Власть для народа: как заставить чиновника служить людям, а не начальству

В белорусских законах даже не фигурирует понятие «госуправление», неясно, кто и как должен его осуществлять — эксперты изучили, какие недостатки в работе чиновников мешают им руководить эффективно.

Чиновники не имеют четкого видения цели своей работы, отметил глава направления по работе с государственными органами Ассоциации Европейского Бизнеса Евгений Мордосевич во время представления промежуточных данных аналитического отчета «Разработка предложений реформ, направленных на модернизацию законодательства в сфере государственного управления», проведенного в рамках проекта «РЕФОРУМ».

По международным стандартам есть четыре блока, определяющие, чем занимается государство: предоставление обществу различных госуслуг, социальное страхование, управление социально-экономической сферой и управление общего характера.

— В Беларуси нет понимания того, что конкретно и с какой целью должны делать государственные органы, а госпрограммы сводятся к тому, как потратить (или, как говорят чиновники,  освоить) деньги. Не существует даже методики оценки эффективности различных программ, — отмечает Евгений Мордосевич.

Еще одна проблема — смешение ролей внутри ведомств: одни и те же субъекты пишут проекты законов, исполняют их и сами себя контролируют. Из-за этого возникают сомнения в объективности исполнения различных функций, считает эксперт.

— У нас столько государственных структур, что если их немного упорядочить, некоторые сократить, то получится компактная система государственного управления, где каждый  знает свою роль. Тогда будет меньше путаницы у тех, кто занимается конкретным направлением, и они не будут ждать удара то от одного контролирующего комитета, то от другого, — говорит эксперт в области госуправления, руководитель исследований проекта Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования (BIPART) Инна Ромашевская.

Время для чиновников остановилось?

За последние 10-15 лет в работе госслужащих ничего не меняется.

— Даже в планах деятельности правительства видно, как одни и те же тезисы переходят из одной пятилетки в другую. Например, впервые про оптимизацию функций госструктур говорилось в программе деятельности правительства на 2001-2005 годы, про загруженность и избыток контроля начали говорить еще в 1997 году, — отмечает Евгений Мордосевич.

Госорганы, по словам исследователей, работают ради работы, а не на результат. Отсутствие развития и стратегического планирования привело к тому, что все решения принимаются в ручном режиме. Госслужащие ежедневно приходят на работу ждут поручений от вышестоящих органов.

— В идеальной же системе госслужащий приходит на работу, открывает план на год, смотрит, какие у него стоят цели и задачи на квартал, просматривает конкретные задачи и действует, — комментирует эксперт. — Причем важно, чтобы гражданское общество, бизнес и активисты знали, чем он занимается за их деньги на протяжении всего времени.

Политика выше логики

Если в большинстве стран группа профессионалов готовит проектные решения, а ответственные за действия эти решения принимают, то в белорусском госаппарате и аналитических структурах приоритет отдается политической составляющей, а не профессиональной.  

— Сначала формулируется политический тезис, затем под него подгоняют аналитическое сопровождение, — говорит эксперт проекта «РЕФОРУМ» Александр Филиппов. — Повестку дня формируют отдельные политические лица без учета мнения экспертов и практически все поставленные ориентированы на краткосрочный эффект. В долгосрочной перспективе, например за последние 15 лет, практически по всем значимым параметрам происходит снижение результатов.

Чиновники практически никак не мотивированы работать качественно.

— У нас распространено теневое материальное стимулирование, — отмечает эксперт. — Его можно было вы вывести в открытую форму, сделать акцент на материальном поощрении для вырабатывания у госслужащих заинтересованности и ответственности.

Секретные документы

По мнению экспертов, открытость и подотчетность могут стать первыми и важнейшими шагами к масштабным изменениям.

Открытость подразумевает включенность гражданского общества и экспертов в обсуждение  проектов нормативных правовых актов. Авторы аналитического отчета считают, что ведомствам стоит поработать над предоставлением общественности более точной информации о сроках принятия новых документов, давать людям больше времени на предоставление предложений.

В Законе об информации есть перечень поводов, по которым то или иное решение может быть классифицировано как документ для служебного пользования. Фактически  любой документ можно закрыть от общественности.

— Стремление закрыть информацию часто доходит до абсурда. Причем ни один чиновник до сих пор не смог привести пример информации, распространение которой среди общественности нанесло бы ущерб общественным интересам. Быть может, только их личным и ведомственным, — комментирует Александр Филиппов.

Во всем мире практика другая — чтобы сделать документ «служебным», придется объяснить причины, по которым к нему закрывается доступ. Инна Ромашевская считает, что белорусы могут перенять эту практику и без специального обоснования не ограничивать доступ общественности к документам.

Закрытость — цветник коррупции?

Эксперты предлагают чиновникам размещать в открытом доступе всю бюджетную информацию в понятной гражданам форме, чтобы они могли ознакомиться, как формируются доходы и расходы конкретного региона или структуры.

Урезание бюджета: как распределяются деньги налогоплательщиков

Полная прозрачность, по задумке авторов аналитического отчета, поможет бороться с коррупцией. Ведь чем большим количеством государственных денег распоряжается структура, тем больше вероятность коррупционных действий. Например, в рейтинге TransparencyInternational анализируются не факты коррупционных преступлений, а условия, которые в рамках международного опыта воспринимаются как способные привести к таким действиям. У Беларуси в рейтинге достаточно низкая позиция (107 из 167).

— Стимулируют коррупцию закрытость, отсутствие полной транспарентности, нечеткие формулировки в нормативно-правовых актах и высокая доля присутствия государства в экономике. Преодолевать, в первую очередь, предстоит именно эти проблемы, — говорит Александр Филиппов.

В рамках проекта «РЕФОРУМ» эксперты разрабатывают конкретные предложения. Первым взяться за их реализацию может Министерство экономики, считает Инна Ромашевская, так как все усилия чиновников сейчас направлены на улучшение регулирования экономики. Хотя и социально направленные госструктуры могли бы воспользоваться кризисом для разработки идей, решающих возникающие проблемы.

— Не всегда госслужащие отказываются от предложений. И многие из них ищут экспертов, разрабатывающих схожую проблематику. Мы видим, что независимые эксперты уже более востребованы, чем раньше, — считает Инна Ромашевская.

Предложения о реформах, разработанных экспертным сообществом в рамках проекта «РЕФОРУМ», будут представлены на Белорусском форуме «Расширяя горизонты: инвестиции, финансы, развитие» 29-30 сентября 2016 года в Минске.

Пойдут ли белорусские власти на шоковую терапию? Эксперт о реформах: Резать по живому уже никто не предлагает, резать придется по мертвому Реформа госаппарата: почему профессионалы бегут с государственной службы?

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 10
  • Балл: 4.2