Далеко ли Беларуси до привлекательного бизнес-климата?

Хаотичные изменения законодательства, связанного с ведением бизнеса – что это: стремление властей улучшить имидж в среде зарубежных экспертов и инвесторов или попытка стимулировать предпринимательскую активность внутри страны? Точка зрения независимого эксперта Сергея БАЛЫКИНА.

-- На первый взгляд, происходит либерализация в экономике. Пожалуй, самым главным достижением нашей власти является то, что она хотя бы начала говорить о либерализации. Впрочем, пока больше слов, нежели дел.

-- Какие конкретные изменения в законодательстве выглядят наиболее значимыми?

-- В последнее время вышел целый фейерверк либерализационных актов. Упростилась процедура регистрации. Государство пошло на предоставление беспрецедентных льгот бизнесу в малых городах, и сельской местности - это и освобождение от налогов и возможность получения кредитов без обеспечения. Отменена «золотая акция», предоставлена возможность приобретать предприятия за одну базовую величину, отменена необходимость ценового регулирование для субъектов, использующих упрощенную систему налогообложения. Все это конечно хорошо, но мало.

Тот же декрет о регистрации эту процедуру упростил, но лишь по сравнению с тем, что было раньше. Однако пока она не доведена даже до тех стандартов, которые существуют в сопредельных странах.

«Золотая акция» была, конечно, определенным пугалом для инвесторов, но на большинстве предприятий она не использовалась, было всего несколько десятков субъектов, где она вводилась. Об этом очень много было разговоров, но для малого бизнеса, например, она никакой роли не играла.

Ценовое регулирование остается проблемой для предприятий, которые не используют упрощенную систему налогообложения, а таких предприятий – большинство. Возможность приобретения предприятия за одну базовую величину только декларируется, конкретных сделок пока мы не видим. Впрочем, этот указ был принят не так давно.

-- А насколько серьезны изменения в налоговое законодательство?

-- Изменения есть, налоговая нагрузка уменьшается. И даже некоторые отчеты уже нужно подавать не раз в месяц, а раз в квартал. Однако проблема не столько в ставках налогов и их количестве, сколько в порядке их расчета. Ведь тот же порядок отнесения на себестоимость регламентируется таким количеством нормативных актов, что посчитать их без ошибок просто не возможно. Кроме того, многие расходы нормируются, например, на рекламу на консультационные, маркетинговые услуги.

То есть получается, что предприятие не может отнести на затраты все свои необходимые расходы на рекламу, маркетинг – оно вынуждено относить какую-то часть по нормативам, а оставшиеся расходы на рекламу и маркетинг производить из чистой прибыли. Аналогичные проблемы и с заработной платой. Если мы посмотрим наш Трудовой кодекс, то увидим, что максимальный размер заработной платы неограничен. Вопрос только в источнике ее выплаты. На затраты можно отнести лишь определенную часть заработной платы, если платить сверх нормативов из прибыли, то по сути получается двойное налогообложение.

Подобные ограничения приводят только к тому, что экономика криминализируется. И зарплаты платят в конвертах, и рекламистам платят наличными, и юристам, и маркетологам, потому что не могут официально заплатить по безналу. Соответственно, появляется теневая экономика, появляются структуры по обналичке. Правоохранительные органы их ликвидируют, но создаются новые. И так будет до тех пор, пока не исчезнет потребность в черном нале.

На сегодняшний день государство заявляет, что ведет либерализацию, но основные проблемы остаются: формирование себестоимости и цены, порядок исчисления налогов.

-- А, может, и нет реальной либерализации. Просто мы в рейтинге хотим подняться до уровня 25 стран с привлекательным бизнес-климатом?

