В этом случае всегда возникает вопрос, не легче ли просто снести такие дома.

— Но чем тогда настолько ценен этот стиль, что вы даже инициировали проект по сохранению архитектуры брутализма?

— Ценность в самом его вкладе в историю архитектуры. После Второй мировой войны произошла переориентация архитектуры. Она снова стала более мощной, монументальной, в ней опять стала чувствоваться ручная работа - на фасадах многих зданий из бетона видны следы от опалубки. Эта фаза была в некотором роде даже героической. Это особенно заметно на примере русских проектов: они производят впечатление, что то, о чем мечтали в 1920-е годы, в период конструктивизма, стало возможным в 1960-е.

То, что такие гигантские бетонные монстры появлялись по всему миру, - очень интересный феномен. Но это не значит, что обязательно нужно сохранить все эти здания: важно прежде всего довести до сознания людей, что такой стиль в принципе существует.

— Это действительно необычно, что брутализм был популярен как в Западной, так и в Восточной Европе: все-таки в середине прошлого века линия идеологического раздела, в том числе и в архитектуре, была очень четкой.

— Именно! И это поразительно! Хотя в СССР и Восточную Европу брутализм пришел немного позже, в 1970-е годы, это действительно интернациональное явление: нет вообще никаких различий между, скажем, зданиями, построенными в Крыму, или корпусами американских университетов.

— Насколько велика сегодня опасность для таких зданий? Они массово находятся под угрозой сноса?

— Cлучаев сноса действительно много. На странице нашего проекта можно увидеть, над какими сооружениями нависла реальная угроза — они отмечены красным. Это 89 из примерно 800 объектов, то есть больше 10 процентов. Причины разные. Иногда это активный снос, так как на этом месте планируют построить что-то новое, иногда — постепенное разрушение здания.

— Подобные процессы типичны для истории архитектуры — когда-то протестовали даже против готики, которой нынче восторгаются. Как вы считаете, возможно ли, что и брутализм когда-нибудь оценят не только отдельные эксперты, но и, скажем так, массы?

— В каждом периоде есть определенные постройки, которые заслуживают того, чтобы ими восхищались. Поэтому я думаю, что так будет и в этом случае: наверняка многие здания еще просто не «открыли», но в будущем они станут признанными жемчужинами архитектуры.

— Есть ли у вас любимые сооружения этого типа?

— Да, один из самых выдающихся примеров — это церковь в Кельне, построенная архитектором Готфридом Бёмом. Это здание напоминает скорее большую скульптуру и выглядит как настоящее произведение искусства. Оно и появилось в результате сотрудничества архитектора и художника. Я вообще большой поклонник бетонных церквей Бёма — есть просто фантастические примеры.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 3
  • Балл: 5