Какие возможности и перспективы открывает для Беларуси конфликт на Донбассе?

Исполнился год с подписания Минских соглашений. Они снизили накал силового противостояния, но не привели к выходу из кризиса. Конфликт на востоке Украины постепенно переходит в стадию замороженного. Какие это имеет экономические последствия, и какие возможности открывает для Беларуси?

Экспертные обсуждения украинского кризиса ведутся в рамках инициативы «Минский диалог». Дискуссии проходят с использованием «ChathamHouseRule»: можно цитировать высказанные тезисы, не указывая имя или место работы  эксперта.

Регионы дьюти фри

Основополагающий экономический эффект замороженных конфликтов – это неправовой статус территорий. Восток Украины – как и Приднестровье, Нагорный Карабах и другие – оказывается отрезанным от легальных внешнеторговых операций и от банковской системы. В то же время такой статус открывает для территорий замороженных конфликтов специфические экономические возможности.

Из-за отсутствия признанной власти и внятного статуса эксперты сравнивали эти регионы с гипермаркетами беспошлинной торговли. Так, например, Приднестровье активно экспортирует из Украины табак, перерабатывает его в сигареты и экспортирует уже в готовом виде в Евросоюз. Экономический эффект достигается именно потому, что весь процесс находится вне правовых рамок. Ранее в Приднестровье процветала и торговля оружием – по тем же причинам. И в целом контрабанда остается обязательным элементом экономики всех непризнанных территорий.

Но вопрос в том, как на это реагировать соседям и материнским странам. Есть два подхода.

С одной стороны, контрабанду (т.е. все торговые операции с непризнанными территориями) необходимо блокировать. Кроме пресечения нелегальной торговли, это позволит наказать сепаратистов, ухудшит благосостояние территории замороженного конфликта и простимулирует население вернуться в цивилизованное положение легальной части легального государства.

Однако такой бескомпромиссный подход выглядит идеалистично и утопично.

–  В зонах замороженных конфликтов люди умирали за свою самостоятельность. Может ли их остановить предлагаемый кусок колбасы? – риторически отмечает эксперт «Минского диалога».

Экономика вынуждает к сотрудничеству

С другой стороны, существует израильско-палестинская схема: экономическое и социальное взаимодействие без политического признания. К этому толкает не только простая экономическая логика, но и чаще всего – наличие общих крупных инфраструктурных проектов. Так, к примеру, Дубоссарская и Молдавская ГРЭС расположены в Приднестровье, но электроэнергия с них поступает и в Молдову, что выгодно обеим сторонам. А водный канал «Северский Донец – Донбасс» протекает через всю Донецкую область – с севера на юг через девять подъемов, снабжая и ДНР. Перекрыть воду для Донецка и сохранить ее для территорий под контролем Украины невозможно технически.

Всё это вынуждает идти на компромиссы, которые создают серую зону контрабанды. Но так ли это плохо? По мнению экспертов «Минского диалога», вариант, когда экспортная экономика непризнанных ЛНР-ДНР будет идти через Украину, в конечном счете может привести к тому, что местные элиты будут заинтересованы в реинтеграции. В замороженных конфликтах политический накал может со временем сменяться холодным расчетом бизнеса.

Как это и происходит сейчас в Приднестровье. Хоть оно и получает определенную помощь от России, газовую субсидию, но в целом бизнес завязан на сотрудничество с Евросоюзом. Стейкхолдерами системы серых коррупционных практик стали обычные люди, привыкшие так жить.

Теперь Молдова подписала (но еще не ратифицировала) соглашение об ассоциации с ЕС и Приднестровье оказывается в сложном положении. Либо его товары будут облагаться налогом при экспорте в ЕС (что разрушит их экономическую привлекательность), либо придется пойти на сотрудничество и допустить контроль молдавской таможни. Как говорят эксперты «Минского диалога», в Приднестровье это могут воспринимать как ущемление своего суверенитета в пользу Молдовы, однако из-за интересов бизнеса такой вариант становится наиболее вероятным.

«Кто и что может предложить Нагорному Карабаху?..»

