Как МАГАТЭ скрыло правду о пагубных последствиях облучения

Белорусы расплачиваются жизнью и здоровьем за ошибки международных экспертов. Атомщики, а не врачи контролировали оценку воздействия Чернобыльской катастрофы

До сих пор очень мало известно о воздействии малых доз радиации на здоровье человека. Международные эпидемиологические исследования в 1990-е не состоялись. А все потому, что значительное влияние на принятие решений по Чернобылю оказало Международное агентство по атомной энергии (МАГАТЭ).

После Чернобыля ученые всего мира намеревались провести масштабные эпидемиологические исследования, чтобы определить долговременные последствия воздействия малых доз радиации на здоровье.

— Но и 30 лет спустя мы мало знаем о последствиях Чернобыльской катастрофы для здоровья людей, – считает Кейт Браун, доцент факультета истории университета Мэрилэнд (Балтимор, США). – МАГАТЭ заявляет, что умерли 44 человека, Гринпис говорит о 900 тысячах произошедших и ожидаемых смертей.

Данные архивов: количество хронических заболеваний резко возросло

До 1989 года советские СМИ не упоминали о связи Чернобыля и здоровья граждан, а государство и общественные организации не использовали катастрофу как экономическое и политическое оружие.

— Мы можем рассматривать эти первые годы для оценки ситуации со здоровьем до того, как Чернобыль был политизирован и монетизирован, – говорит Кейт Браун.

Исследовательница изучала в архивах Минздрава в Киеве отчеты докторов из загрязненных регионов. Из документов следует, что ситуация со здоровьем населения ухудшилась.

Доктора отмечали: до 90% детей и взрослых имели по 1-2 хронических заболевания. Люди страдали от хронических бронхитов и тонзиллитов, анемии, расстройств иммунной и нервной систем, системы кровообращения. Беременные женщины были анемичны, у половины была увеличена щитовидная железа. Количество выкидышей и осложнений при родах тоже росло.

«Я не вижу эффекта скрининга»

— Чиновники из Министерства здравоохранения публично заявляли, что эти проблемы со здоровьем были эффектом скрининга, – говорит Кейт. – Они говорили: «Если вы ищете проблемы – вы их найдете». И ссылались на то, что после аварии большее количество врачей проводило больше исследований.

Но исследовательница отрицает такой эффект.

— Например, в Ровенской области было 2 района, которые просто не знали о загрязнении. Списки болезней у докторов из Ровно до того, как они узнали, что живут на загрязненной территории, были такими же, как и в других местах, – говорит историк.

К тому же медики массово покидали загрязненные территории, поэтому обследования проводить было некому. Их, наоборот, стало меньше.

— Я просто не вижу эффекта скрининга, – делает вывод Кейт Браун.

Случаи рака не были включены в отчет МАГАТЭ в 1991 году

В 1989 году, во времена перестройки, руководство СССР решило выяснить мнение международных экспертов.

МАГАТЭ в 1990 году собрало группу ученых. Среди них был американский радиолог Фред Меттлер. Его команда произвольно обследовала несколько сотен человек из загрязненных регионов.

— Специалисты нашли множество заболеваний, но в качестве причин назвали бедность, плохое медобслуживание и рацион, а не радиацию. Это попало в отчет МАГАТЭ 1991 года, — говорит Кейт Браун, которая в ходе исследования общалась с Фредом Меттлером

Этот вывод возмутил ученых из Беларуси и Украины. Об этом они заявили в Вене на конференции, которая проходила в штаб-квартире агентства в мае 1991 года. Они также задали вопрос: почему никто не говорит о детях, у которых выявлен рак щитовидной железы? Их было 30 в Беларуси и 20 в Украине, и это очень много.

— Рак щитовидной железы у детей чрезвычайно редок. В Беларуси до аварии встречался один случай на миллион детей, – объясняет Кейт Браун. – После аварии этот показатель вырос в 30 раз. Такое увеличение, если его верифицировать, говорит о многом.

Но западные ученые не верили в достоверность данных советских медиков. А Фред Меттлер не включил результаты анализов пункций щитовидной железы в отчет, хотя рак в результате сделанных командой анализов подтвердился.

— Он не включил это чрезвычайное открытие в свою оценку 1991 года, – восклицает Кейт. – Я спросила его, почему. Он сказал, что это была ошибка.

Таким образом, МАГАТЭ отсрочило появление информации о пагубном воздействии излучения.

Через год после Венской конференции, в 1992 году, врач Валентина Дрозд из Минска докладывала в Германии о случаях рака, которые она выявила в Беларуси. В 1991 году их количество еще росло, и она обнаружила 54 новых случая.

Но иностранные ученые стояли на своем: откуда так много случаев за несколько лет? Тем более считалось, что латентный период  (от травмы до болезни) составляет 5-10 лет, а радиация в некоторых случаях даже полезна.

— Сейчас мы знаем, что большинство иностранных экспертов ошибались, – рассказывает Кейт. – В 1996 году, через 6 лет после первых сообщений, МАГАТЭ было вынуждено признать, что сравнительный рост рака щитовидной железы у детей имел место и вызван чернобыльским облучением.

Какое значение имеют несколько лет? Большое. В 1990-е ООН рассчитывала собрать 30 миллионов долларов для крупномасштабного эпидемиологического исследования последствий Чернобыльской катастрофы, но после заявлений и отчета МАГАТЭ удалось собрать меньше 1 миллиона долларов. Крупные спонсоры – США, Япония и Германия – отказались жертвовать деньги.

— МАГАТЭ – организация атомщиков, а не врачей – контролировала поиск консенсуса по поводу оценки воздействия катастрофы на здоровье людей, – подытоживает Кейт. – Отрицание имеет долгосрочные последствия в области радиационной медицины. В науке сегодня остается вакуум знания о последствиях радиации для здоровья в годы, следующие сразу за облучением.

Почему «чернобыльцев» записали в иждивенцы? Почему Беларусь не признает связь между раком и Чернобылем?

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 27
  • Балл: 5