Нужен ли белорусам новый лидер?

И кто мог бы им стать.

Наталь

Сегодня только ленивый не ругает нынешние власти, обвиняя в несостоятельности политического и экономического управления. Однако дальше разговоров на кухнях дело не идет. Народ не спешит выходить на площадь, и малочисленность акций оппозиции — тому подтверждение.

Да и эксперты в ближайшей перспективе не видят роста протестных настроений, несмотря на ухудшение экономической ситуации.

Почему сегодняшние лидеры не способны достучаться до людей? Все ли дело в конкретных личностях? И нужен ли вообще белорусам новый лидер? 

Александр Класковский: Против лома нет приема, что, конечно не снимает вопросов и к самой оппозиции

— Я думаю, новый лидер, безусловно, нужен, — уверен политолог Александр Класковский. — Нынешняя белорусская модель терпит крах.

Александр Класковский. Фото: Радыё Свабода

По мнению эксперта,  сегодняшняя ситуация в Беларуси и подход руководства к вызовам времени во многом напоминают политику советских властей.

— Многие сравнивают ее с брежневским застоем. Вместо реформ идет консервация отживших методов правления. На этом погорел СССР, и тогда тоже одним из разрушающих факторов было падение цен на нефть, — напоминает Александр Класковский.

Между тем проблема смены лидера, по мнению политолога, остается открытой. В Беларуси не работают механизмы ротации властных элит и единственным инструментом остается уличный протест.

— Главная составная часть политики Лукашенко – это удержание власти любой ценой. Это в демократических странах, когда одно правительство не справилось, народ голосует и к власти приходит другое правительство, которому дают шанс изменить траекторию движения страны. У нас электоральные механизмы перемен в стране заблокированы. Остается улица как рычаг давления на власть, — отмечает политолог.

Но и тут все подступы для оппозиции заблокированы. И главная проблема в том, что народ сам по себе не верит в возможность перемен благодаря выходу на Площадь.

— У людей перед глазами свеж еще и украинский пример. Сегодня у белорусского обывателя  возникает вопрос: а нужно ли идти на баррикады, нужны ли эти жертвы, если в итоге страна оказывается в такой драматичной ситуации? У белорусов нет перед глазами такого примера, чтобы вот мы один раз вышли, рискнули, принесли жертву на алтарь свободы и завтра начнется эра зажиточного и свободного существования.

Опять же не стоит забывать, что репрессиями в обществе создана атмосфера страха, напоминает политолог.

— Почему оппозиционеры не могут расширить свои ряды? Не потому, что они совсем глупые и не в состоянии придумать убедительных лозунгов. А потому, что в сегодняшних условиях для большинства нормальных людей, которые хотят жить без особого риска, хотят личного благосостояния, оппозиционная деятельность представляется иррациональной, они не видят необходимости подставлять голову неизвестно за что, — говорит эксперт.

И бросать за это камни в оппозицию и ее лидеров, по мнению политолога, неправильно.

— По крайней мере, все камни. Против лома нет приема. В сегодняшней ситуации сказывается и уровень общественного сознания, и уровень страха, и уровень деполитизации населения (не зря два десятилетия власть целенаправленно работала над этим). Что, конечно, не снимает вопросов и к самой оппозиции, — говорит Александр Класковский.

Эксперт отмечает, что вопрос не столько в личных качествах конкретных оппозиционеров, сколько в фатализме ситуации, которая довлеет над ними.

— В душе сами оппозиционные лидеры понимают, что черта с два тут что-то изменишь. Надо на автомате генерировать мажорные лозунги: мол, еще один удар и режим падет. Но в душе каждый лидер партии понимает, что надо пока что обустраивать свою нишу, урвать кусок скудных ресурсов и поддержать имидж за счет какой-то риторики, в первую очередь в соцсетях, на оппозиционных сайтах, потому что другого не дано. Конечно, и мелкие амбиции здесь сказываются, и неуживчивость, и сварливость, и недальновидность отдельных деятелей – все это тоже дополняет картину раздрая в оппозиции новыми красками. Но она могла хотя бы раз за разом не наступать на те же грабли, — отмечает Александр Класковский.

Есть и еще один фактор, который усугубляет проблему перемен, смены режима и европеизации Беларуси. 

— Для полноты достаточно печальной картины надо добавить фактор России. Лукашенко хотя и трудный партнер, но на сегодняшний день он Москву устраивает, или почти устраивает. В Москве понимают, что операция по его замене или провоцированию волнений в Беларуси может вылезти боком самому Кремлю. Я думаю, что Москва в этом случае не станет церемониться. И здесь возможны всякие сценарии а-ля Крым, а-ля «зеленые человечки».

Андрей Казакевич: Никто не гарантирует, что меняем руководство — и все будет хорошо

Директор Института политических исследований «Палітычная сфера» Андрей Казакевич также считает, что отсутствие активной поддержки оппозиции со стороны населения связана не столько с личностями лидеров, сколько с институциональным кризисом оппозиционной деятельности и общего снижения в обществе интереса к политике.

— Большинство людей, которые действуют сегодня в оппозиции, очень давно были включены в процессы принятия реальных политических и экономических решений, — отмечает эксперт. — Они могут восприниматься с моральной точки зрения, как люди, пытающиеся отстаивать интересы и права, возможно, как диссиденты или интеллектуалы, формирующие альтернативную точку зрения. Но, похоже, у населения нет веры или надежны на то, что оппозиция может что-то изменить, — отмечает Андрей Казакевич.

Андрей Казакевич. Фото: Еврорадио

По мнению политолога, у большинства в Беларуси политическое доверие вызывают только люди, непосредственно включенные в процесс управления. Сейчас или в совсем недавнем прошлом.

— Если мы говорим про экономику, про социальную систему, то минимальным условиям доверия со стороны большинства населения является наличие соответствующего опыта или иллюзорный образ того, что такой опыт есть, — считает Андрей Казакевич. — Только тогда можно рассчитывать на формирование того или иного уровня доверия. В отношении сегодняшних лидеров белорусской оппозиции это уже не работает. И дело тут не в личностях.  Конечно, если экономический кризис будет углубляться и затянется на пару лет, то поведение людей может стать совершенно непредсказуемым, но пока рано об этом говорить.

Эксперт объясняет это в том числе и самим кризисом белорусской оппозиции: вытеснением из информационного пространства, долгим периодом неудач и прочими проблемами, с которыми пришлось столкнуться в последние десятилетия. А также общей тенденцией «деполитизации» массового сознания. 

Между тем и внутри самой власти Андрей Казакевич не видит сегодня реальных механизмов появления новых лидеров, имеющих доверие и широкую поддержку людей. Существующая система создавалась не для этих задач.

— Нет веры и в то, что есть какой-то спасительный рецепт или надежный план, который позволит все изменить к лучшему. А наличие такого ареола является важным условием появления «нового» лидера и получения им широкой социальной поддержки. Вот говорят, что нужно делать реформы, но, наверное, абсолютное большинство понимает, что результаты будут только через 3-5 лет, если будут вообще. Да, их надо делать, никуда мы от этого не денемся, но нет у населения ощущения, что если сменится руководство, то реформы будут лучше, а их результат почувствуется быстрей, — говорит политолог.

Это ощущение усиливает пример Украины – получается и евразийский и европейский выбор не дает надежного результата, и демократия и авторитаризм не являются панацеей.

— В обществе сегодня такое настроение, что кто бы ни был, все равно будет плохо, нет спасительного варианта развития событий, поэтому отсутствует стремления поддерживать политические силы или выходить на политические акции протеста, — считает Андрей Казакевич. 

Однако, как отмечает политолог, это не значит, что такое настроение не появится, например, через 3-5 лет. Все зависит от развития ситуация как в стране, так и во всем нашем регионе.

Кто подхватит эту власть после Лукашенко?

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 27
  • Балл: 4.6