Впрочем, экономические причины одновременно провоцируют дальнейшую заморозку конфликтов.

– Контрабанда не способствует разрешению конфликтов – но ведь не способствует и эскалации! –отмечали на «Минском диалоге».

В случае Нагорного Карабаха, к примеру, рост военных расходов Азербайджана одновременно стимулирует усиление во внутренней политике силового блока власти, который, естественно, заинтересован в сохранении такого статуса-кво.

Еще в большей степени это относится к новым региональным элитам на территориях замороженных конфликтов. Чаще всего они формируются по принципу «из грязи в князи», и, получив однажды полноту экономической власти, пусть и на непризнанной территории, эти люди ни за что не хотят такую власть отдавать. Благополучное разрешение замороженного конфликта ставит под угрозу их личные капиталы, устоявшиеся экономические схемы. В итоге конфликт продолжается.

Эксперты «Минского диалога» напоминают про сложность найти привлекательную замену существованию в виде замороженного конфликта: например, «в Северном Кипре морковкой было членство в ЕС, и то объединение не получилось. А кто и что может предложить Нагорному Карабаху?..».

Кому война, а кому мать родна

С белорусской точки зрения интересны экономические перспективы замороженных конфликтов для стран-соседей. Такой подход может выглядеть несколько цинично, но таковы уж экономические реалии. Какие возможности и перспективы открывает для Беларуси конфликт на Донбассе?

Во-первых, это нарушение традиционных хозяйственных связей – как по военным, так и по идеологическим причинам. Это создает новые торговые возможности для Беларуси, ведь рынок повседневных товаров в самопровозглашенных республиках активен.

«Успешна вся розничная торговля продуктами … Качество товаров сильно упало, по сравнению с довоенным временем … в супермаркеты завозят теперь самый недорогой товар из Кубани и республик Северного Кавказа. Очень популярно все белорусское – водка, молочные продукты», отмечает автор из Донецка в SlonMagazine.

Это же подтверждает в интервью «Радио Свобода» белорусский дальнобойщик, который сам возил белорусский сахар в Донецк и видел там аналогичных поставщиков и белорусские товары.

Это же относится и к российско-украинским отношениям вне зоны конфликта. Именно через Беларусь летают российские самолеты после запрета украинского транзита, а пассажиры увеличивают доходы «Белавиа» на рейсах Минск-Киев или Минск-Одесса. То же касается и российско-украинского экспорта товаров через Беларусь в обход взаимных санкций.

Всё это приносит Беларуси непосредственные доходы, которых не случилось бы вне контекста конфликта на Донбассе.

Донор стабильности и реципиент миграции

Во-вторых,  бои на востоке Украины спровоцировали серьезную миграцию. Причем уезжали в первую очередь успешные люди, образованные и мобильные, а старики и маргиналы по личным или идеологическим причинам оставались на территориях непризнанных республик.

Учитывая культурную схожесть белорусов и украинцев, такая миграция в Беларусь получается экономически весьма положительной – в противоположность миграционному кризису в ЕС. Белорусские регионы получают приток рабочей силы и квалифицированного персонала, что способствует росту их благосостояния. Хороший пример – хирург-онколог из Луганска, который переехал в Мстиславль и теперь работает в местной больнице. И это далеко не единичный случай: подобная миграция исчисляется, по разным данным, десятками и сотнями тысяч человек.

Наконец, третье преимущество – это возможность дипломатического лидерства для Минска. Именно в условиях конфликта так необходим «донор стабильности в регионе». Став площадкой для Минских переговоров и, соответственно, Минских соглашений и встреч контактной группы, Беларусь смогла разблокировать западный вектор своей внешней политики.

Таким образом,  в конечном счете именно украинский конфликт поспособствовал снятию санкций ЕС с Беларуси. А это уже открывает и возможности для экономического сотрудничества, расширения технической помощи ЕС, усиления торговли и выдачи различных кредитов. И чем дольше затягивается конфликт – тем дольше Минск будет ценным как площадка по его урегулированию со всеми этими вытекающими преимуществами.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 5
  • Балл: 4.4