Как скоро после деноминации станет расти доллар?

И с каким результатом рубль придет к концу 2016 года?

1 июля в Беларуси пройдет деноминация. Власти активно уверяют: это чисто технический вопрос, связанный с уменьшением количества нолей на банкнотах. Однако белорусы, пережившие на своем веку уже не одну девальвацию, готовятся к худшему. Сбивает с толку и несколько притормозивший процесс роста курса доллара.

Смогут ли на этот раз власти сдержать падение белорусского рубля, и какие цифры к концу года мы увидим на табло обменников?

Ярослав Романчук: Курс доллара будет не меньше 3 рублей, или 30 тысяч на сегодняшние деньги

Руководитель центра Мизеса экономист Ярослав Романчук советует не расслабляться и уверен, что нынешняя ситуация с «окрепшим» белорусским рублем не должна смущать людей, руководствующихся здравым смыслом. Он убежден, что процесс деноминации будет  использован властями для решения экономических проблем.

— По сути, власти попытаются списать все то, что накопилось в прошлом и максимально сделать  запас на будущее. То есть техническая цель деноминации, которая в любой другой ситуации не привела бы ни к чему плачевному, будет реализована совершенно иначе, — считает эксперт.

По его мнению, имеющиеся сегодня в экономике проблемы наталкиваются еще и на нежелание высшего руководства принимать болезненные, но очень важные решения.

— Но одно дело, когда у тебя за первый квартал всего 300-500 млн долларов долга, а другое — 3,3 млрд долларов. Ну, полмиллиарда русские подкинут. Но все равно экономика работает хуже, в бюджете средств меньше, поэтому власти просто неизбежно должны произвести девальвацию или еще больше сократить расходы. Так или иначе экономика будет в минусе.

Эксперт считает, что нынешняя «крепость» белорусского рубля обусловлена, в том числе и подготовкой к деноминации. Белорусским властям надо продемонстрировать денежную устойчивость до ее начала и проведения больших платежей по обслуживанию внешнего долга, чтобы не допустить оттока вкладов из банка. С этой краткосрочной задачей Нацбанк при поддержке Совмина, по мнению Романчука, справился.

— Ну а то, что потом будет хуже, в этом нет никаких сомнений. Просто глубина падения зависит, в том числе от крепости Национального банка держать курс. Первые три месяца они достаточно хорошо это делали. Но это делается в ущерб всем остальным. Потому что остальные свою работу не выполняют, — говорит экономист. — Эта ситуация напоминает 1995-й год, когда тогдашний глава Нацбанка Станислав Богданкевич держал курс — довольно долго доллар был на уровне 11500 рублей, а потом Богданкевича обвинили, что он загубил реальный сектор. Так происходит и сейчас. 

Экономист уверен, что белорусские власти решили перенести всю тяжесть кризиса на конец года.

— Удорожание доллара и удешевление рубля должно было быть давным-давно, — считает он. —Нацбанк, Минфин и другие структуры постоянно доводят до Лукашенко, что нет возможности в таком режиме удерживать курс и расходы, а он уперся рогом. Что остается? Ждать, пока станет очень плохо, для того, чтобы в один прекрасный день он проснулся, встрепенулся и понял, что это уже серьезно, не на 2-3 месяца, а надолго, особенно, если не принимать адекватных мер. Но с точки зрения Лукашенко есть определенные мистические даты, до которых необходимо дотянуть.  Первая – это деноминация, вторая – парламентские выборы. Так что, по моей оценке, режим попыток управления продлится максимум до четвертого квартала. А потом весь тот негатив, который накопился, выльется в очень неприятную ситуацию.

Прогноз Ярослава Романчука: либо к концу года курс доллара будет не меньше 3 рублей, то есть на сегодняшние деньги — 30 тысяч, либо произойдет падение экономики на 10%. Как говорится, выбирай из двух зол.

Александр Муха: Не исключаю, что прогноз будет пересмотрен даже в сторону укрепления белорусского рубля

Аналитик исследовательской группы BusinessForecast.by Александр Муха не согласен с тем, что после 1 июля может произойти ускорение темпов инфляции и девальвации белорусской валюты.

— Инфляционные и девальвационные риски, связанные с объявлением о проведении деноминации национальной денежной единицы, уже в значительной мере реализовались. По крайней мере, в части того, что произошло определенное перераспределение рублевых вкладов в валютные депозиты, — считает эксперт.

Он уверен, что в нынешней ситуации не стоит ждать повторения сценария деноминации 2000 года.

— Во-первых, экономики Беларуси в конце 1999 года и 2016 года – значительно различаются. И как бы ни парадоксально звучали мои слова в ситуации нынешнего кризиса, наша экономика сегодня выглядит крепче по сравнению с концом 1990-х годов. Выше производительность труда, эффективность производства, появились новые отрасли.

Как отмечает Александр Муха, принципиально различается монетарная политика Национального банка. Если в 1990-е годы он печатал деньги, чтобы покрыть дефицит государственного бюджета, то сейчас, придерживаясь рекомендаций экспертов МВФ и международных организаций, проводит жесткую монетарную политику, которая заключается в ограничении темпов наращивания денежной массы, ограничении количества белорусских рублей в денежном обращении.

— И это тоже серьезный фактор против того, что произойдет какое-то ускорение темпов инфляции и девальвации, — подчеркивает аналитик. — Ведь цены в 2000-м году выросли более чем в 2 раза не потому, что была произведена деноминация, а потому, что сохранялась мягкая монетарная политика, которая сопровождалась, в том числе прямым выделением средств для финансирования бюджета.

Сейчас, по мнению экономиста, ситуация иная. И Нацбанк вряд ли в ближайшие месяцы откажется от жесткой политики, которая, к тому же поддерживается высшим руководством.

Еще одним важным аргументом в пользу крепости белорусской валюты является нынешнее ограничение роста зарплат и темпов роста рублевого кредитования.

— Раньше эта инфляционно-девальвационная спираль сопровождались ростом зарплат в номинальном выражении и увеличением роста кредитования, в то время как сейчас происходит как раз обратное: динамика зарплат стагнирует, да и темпы роста рублевого кредитования находятся под контролем, — отмечает Александр Муха. — Еще одна интересная причина – то, что сейчас населения является чистым продавцом валюты. Так, в марте физические лица продали более 200 миллионов долларов на чистой основе. Вот конкретный пример дедолларизации экономики.

Когда белорусы перестанут считать в долларах?

По мнению аналитика, вряд ли стоит ждать ускорения девальвации белорусского рубля после 1 июля.

— В ближайшее время, основываясь на новых данных, я планирую пересмотреть прогноз и не исключаю, что он будет пересмотрен даже в сторону укрепления белорусского рубля к доллару США. В любом случае, к концу нынешнего года американская валюта, на мой взгляд, не превысит планки в 2,2 рубля, — говорит Александр Муха.

Деноминация при девальвации. Ждать, пока монеты проржавеют, не стоит Семь побочных эффектов деноминации белорусского рубля

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 33
  • Балл: 3.7