Политолог: Беларусь будет превращаться в страну пенсионеров и силовиков

Валерий Карбалевич, один из ведущих белорусских политологов, эксперт Аналитического центра «Стратегия», автор книги «Александр Лукашенко. Политический портрет» рассказал Intex-press о том, почему власти, несмотря на кризис, не хотят ничего менять, что удивительного в нашей оппозиции и когда изменится ситуация в стране.

Валерий Карбалевич. Фото: labadzenka.by

— Что сегодня происходит в политической жизни страны?

— Сегодня происходит имитация выборов в Палату представителей. Есть Палата представителей – муляж парламента, и есть избирательная кампания как муляж реальных выборов. Оппозиция понимает, что выборов нет, но продолжает в них участвовать для самосохранения. В итоге мы наблюдаем вялотекущую кампанию. 

— Чем сегодняшняя ситуация отличается от ситуации накануне прошлых парламентских выборов?

— Прошлые выборы были в 2012 году. Тогда не было экономического кризиса. Не было такого резкого падения зарплат. Наконец, тогда не было процесса нормализации отношений с Западом, который происходит сейчас. Из-за этого власти ограничили репрессивные меры против политических оппонентов. Сегодня мы имеем ситуацию косметической либерализации: в стране практически нет политзаключенных. Сегодня оппозицию не бьют, не хватают, не тащат в тюрьму, а всего лишь судят и дают штрафы. Это уже достаточно большой прогресс.

— Скажутся ли эти изменения на итогах нынешней парламентской кампании?

— Не думаю. Но если и скажутся, то не кардинально. Власти полностью контролируют избирательную кампанию и ее итог. Теоретически, под давлением Запада власти могут решить, что надо пропустить несколько представителей оппозиции в парламент, но вероятность этого невысокая. И даже если оппозиция  пройдет в парламент, жизнь страны не изменится. Во-первых, потому что парламент не играет никакой существенной роли в общественно-политической жизни страны. Во-вторых, если там появятся 2-3-5 представителей оппозиции, они будут в явном меньшинстве и смогут использовать парламент только как трибуну для политических выступлений, не более того.

«Удивительно то, что оппозиция есть, а не то, что она слабая»

— В чем главная проблема белорусской оппозиции?

— Главная проблема белорусской оппозиции в том, что она насильственно выброшена властью из политической системы, загнана в политическое гетто. Ее оттуда не выпускают. В стране отсутствует публичная политика. В политической системе не предусмотрена конкуренция. И в таких условиях скорее удивительно то, что оппозиция есть, а не то, что она слабая. И сама оппозиция ничего не может с этим сделать. Для того, чтобы сломать сложившуюся систему нужны какие-то геополитические сдвиги: внешние или внутренние.

— Может ли стать нынешний экономический кризис стимулом роста рейтинга оппозиции среди населения?

— Теоретически да. И этот процесс идет. Социологические опросы показывают, что доверие к власти падает, а к оппозиции растет. Хотя оппозиция, собственно говоря, ничего для этого не сделала. И даже наоборот, ведь последние полгода основная информация об оппозиции – это то, что она ссорится между собой. Но, тем не менее,  с марта по июнь доверие к оппозиции, по данным опросов, выросло на целых десять процентных пунктов (с 11,3% до 21,3%, по данным НИСЭПИ, зарегистрированного в Литве). Это говорит о том, что процесс идет.

 «Остается только ждать, пока все само разрушится»

 — Как вы охарактеризуете нынешнюю ситуацию в стране?

— Страна находится в серьезном кризисе. Это не просто очередной кризис, который бывает с любой страной, когда экономические  циклы подъема и спада меняют друг друга. Это кризис  той социальной модели, которая была создана 20 лет назад. Сейчас она исчерпала свой ресурс.

Для того, чтобы страна развивалась, нужна смена модели, а действующий политический режим менять ничего не хочет. И сменить существующий режим невозможно, потому что механизмов смены власти в существующей политической системе нет.

В итоге мы имеем ситуацию исторического тупика. В такой ситуации дальше страну ждет только деградация. И тихая деградация может продолжаться очень долго. В Северной Корее народ голодает, но очень доволен жизнью, счастлив и славит великого вождя.

Почему не убывает электорат Лукашенко?

http://zautra.by/art.php?sn_nid=21908

— Почему в условиях, когда уровень жизни белорусов заметно снизился, власти не становятся лояльнее?

— А кто их принуждает к тому? Если бы в стране происходили какие-то протесты, какие-то конфликты трудовых коллективов, забастовки или хотя бы написание петиций, тогда власти вынуждены были бы как-то реагировать. Но, поскольку народ молчит, зачем властям что-то менять?

— Но ведь получается замкнутый круг: народ молчит, потому что боится, а пока он молчит, ничего не меняется. И как из этого круга выйти?

— Я и говорю, что у нас ситуация исторического тупика, из которого нет нормального, легитимного выхода. Когда я говорю «выход», я подразумеваю благоприятное решение проблемы, в результате которого в стране был бы запущен механизм развития. Такого выхода из сегодняшней ситуации я не вижу.

Остается только ждать, пока все само разрушится. В это время молодежь и активные бизнесмены будут уезжать, а Беларусь будет превращаться  в страну пенсионеров и силовиков.

—  Когда в стране что-то изменится и что для этого должно произойти?

— Прогноз – дело неблагодарное. Социальные процессы непредсказуемы. Из истории мы знаем, что происходила масса крутых поворотов, которые никто не предсказывал.  Например, распад Советского Союза или Арабскую весну. Поэтому что  может случиться, никто не знает. Но я предпосылок для каких-то изменений не вижу.

— Власть, очевидно, устраивает выстроенная ею жесткая административная вертикаль. Но хороша ли эта система для жизнеспособности страны? Как, например, будут развиваться события, если нынешнего президента не станет?

— Существующая политическая система, существующая политическая модель неэффективны, поскольку они не создают механизмы для развития. Белорусская экономика работает убыточно и живет только за счет кредитов. И вся эта система и политически, и экономически завязана на президенте.

Если президента не станет, то произойдет смена политического режима. Как известно из публичных выступлений Лукашенко, в самой правящей команде нет единства. Я думаю, что с уходом Лукашенко соотношение сил изменится в пользу реформаторов, а в правящей элите появятся новые слои населения, новые люди. Поэтому перемены начнутся – это точно. Но когда это будет, никто не знает.

«Отношения с Россией становятся более напряженными»

— Как изменились отношения с Россией после присоединения Крыма?

— Они стали более сложными. Во-первых, из-за того, что Россия ввязалась в войну с Украиной и острый конфликт с Западом. Беларусь ее не поддержала в этом, что вызывает определенную напряженность в отношениях с Россией.

Второй момент – уменьшились возможности России поддерживать белорусскую экономику. Это заставляет Лукашенко искать точки опоры в других регионах: на Западе, частично – в Китае, где-то еще.

Я бы обратил внимание на то, что сейчас Беларусь пытается создать свою систему вооружения. Москва не хочет поставлять новое вооружение в Беларусь, во всяком случае в таких масштабах, как хотел бы Минск. Поэтому сейчас Беларусь создает свой ракетный комплекс.

Создает напряжение и дислокация российских войск на восточной границе с Беларусью. Это говорит, о том, что Россия не доверяет Беларуси как союзнику и создает на границе свой пояс обороны. Ну и попытка разморозить отношения с Западом тоже не нравится России. Все это ведет к тому, что отношения становятся более напряженными.

Почему белорусов все меньше тянет к России?

— Какие внешнеполитические перспективы у страны? Как будут развиваться отношения у Беларуси с Западом и Россией в ближайшее время?

— Балансирование между Западом и Россией было бы для нынешнего правящего режима оптимальным. В целом, пока это получается.

Нужен ли белорусам новый лидер?

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 6
  • Балл: 4.5