Спасти от мясокомбината: в Беларуси появилась команда помощи лошадям

Новых хозяев себе ищут не только коты или собаки, но и лошади. В Беларуси эти большие красивые животные, став непригодными для работы или спорта, рискуют отправиться на мясокомбинат.

Их спасают зоозащитники, видящие в лошадях не только конину или спортивный инвентарь, но и друзей.

Чистокровки от колхоза

«Одна колхозная организация в нашем регионе распродаёт породистых лошадей по цене мяса. Гановеров, тракенов, рысаков раскупают агроусадьбы, но к лошадям стали прицеливаться и мясозаготовители», — бросил клич в соцсетях Игорь Пастухов, региональный координатор  кампании «Зелёный дозор» и экогруппы «Балдук».

Это объявление появилось в конце января. Всех лошадей выкупили — таков счастливый финал нашумевшей истории.

Но, к сожалению, у большинства случаев иной конец: животных сдают на мясо. Чтобы этого не случилось, волонтёры пытаются пристроить их в руки добрым людям. Мы пообщались с руководительницей команды помощи лошадям Екатериной Любомировой, которая раньше занималась конным спортом.

ФОТО ЛЮБИМОВА

Екатерина Любомирова

Лошадь ищет хозяина

Лошади ищут новых хозяев, когда не нужны прежним. Это происходит с животными, которые стары и обессилели, не могут приносить потомство.

— Много ли таких списанных лошадей? — интересуемся у Екатерины.

— Сотни. Из одного только колхоза может быть партия от 10 до 40 голов, — говорит она. — Госсистема предполагает, что колхозы должны вести племенную работу. И каждую новую ставку жеребят надо куда-то девать. Себе оставлять такое количество голов нецелесообразно.

Почему едят чемпионов…

В спортивных школах тоже регулярно отказываются от лошадей. Причём далеко не немощных. Просто питомцам не под силу оказались нагрузки спортшколы, и их выбраковывают. Обычно выбраковка проводится 4-6 раз в год, и порой отбор не проходят сразу по 3-11 лошадей. Парадокс, но в их числе могут оказаться и бывшие чемпионы.

— Часто люди задают вопрос: почему же школа не оставляет героев доживать свой век? Лошадей, которые защищали честь страны на международных соревнованиях? — говорит Екатерина. — Но это исключено. В нашей стране это невозможно по экономическим причинам.

В среднем содержание лошади в Беларуси обходится больше 2 миллионов рублей в месяц, и маловероятно, что кто-то захочет ежемесячно вкладывать такие деньги в лошадь, которая не приносит никакой пользы.

К тому же, и в спортшколах коней прибывает больше, чем убывает.

— А количество мест ограничено. Лошади стоят в летних боксах до самых холодов, потому что их некуда поставить, — говорит Екатерина.

Таким образом, в тушёнку попадают даже чемпионы. Правда, на банках их титулы не написаны.

…и тех, кто чемпионами не стал

И в колхозах, и в школах вопрос жизни животного связан не только с деньгами. Иногда, по мнению Екатерины, руководителю спортшколы проще сдать лошадь на мясокомбинат, чем продать.

Сдать — это подготовить одну бумагу, написав в ней количество голов, без имён или пород. А если продавать, то это значит ещё с месяц держать у себя и кормить в ожидании покупателей.

Для частника лошадь — имущество

Есть ещё одна категория владельцев, чьих лошадей спасти сложно, — частники. Далеко не для всех из них кони — любимчики. Есть и такие, которые используют лошадей как тягловую сельскохозяйственную силу.

К моменту, когда от четвероногого помощника избавляются, он может быть чуть ли не прозрачным — настолько сильно истощён неправильными условиями содержания и плохим кормлением. И, что удивительно, частные лица часто назначают цену выкупа выше государственной.

У государства на лошадей установлены фиксированные цены. Их расценивают по весу. Так, племенные стоят по 30-33 тысячи рублей за килограмм, спортивные по 44 тысячи, а выбракованные — от 14 до 20 тысяч за килограмм, грубо говоря, около 8 миллионов рублей за лошадь, не прошедшую отбор.

У частника не так:

— Он может придумывать цену, какую хочет, ведь лошадь приравнивается к его имуществу. А это имущество дорогостоящее. Даже если лошадь старая, у неё сломана нога, её всегда можно сдать мясникам и получить приличные деньги», — говорит Екатерина.

Предприниматели готовы платить по 24 тысячи рублей за килограмм. И колхозу чаще выгоднее продать своих лошадей им, чем отдать на государственный комбинат по закупочной цене в 9 тысяч. В остальных случаях, когда администрации не лень заниматься, лошади находят новых хозяев.

Размер имеет значение

Рассказывая про поиск, Екатерина отмечает интересную для непосвящённых деталь: лошадь — не собачка, её не поселишь в уголке комнаты. И это не минус, а плюс для тех, кто хочет стать владельцем коня, но не знает, где его держать:

— Будучи по роду деятельности волонтёром, я сталкиваюсь и с собаками, и с котами. И могу с уверенностью сказать, что спасти и содержать лошадь в 2 раза дешевле, чем собаку. К тому же, её не надо держать дома, можно заплатить конюшне деньги за уход и чисто приезжать свою лошадку проведать, почистить, — объясняет Екатерина.

К слову, платная передержка собаки стоит 10 долларов за сутки, 30 дней — это 6 миллионов рублей. А содержание жеребца Урана красивой изабелловой масти, о котором сейчас заботятся волонтёры, обходится в 2,2 миллиона беларусских рублей за полный пансион (еду, дом, подстилку, выгул и конюха).

Зачем спасать конину?

Если с колхозами и школами чаще всего получается договориться, то найти общий язык с обычными гражданами пока сложно. К сожалению, люди негуманно относятся к лошадям. И многим откровенно всё равно, что на мясокомбинаты попадают скакуны, принесшие стране спортивную славу.

— Вся проблема лошадей в Беларуси в том, что они расцениваются как источник дохода. За лошадь в любом состоянии, пока бьётся сердце, можно выручить деньги. И это её проблема, — говорит о наболевшем Екатерина.

Зачастую обыватели скептически относятся к спасению коней от мясокомбинатов:

— Они воспринимают лошадь не как друга человека, — продолжает собеседница, — и не понимают, зачем спасать еду. Часто под нашими статьями люди пишут: вы спасаете лошадей, а нам потом не хватит конины.

— Думаю, что пока в стране существуют мясокомбинаты, мы этот процесс никак не остановим. Ведь это не противозаконно: люди едят, колхозы сдают на убой. Точно так же, как и с коровами, и со свиньями, — подчёркивает Екатерина Любомирова.

Группа волонтёров, которую она возглавляет (все — выходцы из конного спорта), и решила в своё время заняться спасением лошадей, потому что не смогла согласиться с тем, что кони — это спортивные снаряды или инструменты.

— Человек без конца эксплуатирует лошадь для своей выгоды, — отмечает руководительница группы. — Но когда встаёт вопрос о помощи, общество реагирует на коня как на обыкновенную еду.

Лошади, которые ищут хозяев, здесь

  • Оцени идею:   
  • Проголосовало "ЗА": 4
  • "ПРОТИВ" : 0