-- Возможно, все это делается для статистики. Вообще, это, конечно, такая хорошая тактика - мы сначала насоздавали всяких запретов, а теперь мы и то отменили, и это... Но рейтинг это такая вещь: можно подняться, а потом опять опуститься. Так как многие абсурдные ограничения остаются и пока не заметно, что кто-то собирается их отменять. Например, изменения в Налоговый кодекс о запрете внесудебного изъятия средств никто и не готовил, никто не вносит изменения в административный кодекс, чтобы налагать санкции только в судебном порядке. Не меняются указы в вопросах ценообразования, порядка заполнения накладных. Мы, наверное, остаемся единственной страной в мире, где накладные печатаются в централизованном порядке и защищены они лучше, чем деньги, а за малейшую ошибку в накладной налагается штраф.

-- То есть для малого бизнеса на самом деле мало что изменилось?

-- Ну, почему, что-то изменилось. Например, та же упрощенная система налогообложения – это очень хорошо. Это выгодно, особенно для тех видов бизнеса, где высока добавленная стоимость. Но делается очень мало, и делается непоследовательно.

-- А вся эта кампания по переводу ИП в ЧУПы, что это было?

-- На самом деле в ЧУПы ведь никого не переводили – это, кстати, довольно распространенная ошибка, - запретили использовать наемный труд индивидуальным предпринимателям, а создавать юрлицо можно любое. Другое дело, что для регистрации ЧУПов были созданы льготные условия.

Как я оцениваю эту кампанию? Двояко. Прежде всего, пожалуй, впервые в новейшей белорусской истории предпринимателям предложили фактически явочный порядок регистрации юридических лиц. Предприниматель, создававший ЧУП по 302 указу, практически не подпадал ни под какие ограничения. Ему достаточно было принести устав и, ничего не заплатив, через какое-то время забрать готовый пакет документов.

Другое дело, что тем , кому этот указ был адресован - большинству индивидуальных предпринимателей - создание юрлица было невыгодно, поскольку большинство предпринимателей занимается торговлей. А для них самой важной льготой являлась «льгота по документам», то есть отсутствие необходимости иметь документы на товар при ввозе его из Российской Федерации. Кроме того, возможность оперативно маневрировать денежными средствами: переводить оборотные в личные, личные в оборотные, - для них это также было важно, и при создании юрлица они эту возможность утрачивали. Вот почему многие предприниматели и не стремились создавать это юрлицо.

Те, кто работал в сфере услуг, создали ЧУПЫ, но надо сказать, многие предприниматели таким образом угодили в капкан. Пока они являлись индивидуальными предпринимателями, им не требовалось иметь никаких знаний, им не требовалось вести учет, составлять штатное расписание, издавать приказы, заниматься делопроизводством. Но когда они создали юридические лица и стали руководителями, от них потребовалось на порядок больше знаний, прежде всего юридических и экономических.

Я на практике сталкивался с тем, что эти новоявленные руководители ЧУПов, которых уже в народе прозвали ЧУПурашками, элементарно не могут издать приказ о приеме на работу, составить штатное расписание. Многие из них не знают, что у нас в государстве оплата труда производится по тарифным ставкам.

-- А это все обязательно для ЧУПа? Писать приказы, штатное расписание составлять?

-- Ну, конечно. Любое предприятие должно вести делопроизводство, личные дела сотрудников, издавать приказы по основной деятельности, приказы по кадрам. Это вещи несложные, чтобы вести делопроизводство по предприятию, где 3-5 наемных работников, нужно потратить может быть полдня в месяц, но об этом надо знать и за этим надо следить. А они просто не знают, что нужно почитать инструкцию. А ведь за нарушение ведения делопроизводства у нас предусмотрены штрафы.

Конечно, сейчас проверок не будет, но через год, два, три…

-- Как ты оцениваешь прошедшие зимой акции протеста предпринимателей?

-- К сожалению, они начались тогда, когда поезд уже ушел, когда все решения были уже приняты.

