Белорусская альтернативная энергетика: с квотами на ветер и солнце

В Беларуси возводятся сразу несколько объектов возобновляемых источников энергии. Но опрошенные DW эксперты предупреждают о барьерах, которые ставит на пути ВИЭ измененное законодательство.

Белорусские СМИ сообщили о сдаче в июле в эксплуатацию ряда объектов возобновляемой энергетики (ВИЭ). Запущена вторая очередь строительства солнечной электростанции в Сморгонском районе мощностью 15 МВт. В Новогрудском районе подписан акт о вводе дополнительных агрегатов ветроэнергетической станции общей мощностью 9 МВт. А в Брагинском районе оператор сотовой связи Velcom строит крупнейший в Беларуси Солнечный парк, мощность которого более 22 КВт.

Однако опрошенные DW эксперты указывают, что многие инвестиционные проекты запускались еще до майского 2015 года указа президента №209 «Об использовании возобновляемых источников энергии». Квоты, введенные этим документом на строительство установок ВИЭ, стали, по мнению наблюдателей, барьером на пути развития альтернативной энергетики.

Что тут ограничивать?

По данным проекта ПРООН «Устранение барьеров для развития ветроэнергетики в РБ», доля всех возобновляемых источников энергии (а это древесное топливо, биогаз, энергия солнца, ветра, гидроэнергия и геотермальная энергия) в общем энергетическом балансе Беларуси составляет 5,6 процента. Согласно программе «Энергосбережение» на 2016-2020 годы, доля ВИЭ должна вырасти до 6 процентов. Собственно «зеленой» энергии – солнца, ветра и воды – в общем объеме менее 1 процента, в том числе, энергии ветра – 0,003 процента.

«Зачем нужны ограничения при таком малом объеме производства?», — задается вопросом владелец солнечной установки, фермер из Борисовского района Минской области Виктор Юрьев. «Мощность моих батарей всего 10 КВт», - рассказал DW Юрьев. По его словам, солнечную станцию он монтировал сам и мог бы поставить на крыши фермы солнечные панели еще на 40 КВт. «Но из-за введения квот не получится», - полагает Юрьев.

Не планирует расширять свое хозяйство и предприниматель Виталий Кирпичный из Брестской области. «У меня 2 ветроустановки общей мощностью 500 КВт, я нашел бы инвесторов на возведение ветростанции мощностью до 1 МВт», - заявил Кирпичный в беседе с DW.

Но, по его словам, ему известен печальный опыт коллеги, которому после введения указа №209 не удалось получить согласование на ввод уже смонтированных установок. «В нашей области я один занимаюсь этим бизнесом, на всю страну всего-то 60 ветряков, что тут ограничивать?», - недоумевает Кирпичный.

Снимите квоты!

«Когда люди вложили в свое дело немалые средства, законодательной базе был дан задний ход», - комментирует ситуацию для DW директор ООО «Тайкун» Сергей Сергиевич из Могилевской области. Его предприятие работает с 2011 года и стало первым белорусским производителем энергии солнца и ветра в промышленном масштабе. Сейчас у «Тайкуна» 2 солнечных электростанции мощностью 2,9 МВт и 13 ветрогенераторов суммарной мощностью около 9 МВт.

Квота на развитие энергии ветра в 2017-2019 годах составляет 11 МВт. «Это несколько ветроустановок по 1,5 МВт на всю республику», - говорит Сергиевич. Он, как и другие предприниматели, начинал свое дело после появления в 2010 году «Закона о возобновляемых источниках энергии». Белэнерго по поручению властей покупает энергию ВИЭ с примененим стимулирующих коэффициентов. Но в 2014 году Министерство экономики постановлением №29 эти коэффициенты понизило - для энергии воды с 3 - до 2,7 , для энергии воды с 1,3 - до 1,1.

«Я потерял 12 процентов валовой выручки, поскольку все мои бизнес-планы были подстроены под коэффициент 3», - рассказал Сергей Сергиевич. Но даже при этом он готов продавать электроэнергию по общеустановленным ценам за 1 киловатт и развивать бизнес. «Только снимите квоты. В противном случае Белэнерго откажет в подключении в сети, сославшись на законодательные новшества», - говорит предприниматель. В свою очередь Виталий Кирпичный заметил: «Беларусь готова платить России за газ и нефть, брать у нее 10 млрд долларов кредита на АЭС, а свой бизнес не поддерживает».

Негибкая «гибкая политика»

«Минэнерго вынуждено проводить гибкую политику регулирования из-за АЭС, строящейся в Островце», - указал исполнительный директор ассоциации «Возобновляемая энергетика» Владимир Нистюк. Первый реактор АЭС мощностью в 1200 МВт планируется запустить в 2018 году. С введением такого же второго в 2020 году будет выработано около 40 процентов общего ежегодного потребления электроэнергии. «Поэтому надо осторожно вводить новые генерирующие мощности, чтобы не было переизбытка, ведь АЭС будет работать круглые сутки», - заявил DW Нистюк.

С другой стороны, по мнению эксперта, энергетика ВИЭ в тех масштабах, в которых она развивается в Беларуси, не может создавать конкуренции другим производителям. «Мы должны поддерживать ВИЭ, думать об экологии страны и соблюдать Парижское соглашение по климату об ограничениях выбросов в атмосферу», - убежден Владимир Нистюк.

Эксперт проекта ПРООН «Устранение барьеров для развития ветроэнергетики в Беларуси» Денис Коваленко рассказал DW, что его организация также ищет пути для преодоления препятствий для ВИЭ и готовит проект изменений в законодательные акты. Один из вариантов - узаконенная транспортировка «зеленой энергии» в страны ближнего зарубежья, второй - разрешение производителям ВИЭ самим продавать электроэнергию субъектам хозяйствования. Пока же эти права отданы Белэнгерго.

С тем, что законодательство несовершенно, согласны все собеседники DW. «Ведь выделение квот - это только одна из проблем. Бюрократические сложности существуют с отводом земли. Сам указ и другие акты дают возможность широкого толкования их положений», - говорит Сергей Сергиевич. Он прогнозирует проблемы для поступления инвестиций в энергетику ВИЭ. «Нет законодательной поддержки, а значит и нет уверенности в завтрашнем дне», - заключает бизнесмен.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 3
  • Балл: 5