Большой секрет: Почему чиновники скрывают налоговую информацию от белорусов, но охотно делятся с МВФ?

Что повысит гражданскую ответственность населения, и как завоевать доверие инвесторов?

В Беларуси завершена налоговая реформа, в результате которой отменено более 26 налогов и сборов, 30 самостоятельных платежей и пошлин объединены в один сбор, упрощено налоговое администрирование. По структуре налоговая система страны приведена к международным стандартам, сообщила консультант Управления налоговой политики Министерства финансов Екатерина Дашкевич на семинаре по изучению опыта стран Вышеградской группы и Грузии в области администрирования реформ с целью ускорения развития Беларуси.

Насколько эффективна модернизированная система и во сколько обходится администрирование налоговых органов, пока говорить рано. Чиновникам налоговой сферы еще есть, над чем работать, отмечают эксперты.

По данным Министерства по налогам и сборам, в начале года в Беларуси насчитывалось 3,2 миллиона налогоплательщиков. Из них почти 180 тысяч организаций, 240 тысяч индивидуальных предпринимателей, 2,8 миллиона физически лиц.

В Беларуси сейчас не так много налогов, по некоторым показателям они ниже, чем у других стран, и сейчас их уже не так сложно администрировать, как это было раньше, соглашается директор SYMPA Наталья Рябова.

Сокращение количества налогов и упрощение определенных процедур дало возможность Беларуси подняться в рейтинге стран по благоприятности условий для предпринимательской деятельности в отчетах «Ведение бизнеса» почти с конца списка на 44-е место.

Но этого недостаточно для комфорта налогоплательщиков и привлечения иностранных инвестиций.

Зачем чиновникам столько секретов?

Закрытость информации не позволяет аналитикам определиться с рекомендациями по усовершенствованию налоговой системы.

– Представители Министерства по налогам и сборам говорят, что у них есть информация по различным процедурам, как и к кому они применяются, сколько стоит их администрирование. Но для неведомственных аналитиков вся информация закрыта, – говорит Наталья Рябова.

От открытости выиграли бы сами госструктуры. Аналитикам и независимым экспертам было бы гораздо проще оказывать профессиональную помощь правительству в изучении ситуации, предложении вариантов развития событий, расчете сценариев, будь основные несекретные данные в открытом доступе.

Чиновники даже не всегда стремятся скрыть информацию. Они искренне уверены, что гражданам информация не нужна.

– Например, многие данные по бюджету наши госструктуры предоставляют МВФ и в Евразийскую комиссию, и публикуются там. А на сайте министерства не публикуются, потому что эта информация считается закрытой, – говорит эксперт.

Во время общественного обсуждения принятой в прошлом году новой редакции закона о борьбе с коррупцией эксперты предлагали внести в документ пункт, обязывающий чиновников высокого уровня публиковать в открытом доступе информацию о доходах и имуществе. Но разработчики посчитали, что такой подход нецелесообразен, потому что подобное «вмешательство в частную жизнь» может навредить госслужащим.

Директор SYMPA с таким мнением не согласна.

– Когда публичный служащий получает зарплату из бюджета, то есть из денег налогоплательщиков, это нормально, если он публично отчитывается, – объясняет Наталья Рябова.

Пример Грузии для нас не заразителен?

По мнению главы Департамента по внешним связям Самсона Уридия, эффективность системы, в том числе налоговой, предполагает в первую очередь открытость. На сайтах госорганов страны публикуются данные по заработной плате, имуществу, налоговым отчислениям, владении акциями предприятий всех высокопоставленных чиновников.

В ответ на такую открытость граждане согласны предоставлять необходимые данные о себе, больше доверяют чиновникам.

Открытость чиновников  и одновременный отказ от заведомо недейственных или сложных инструментов в налогообложении сыграли бы на руку госструктурам.

– Очевидно, и это можно признать уже сегодня, что предоставлять информацию в налоговые органы на бумажном носителе неэффективно. Еще менее эффективно не делиться информацией, которая может находиться в открытом доступе, – считает Самсон Уридия.

В результате реформ налоговой системы Грузия отказалась от большого количества налогов и пошлин. В 2003 году в стране было 26 видов налогов, в 2004 – 8, 2007 – всего 6. В 2010 году правительство объединило Налоговый и Таможенный кодексы в один законодательный документ. Власти уволили около 50% сотрудников налоговой и таможенной сфер. Вместе с этим сузились полномочия таможенников и налоговых офицеров. И чтобы они не могли принимать решения по субъективным критериям, были расписаны все процедуры.

Но одно из главных достижений – транспарентность системы и автоматизация многих процедур.

Сегодня через специальный онлайн-сервис население и бизнес могут подать документы в госорганы, заполнить и отправить налоговую декларацию, следить за календарем выплат.

Грузия отказалась от стремления выловить и сразу наказать неплательщиков в пользу предупредительных процедур. 

Белорусы, как раньше грузины, не имеют многолетней ответственности за происходящее вне своего дома, налоговой культуры и, соответственно, умения требовать от госструктур отчетности в их работе. Поэтому чиновники и не стремятся к большей открытости. Но для Беларуси транспарентность госорганов может стать важным и достаточно дешевым шагом к реформам. А прозрачная работа налоговых служб – главным стимулом повысить гражданскую ответственность резидентов и сократить серый рынок в стране.

Семинар «Изучение опыта стран Вышеградской группы и Грузии в области административных реформ с целью ускорения экономического развития Республики Беларусь» был организован Центром экономических исследований BEROC и грузинской консалтинговой компанией PMCG. 

Боятся ли белорусы наказания за «зарплату в конвертах»? Е-правительство: в Грузии его создают для народа, в Беларуси — для чиновников

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 11
  • Балл: 4.7