-- Но все наделись, что их отменят…

-- Чтобы надеяться, надо иметь основания. Это чисто белорусский способ решения проблем – надеяться, что все рассосется. Реальных предпосылок того, что указ отменят, не было. Тогда надо было бы признать ошибку, а ошибки у нас признавать не любят.

Тем не менее, надо отметить, что удалось мобилизовать людей. Первые акции были достаточно массовыми. Но они довольно быстро пошли на спад. Предприниматели увидели, что проблема не решается, и как люди прагматичные перестали этим заниматься.

-- Возможно, все-таки для каждого конкретного бизнеса это оказалось не так критично?

-- Многие предприниматели нашли выход из сложившейся ситуации хотя бы за счет того, что они расплодились -- количество ИП увеличилось на несколько десятков тысяч. Но это выход достаточно скользкий. В этом случае бывший предприниматель не имеет по отношению к своему наемному работнику никаких прав, потому что он ему не может легально передать товар. Такого рода сделки между индивидуальными предпринимателями запрещены указом 285. Вернее, чтобы передать товар индивидуальному предпринимателю, необходимо иметь на него все документы, а предприниматель, уплачивающий единый налог передать товар другому предпринимателю, уплачивающему единый налог, не может. В таком случае приходится оформлять на этого новоявленного предпринимателя и торговую точку, и товар ему передавать. Все это происходит по сути под честное слово.

Да и выход этот – временный, только до 1 января 2009 года. Со следующего года необходимо будет иметь документы на товар, ввозимый из Российской Федерации и НДС платить надо будет не в фиксированной сумме, а в процентах от стоимости товара. Ведь 760 указ не только запретил использовать наемный труд -- он же еще продлил на два года разрешение платить НДС в фиксированной сумме.

-- И что будет после 1 января 2009 года? Снова акции протеста? С учетом увеличения численности предпринимателей, возможно, более массовые?

-- Количество увеличилось лишь статистически, но это ведь те же самые ИПэшники, которые и были. Число протестующих, скорее, станет меньше: кто-то откажется от бизнеса, кто-то уйдет на пенсию, кто-то уедет в Россию..

-- То есть они правы, когда говорят, что их хотят ликвидировать «как класс»?

-- Наверное да, вопрос только в причинах этого желания. Ссылки на мировой опыт несостоятельны. В мире ведь большинство бизнесов юридическими лицами не является. Разные формы есть. И как раз большинство мелкий предприятий - это аналог нашего индивидуального предпринимателя, или товарищества индивидуальных предпринимателей, которое не является юридическим лицом.

Говорить, что это произошло в угоду крупным торговым структурам, я бы не стал, потому что крупным торговым структурам достаточно было бы не издавать этот 760 указ. Тогда не был бы продлен срок уплаты НДС в твердой сумме, и уже с 1 января 2007 года ИП бы вымерли, а так получилось, что им дали возможность вымирать еще в течение 2-х лет.

К сожалению, сегодня ни у ИП, ни у мелкого бизнеса, ни у крупного бизнеса нет общепризнанных лидеров, которые могли бы выражать их интересы, нет организаций, которые объединили бы всех. Есть отдельные люди, которые могли бы претендовать на лидерство, и они борются между собой. Эта борьба не лучшим образом сказывается на возможностях этих объединений предпринимателей отстаивать свои права. Если бы в свое время лидеры больше времени уделили экономическим и юридическим аргументам а не выяснению взаимоотношений, то было бы больше пользы.

-- Так далеко ли Беларуси до привлекательного бизнес-климата?

-- В бизнесе репутация складывается годами и теряется за 5 минут. Наше государство в течение стольких лет проводило такую антипредпринимательскую политику, что для того, чтобы доказать свои благие намерения, оно должно было бы правительство отправить в отставку и до такой степени либерализовать, чтобы мы стали привлекательнее других стран.

А пока… Зарегистрировать свой бизнес в Литве белорусу сегодня легче, чем в своей стране: и дешевле, и проще.

  • Оцени статью: