Бедный сосед с плохим аппетитом

Беларуси не удалось заработать на российских продовольственных санкциях.

Закрытие в августе 2014 года российского рынка для продовольственного импорта из ЕС и США, а также ряда других стран можно было воспринять как позитивное событие для отечественного сельскохозяйственного экспорта. Количество конкурентов белорусских аграриев на российском рынке резко снижалось, к тому же формально Таможенный союз предусматривал возможность реэкспорта. Одним словом, белорусские компании имели шанс увеличить и объемы поставок на рынок РФ, и выручку.

Небратское эмбарго. Правда, российская сторона сразу предупредила, что не будет мириться с откровенным реэкспортом, но готова принимать белорусскую продукцию, изготовленную из европейского санкционного сырья. Об этом было заявлено на довольно высоком уровне. Казалось, найдено изящное решение: правительство РФ даст белорусам заработать и одновременно решит проблему дефицита продовольствия, обеспечит поставки продуктов должного качества и в необходимом количестве и при этом сохранит вид несгибаемого геополитического бойца.

Белорусские предприятия начали работать в рамках достигнутых договоренностей. На дорогах Литвы и Польши появились наши молоковозы, закупавшие сырое молоко у местных производителей. Согласно данным Белстата, по сравнению с 2013 годом в 2014-м резко, до нескольких десятков раз, увеличился импорт молока и сливок, как несгущенных, так и сгущенных, а также сухих. Так, частично компенсировав потери от закрытия экспортного рынка, отечественная переработка подставила плечо аграриям из соседних стран ЕС.

Увеличился и импорт готовой молочной продукции, которая использовалась в том числе для насыщения белорусского рынка и позволила высвободить дополнительные экспортные объемы для России. В 2014 году мы купили за границей в 4,3 раза больше масла и в 1,5 раза больше сыра, чем в 2013-м.

Уже к концу 2014 года Россия продемонстрировала, что соблюдать эмбарго намерена всерьез. Под различными предлогами для экспорта в РФ был закрыт ряд молочных и мясоперерабатывающих предприятий Беларуси. В самый разгар сезона. Перед новогодними праздниками на продовольственном рынке всегда наблюдается рост продаж. Де-факто российское правительство намеревалось так или иначе принудить Беларусь соблюдать эмбарго.

В 2015 году объемы закупок молочного сырья в ЕС резко уменьшились, прекратились поставки из Литвы. По данным Белстата, за десять месяцев 2015 года в странах ЕС было приобретено на 22,4 % меньше молока и несгущенных сливок, а поставки сухих и сгущенных молокопродуктов сократились в пять раз по сравнению с 2014 годом. Таким образом, схема, задействованная сразу после введения эмбарго, фактически перестала работать.

Сократились и поставки готовых молочных продуктов из ЕС, которые должны были заместить белорусское продовольствие на отечественном рынке.

Некоторые позиции экспорта за январь — октябрь 2015 года к 2014 году (по данным Белстата)

Объемы — в плюс, деньги — в минус. Минувший год был тяжелым для российской экономики. Введение эмбарго не защитило рынок РФ от мировых трендов. В течение года в России цены на молочную продукцию в долларовом выражении, как правило, следовали за котировками аукциона Global Dairy Trade (GDT), организованного новозеландской компанией Fonterra. Многие эксперты рассматривают этот аукцион как своеобразный барометр мирового молочного рынка. В 2015 году котировки GDT снизились фактически вдвое по сравнению с началом 2014-го. Аналогичные по направлению тренды наблюдались и на рынке мяса и мясной продукции.

В итоге, несмотря на свое эксклюзивное положение главного партнера РФ и членство в Таможенном союзе, Беларусь фактически торговала с Россией по мировым ценам. По итогам десяти месяцев 2015 года наша страна смогла увеличить поставки на российский рынок сгущенных и сухих сливок и молока в физическом выражении на 32,7 %, сливочного масла — на 36,6, сыров и творога — на 13,1, молочной сыворотки — на 6,4, пахты, йогуртов и кефира — на 6,4 %. Однако по всем статьям потеряла в выручке. В стоимостном выражении экспорт белорусских сухих молочных продуктов уменьшился на 25 %, пахты, йогуртов и кефира — на 24,5, сыворотки — на 34,4, масла — на 20,5, сыров и творога — на 18,7 %.

Помимо неблагоприятной ценовой конъюнктуры, для российского рынка продовольствия были характерны снижение спроса и его переориентация вследствие уменьшения покупательной способности населения. На рынке молока это выражалось прежде всего в росте популярности продуктов, содержащих заменители молочного жира.

Резко обострилась проблема фальсификата. Ряд молочных предприятий Московской области был уличен в производстве молочной продукции вовсе без сырого молока. По разным оценкам, доля фальсифицированного сыра достигает 25—50 %.

Ярким примером является российский рынок мяса. По оценке Института конъюнктуры аграрных рынков (ИКАР), по итогам 2015 года совокупная емкость этого рынка снизится на 1,6 %, до 10,6 млн т, а среднедушевое потребление мяса составит 72,6 кг (против 73,8 кг в 2014 году). При этом в 2015-м уменьшится емкость рынка говядины (2,1 млн против 2,5 млн т), свинины — практически не изменится (порядка 3,4 млн т), а птицы, наоборот, увеличится до 4,8 млн т. Ограниченный в средствах покупатель явно выбирает более дешевое мясо.

Интересно, что за последние два года импорт мяса птицы в РФ сократился в два раза, до 250 тыс. т, при этом, несмотря на бурное развитие российского птицеводства и его выход на международные рынки, поставки из нашей страны продолжают увеличиваться. По данным Белстата, за десять месяцев 2015 года отечественные предприятия экспортировали в Россию 113 тыс. т мяса и субпродуктов, что на 14,2 % больше, чем в 2014-м. Правда, и в этом случае по деньгам недобрали — минус 26,5 %.

Мидийная ширма для томатов. В августе — сентябре одной из главных тем санкционных шуток в российском Интернете стали белорусские мидии, креветки, манго, папайя и прочая экзотика. На самом деле, оказавшись отрезанным от санкционных продуктов, российский потребитель просто обратил внимание на место изготовления продукции «Санта-Бремор» и других предприятий, занимавшихся поставками и переработкой морепродуктов, овощей и фруктов.

По итогам 2014 года Белстат зафиксировал рост на 20,8 % импорта моллюсков в Беларусь, однако их экспорт снизился практически вдвое. При этом большую часть моллюсков во внешней торговле составили виноградные улитки, которых выращивают в нашей стране. Примерно то же самое можно сказать о белорусской папайе и киви: по данным статистики, заметного роста импорта и экспорта этих фруктов не наблюдалось.

В чем действительно поднаторели отечественные предприниматели, так это в поставках отдельных видов плодоовощной продукции. Наша страна в разы увеличила экспорт в РФ томатов, яблок, груш и др. Не случайно летом и осенью 2015 года российские контролирующие органы чаще предъявляли претензии к фитосанитарным сертификатам, чем к сопроводительным докумен­там к продукции животноводства. Так, за 10 месяцев

2015 го­да экспорт томатов в Рос­сию увеличился в физическом вы­ражении на 30,2 % (103 тыс. т), в денежном — снизился на 12,6 %, яблок — увеличился соответственно на 111,8 % (417 тыс. т) и 127,6 %.

Завалили или завалились? Удалось ли Беларуси завалить российский рынок продуктами? Скорее да, чем нет, но строго в пределах своих производственных возможностей. Значительного реэкспорта не наблюдалось, равно как и превращения нашей пищевой промышленности в перерабатывающий цех Европейского союза.

В 2015 году российский рынок продолжил развиваться в рамках общемировых трендов, которые усугублялись девальвацией рубля и падением покупательной способности населения. Поэтому цена знаменитого белорусского качества уже не вполне удовлетворяет российского потребителя, заинтересованного в более дешевых продуктах и даже готового жертвовать качеством.

Россия много инвестирует в импортозамещающие предприятия и пытается решить проблему продовольственной безопасности сразу с двух концов: наращивает объемы производства и уменьшает емкость рынка. Как следствие, окно для экспорта сужается. На этом фоне белорусская ниша по некоторым позициям российского продовольственного импорта даже расширяется, однако значительной выгоды это не приносит: лучше богатый и здоровый сосед с хорошим аппетитом, чем бедный с плохим.

Прекращение турецких поставок на рынок РФ может привести к увеличению поставок овощей и фруктов в Беларусь. Украинские эксперты уже опасаются, что в предстоящем сезоне турецкие овощи могут существенно сбить цены на внутреннем рынке.

Взаимные торговые ограничения между Украиной и Россией высвободят дополнительные объемы продукции на рынках обеих стран. Эти объемы будут оказывать давление на внутренние цены и искать выходы на новые рынки. Понятно, что одним из таких выходов станет Беларусь, хотя бы в силу имеющихся связей и отсутствия языкового и таможенных барьеров.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 3
  • Балл: 4.7