Вместо приватизации – «управляемое банкротство»?

Даже в условиях острейшего дефицита валюты белорусские власти не рассматривают приватизацию ни в качестве инструмента структурных реформ национальной экономики, ни как источник пополнения госбюджета.

В ходе пресс-конференции 18 февраля журналисты поинтересовались у представителей Госкомимущества, как ведомство собирается выполнять правительственное задание по выполнению бюджетной статьи «доходы от приватизации», если перечень из 56 ОАО, акции которых выставлены на продажу в 2016 году, – это не план приватизации, а всего лишь рабочий документ. «Если в бюджете такая статья (доходы от приватизации. – Прим. Т. М.) есть, покажите нам ее, пожалуйста», – заметил в связи с этим председатель ГКИ Андрей Гаев.

По его словам, «такой подход» – поступление денег от приватизации госсобственности – применялся несколько лет назад. «Но в настоящее время, насколько нам известно, он не используется. В планах бюджета поступлений от приватизации имущества нет. Правильно?» – обратился А. Гаев к своему заместителю, чтобы тот уточнил детали.

Первый зампредседателя ГКИ Алексей Васильев пояснил, что планы по наполнению бюджетной статьи, касающейся приватизации, формирует Минфин, и в эту статью входят в том числе средства от приватизации жилья. «Говорить о том, что в бюджете запланированы деньги от продажи акций 56 ОАО, не приходится», – сказал А. Васильев.

Отметим, что бюджетом-2016 (направления использования профицита республиканского бюджета) предусмотрены поступления от реализации принадлежащего государству имущества (в том числе акций) в сумме 473,049 млрд. рублей (около 22 млн. долларов по текущему курсу).

Между тем еще пару лет назад никакого табу на большую приватизацию в Беларуси не было. По крайней мере, в 2014 году правительство Беларуси планировало получить от приватизации 2 млрд. долларов, а в 2013 году – 2,5 млрд. долларов. Эти деньги были нужны правительству для финансирования внешних обязательств. Впрочем, и тогда надежды на приватизационный источник не оправдывались. Исключение составляет разве что 2012 год. Тогда при ожиданиях от приватизации 3 млрд. долларов было получено чуть меньше: 2,5 млрд. долларов за продажу «Газпрому» 50-процентного госпакета акций «Белтрансгаза» плюс еще около 20 млн. долларов – от продажи госпакетов на конкурсах и аукционах.

Напомним также, что продажа «Белтрансгаза» была вынужденной для белорусского руководства сделкой. В то время она позволила белорусскому руководству увязать в одном пакете с этой сделкой ценовые условия на поставку газа в Беларуси на ближайшие три года. Кроме того, на эту газовую сделку были завязаны условия поставки в страну нефти, а также выдача российского кредита под строительство АЭС в Беларуси.

Неужели за последнее время белорусские власти абсолютно разуверились в возможностях приватизации, коль сейчас не рассматривают ее даже в качестве фискального источника? А может, расчет другой: переждать, ведь продавать активы в кризис просто неразумно.

В похожей экономической ситуации в конце 2008 года А. Лукашенко об этом сказал прямо.

«Если кто-то думает, что приедет из-за рубежа и в этой ситуации, когда на фондовых рынках падение, что-то по дешевке схватит, – этого тоже не будет. В этой ситуации никто не продает ничего. Потому что ниже колена цены на собственность. Так какой же дурак будет продавать? Не будет, пока не будет нормальной рыночной цены», – заявил А. Лукашенко.

МВФ и ВБ приватизацию не подтолкнут

Показательно, что потенциальные кредиторы Беларуси в настоящее время тоже не настаивают на приватизации, во всяком случае, не акцентируют на этом особое внимание.

Между тем напомним, что МВФ, приняв в 2009 году решение увеличить финансирование программы stand-by для Беларуси на 1 млрд. долларов – до 3,52 млрд. долларов, поставил принципиальное условие: в стране должна начаться реальная приватизация, которая будет способствовать структурным реформам в экономике. В то время МВФ и Всемирный банк хотели помочь белорусскому правительству организовать ее в соответствии с международными стандартами на прозрачной конкурентной основе. С этой целью международные эксперты предложили белорусским властям создать Агентство по приватизации. Белорусские власти саму идею не отвергли, правда, принципиально ее скорректировали. В результате оказалось, что агентство создано, а приватизации как не было, так и нет.

Сейчас Беларусь находится в стадии переговоров с МВФ о новом кредите, но вопрос о приоритете приватизации как ключевой составляющей структурных реформ больше не звучит.

По крайней мере, это следует из «дорожной карты» структурных реформ в Беларуси, которая была подготовлена Минэкономики совместно с Нацбанком и экспертами Всемирного банка и анонсирована в октябре 2015 года. Трансформация госсектора названа одной из 6 ключевых разделов «дорожной карты» реформ – после макроэкономической сбалансированности и формирования эффективных финансовых рынков для улучшения распределения капитала.

Как было заявлено, трансформация госсектора в Беларуси включает сокращение господдержки, оказание ее на конкурсной основе, установление жестких бюджетных ограничений, реструктуризацию госкомпаний и отказ от убыточных видов деятельности. При этом, как было сказано чиновниками с трибуны «Кастрычнiцкага форума», в 2016 году правительство Беларуси намерено заняться реструктуризацией крупных предприятий и вопросами управляемого банкротства.

Заморозили даже малую приватизацию

Стоит напомнить, что еще недавно правительство заявляло о необходимости ускорить приватизацию для проведения структурных преобразований в экономике, ибо без этого нельзя сформировать национального собственника и конкурентную среду, а значит, создать конкурентную национальную экономику.

В 2008 году правительство Беларуси заявило о новой масштабной стратегии привлечения ПИИ с помощью приватизации. В то время многие эксперты и наблюдатели были чуть ли не шокированы амбициозными планами правительства: оно не только утвердило план акционирования в течение трех лет 519 крупных предприятий, но и публично огласило список предприятий из 155 ОАО для продажи в 2008-2010 годах.

Сделано это было на фоне жестко продекларированного РФ курса на снижение российских энергодотаций в белорусскую экономику. Белорусская власть стала понимать, что нужно менять политику господдержки предприятий. «Так дальше продолжаться не может, – масштабы растут, и мы должны переходить к цивилизованному процессу приватизации через акционирование», – заявил тогда первый вице-премьер Владимир Семашко.

Казалось, что процесс приватизации становится необратимым: после того как истек трехлетний период, правительство в марте 2011 года утвердило новый трехлетний план приватизации на 2011-2013 годы.

Важно также отметить, что в то время правительство и Госкомимущество получили небольшие дополнительные полномочия по продаже госимущества. В частности, правительство получило право продавать госпакеты акций небольших предприятий с персоналом до 500 человек. Но при этом среди выставленных на продажу были в том числе достаточно солидные госпакеты – от 30 до почти 100%, а их реальная стоимость варьировалась от 1 млрд. до 40 млрд. рублей. При этом правительство самостоятельно решало, какие предприятия выставить на аукцион, а какие продать по конкурсу (конечно же, в рамках перечня, который был утвержден правительством по согласованию с президентом).

Это позволило ГКИ наконец приступить к системному проведению аукционов и конкурсов. В результате в 2011 году на аукционах и конкурсах удалось продать госпакеты 38 ОАО (кстати, за предыдущие 3 года в Беларуси были проданы госпакеты акций всего лишь 7 предприятий) на сумму около 20 млн. долларов. Но главный эффект от приватизации этих предприятий в другом – в привлечении на предприятия инвесторов, который дали дополнительный импульс их развитию.

Активность покупателей в 2011 году в немалой степени объясняется также резкой девальвацией белорусского рубля, вследствие чего снизился долларовый эквивалент стоимости госпакетов (начальная цена госпакетов была установлена на 1 января 2011 года). Позже, чтобы не продавать предприятия по низкой цене, правительство приняло постановление, согласно которому начальная цена продажи госпакета индексировалась с учетом инфляции.

На результативность торгов в 2011 году повлияли также более либеральные правила продажи. В то время появилась возможность заключать аукционные сделки, если на покупку акций претендовал один участник, – но только если он был готов купить госпакет с превышением стоимости на 5% от начальной цены (раньше требовалось участие не менее двух участников).

Казалось, что в 2011 году наконец-то были созданы организационные предпосылки для системного проведения прозрачных торгов по приватизации небольших предприятий. Однако 30 марта 2012 года А. Лукашенко повернул процесс вспять: планы по приватизации были отменены (их заменили рабочие перечни), а правительство лишилось даже небольших полномочий по продажам акций.

Таким образом, фактически с 1998 года и до сих пор в Беларуси все полномочия практически по всем приватизационным сделкам, а также по отчуждению имущества сосредоточены в руках президента. Под процедуру согласования с президентом подпадают все сделки с имуществом, стоимость которых превышает 10 тыс. базовых величин (1 БВ – 210 тыс. рублей, – около 9,5 доллара).

А так как приватизационные планы в Беларуси сейчас отменены, продажа госпакетов акций, в том числе малых и средних акционерных обществ, осуществляется через индивидуальные распоряжения президента по каждой сделке.

Красноречивый результат такой политики: в 2014 году на продажу были выставлены госпакеты 83 предприятий республиканского уровня, а по итогам года было совершено только 4 сделки. В 2015 году перечень включал 61 предприятие, но была заключена только одна крупная сделка – продан пакет акций (18%) ОАО «Стройтехпрогресс» за 13,9 млрд. рублей. Также были проданы пакеты акций 9 ОАО коммунальной собственности и имущественный комплекс унитарного предприятия. «Клецкий технический фарфор» (покупателем стало ООО «Электроизделие»).

Все внимание – не приватизации, а эффективному управлению

Еще в прошлом году Госкомимущество пыталось изменить ситуацию. Чтобы ускорить приватизацию небольших предприятий, оно обратилось в правительство с предложением расширить полномочия ГКИ по принятию решений о продаже госпакетов акций. Ведомство предлагало предоставить комитету полномочия относительно продажи предприятий с численностью до 1 тысячи человек, правительству – от 1 тысячи до 2 тысяч человек. Однако эта инициатива не была одобрена.

Похоже, что теперь на дополнительные полномочия по продаже госпакетов Госкомимущество уже не посягает. В узком коридоре своих возможностей оно старается выполнить иную приоритетную задачу – повысить эффективность управления госимуществом.

Ведомство подготовило ряд изменений в базовый Указ президента № 294, регламентирующий ныне вопросы распоряжения госимуществом. Предложения касаются оптимизации механизма принятия решений по распоряжению неиспользуемыми гособъектами. «Это нужно для того, чтобы ускорить процессы вовлечения в хозоборот неиспользуемых и неэффективно используемых объектов и повысить ответственность комитета за решение тех или иных вопросов», – отметил А. Гаев.

Среди предлагаемых новаций – возможность прямой продажи за 1 базовую величину тех объектов, в отношении которых предпринимались попытки вовлечь их в хозоборот, в том числе продать за 1 БВ, но сделать это так и не удалось. Новая процедура должна позволить отчуждать такие здания и сооружения напрямую. Рассматривается также вопрос о том, чтобы 50% средств, вырученных от продажи неиспользуемого имущества, оставлять у балансодержателя этого имущества, а оставшуюся часть денег перечислять в бюджет. Это должно заинтересовать балансодержателя быстрее вовлекать в хозоборот неиспользуемые объекты.

ГКИ также подготовило проект указа о профессиональных управляющих в ОАО. По словам А. Гаева, документ даст возможность привлекать в акционерные общества высококвалифицированных профессионалов. Одновременно предполагается решить вопрос с мотиваций – поставить вопрос о выплате вознаграждений в увязке с результатами деятельности профуправляющих. «Такому управляющему будут поставлены конкретные задачи, определена зона ответственности и при достижении определенных показателей будет осуществляться выплата вознаграждения», – рассказал А. Гаев обозревателю БЕЛРЫНКА.

В Беларуси также планируется принять новую Концепцию управления государственным имуществом (Концепция-2020), которая, опять же, нацелена на скорейшее вовлечение в хозоборот неиспользуемого имущество. В ней, в частности, заложена идея, что все имущество, которое предстоит вовлечь в оборот, будет сосредоточено в одной специализированной организации.

Дивиденты приносят больше, чем продажа госпакетов

Что касается продажи госпакетов, то здесь планы скромные. Пока, как сообщают в ГКИ, подготовлены предложения по продаже по конкурсу госпакетов, «близких к 100%», в 4 акционерных обществах (2 ОАО Минпрома и 2 ОАО Минсвязи) по конкурсу. «Это средние предприятия, не убыточные, они нормально функционируют. Но эти предприятия нуждаются в инвестициях. Инвестор нужен для проведения модернизации, привлечения новых технологий», – сказал Гаев.

Подготовлены также предложения по продаже госпакетов 7 ОАО через Белорусскую валютно-фондовую биржу (в данном случае на продажу будут выставлены госпакеты, не превышающие 20%.). «Мы посмотрели, что если реализовать их по цене, определенной на основании балансовой стоимости, то государство одномоментно получит такие же деньги, как если бы оно собирало с этих ОАО дивиденды в течение 70 лет», – заметил А. Гаев.

В этой связи не лишним будет заметить, что в 2015 году белорусские ОАО с долей государства в уставном капитале перечислили на госпакеты акций дивидендов на 85% больше, чем в 2014 году. В общей сумме дивиденды составили 10 трлн. рублей – около 460 млн. долларов по текущему курсу. Для сравнения: в 2014 году размер выплаченных дивидендов на госпакеты акций составлял 5,4 трлн. рублей, около 250 миллионов долларов по текущему курсу. Как видим, буквально за год государство удвоило объем дивидендов. Может быть, белорусские власти не спешат с приватизацией еще и потому, что руководствуются такой сиюминутной логикой сбора дивидендов?

Можно предположить, что при таком подходе белорусскому руководству действительно совсем скоро придется заниматься вовсе не приватизацией предприятий, а их «управляемым банкротством».

По данным Госкомимущества, в Беларуси сейчас насчитывается около 1800 ОАО с долей государства, в том числе 661 ОАО республиканской собственности, остальные – коммунальной.

В государственной собственности находятся около 60 акционерных обществ с численностью работающих от 1000 до 2000 человек, 289 обществ с численностью работающих до 1000 человек. При этом в 129 обществах численность работников составляет до 200 человек и в 69 из них – до 100 человек. В стране насчитывается около 430 республиканских унитарных предприятий с численностью работников до 1000 человек.

В 2011-2014 годах в Беларуси приватизировано 109 объектов, в том числе 9 предприятий – как имущественные комплексы (два республиканских и семь коммунальных) и проданы акции 100 акционерных обществ (44 – с долей республиканской собственности и 56 – с долей коммунальной собственности).

  • Оцени статью: