1991-2006. Итоги.
Газовая отрасль

15 лет развития газовой отрасли в Беларуси связаны с постоянным стремлением России восстановить контроль над транзитными трубопроводами, по которым перекачивается сырье для европейских потребителей. Эта большая игра продолжается по сей день. Но пока газопроводы (и отрасль в целом) остаются под контролем белорусских властей, что самым благоприятным образом сказывается на бюджете страны.

Советская практика концентрации крупных производительных сил в регионах с высококвалифицированной рабочей силой и удобным транзитным положением относительно западных регионов СССР и его сателлитов по социалистическому блоку привела к созданию в БССР высокотехнологического энергоемкого производства. После развала СССР Беларусь вынужденно сохранила бывшую структуру энергообеспечения, в которой до 95% составляли поставки энергоносителей из-за пределов страны.

Чернобыльская катастрофа 1986 г. заставила советские власти заморозить проект строительства Белорусской АЭС, активная подготовка к которому велась в середине 1980-х годов. В итоге сегодня главными энергоресурсами для обеспечения потребностей Беларуси в энергоносителях являются импортные природный газ и нефть. Причем удельный вес российского природного газа в топливно-энергетическом балансе страны составляет около 80%. Он используется для обеспечения энергетического комплекса страны, для жилищно-коммунального хозяйства, для промышленного производства и личных потребностей населения.

Политика дешевых цен на природный газ, которую новые российские власти проводили в политических целях с начала 1990-х гг., чтобы удержать в орбите своего влияния бывшие республики СССР, затормозила структурные изменения в потреблении энергоносителей, поиск их альтернативных источников и даже стала причиной роста дисбаланса в структуре энергопотребления. Сохранив в переходный период, в том числе за счет дешевых российских энергоресурсов, свои основные производственные мощности в работоспособном состоянии, Беларусь к сегодняшнему дню оказалась в своеобразной экономической ловушке. Повышение цены на газ сразу же скажется на конкурентоспособности белорусской промышленности.

Попытки руководства Беларуси в преддверии возможного повышения цен на газ (сейчас поставлена задача увеличить собственную долю в производстве энергоресурсов до 25%) пока не дают результатов. Как не дают их и всяческие мероприятия, направленные на уменьшение энергоемкости ВВП. Прогнозный показатель социально-экономического развития страны по энергоемкости ВВП, который был введен в начале 2000-х гг., не выполняется из года в год. Поэтому существенное повышение Россией цены на природный газ, от которого зависит успешное функционирование подавляющего большинства белорусских предприятий, может иметь негативные последствия для экономики страны.

1991

Газовая блокада со стороны России стран Балтии и Грузии явилась ответом на рост антироссийских настроений в этих государствах. Опасаясь развития аналогичных тенденций в других бывших республиках СССР, Россия проводит для них щадящую ценовую политику. Как и раньше, в советские времена, в Беларусь идет сибирский газ, но при этом большинство главных потребителей не находит обязательным платить за него. У Беларуси появляется задолженность перед Россией за газ, которая стремительно растет.

1992

ПО «Западтрансгаз», с 1960 г. занимающееся транзитом газа в другие республики СССР и за рубеж, преобразуется в Государственное предприятие по транспортировке и поставкам газа «Белтрансгаз». Его руководителем назначается Николай Мочернюк, который сменил Владимира Свириденко. Владимир Свириденко, который возглавлял «Западтрансгаз» в 1987-1992 гг., кстати, был в свое время избран на эту должность конференцией трудового коллектива.

Параллельно для обеспечения распределения среди потребителей природного газа, поступающего по магистральным газопроводам «Белтрансгаза», в стране создается еще одного государственное предприятие — «Белтопгаз». «Белтрансгаз» и «Белтопгаз» являются на сегодняшний день ключевыми предприятиями газовой отрасли Беларуси.

1993

Это последний год, когда Беларусь наряду с сибирским потребляет украинский газ, поставляемый в страну по газопроводу Минск-Дашава. Украина несколько десятков лет была главным поставщиком природного газа для Беларуси: украинский газ поставлялся сюда с 1960 года, тогда как первые объемы российского топлива пришли в республику только в 1974 г., когда была построена первая очередь газопровода Торжок-Минск-Ивацевичи.

1994

По инициативе лидеров оппозиционных движений Беларуси, Украины и Литвы поднимается вопрос о создании на территории этих государств альтернативной экспортной системы нефте- и газотрубопроводов, т. н. Балтийско-Черноморского коллектора. В его рамках предлагается связать порты Балтийского и Черного морей с оставшейся на территории этих государств системой советских трубопроводов и тем самым лишить Россию выхода на заграничные рынки.

Приход к власти Александра Лукашенко, который сразу занял пророссийскую позицию, прервал обсуждение этого варианта. Взамен Беларусь по сей день получает один из самых щадящих в СНГ режимов поставок природного газа из России.

В этом году между Россией и Беларусью подписывается долгосрочное соглашение (до 2015 г.) о поставке российского газа и создании системы транзитных газопроводов на территории Беларуси. Согласно этому документу «Газпром» и «Белтрансгаз» планируют построить несколько газопроводов, которые вывели бы российский газ на европейский рынок и в Калининградскую область. В том числе, речь идет о строительстве газопровода «Ямал-Европа». Россия обязуется увеличить транзит газа: в 1995 г. — до 21 млрд куб. м., в 2000 г. — до 26 млрд., в 2010 г. — до 33 млрд. куб. м.

Беларусь обязывается не подключать к транзитным газопроводам своих потребителей без разрешения «Газпрома». В документе были прописаны финансовые и владельческие вопросы по ним. «Газпром» брал на себя финансирование, проектирование и строительство газопроводов, которые ему передавались в долгосрочную аренду. Оператором по эксплуатации становился «Белтрансгаз». В документ особой строкой был внесен пункт о том, что эти «объекты не подлежат национализации, конфискации и реквизиции в любой форме». Статья 7 гласила: «Белорусская сторона обеспечивает свободный транзит российского природного газа и обязуется не предпринимать действий, которые могут затруднить транспортировку российского природного газа от пунктов сдачи-приемки на границе РФ и РБ до пунктов сдачи на границе РБ и РП». В ней также был подпункт, согласно которому «при нарушении гарантий по транзиту по вине белорусской стороны или предприятия-оператора российская сторона имеет право снижать объемы поставки российского природного газа в Республику Беларусь».

Соглашением запрещался реэкспорт природного газа Беларусью без предварительного согласия «Газпрома».

Также этим документов были предусмотрены некоторые меры по снижению возросшей к тому времени до колоссальных объемов задолженности Беларуси за газ. В частности, предусматривалось, что в счет долгов за газ белорусские строители построят жилые дома в Калиниградской области и других регионах России, а также на своей территории для газовиков, которые проработали в условиях Крайнего Севера свыше 10 лет.

В этом же году правительство В. Кебича в счет погашения долгов за газ предлагает «Газпрому» и другой вариант — передать ему активы некоторых белорусских предприятий. В этом списке под №1 фигурирует «Белтрансгаз». Но смена власти в стране не позволяет довести переговоры по «Белтрансгазу» до конца.

«Газпром» тогда довольствуется только Брестским заводом газовой аппаратуры, в котором он станет владельцем 51%. Позднее «Газпром» станет совладельцем (ему принадлежит сегодня около 35%) созданного специально для проведения взаимозачетов за газ «Белгазпромбанка».

1995

Растущие из месяца в месяц долги за газ (по итогам этого года они составляли около 450 млн долларов) заставили белорусское руководство вернуться к идее зачета по формуле «задолженность в обмен на газопровод». С этой целью в первый раз официально предлагается акционировать и продать часть «Белтрансгаза». По предлагаемой схеме продажи 40% акций должны остаться в руках государства, 40% — отойти к «Газпрому», а остальные 20% — распределены между работниками предприятия. И тогда же, в первый раз в истории продажи «Белтрансгаза», стороны не сходятся в оценке активов белорусской газотранспортной системы. «Газпром» дает 90 млн долларов, белорусы просят 900 млн долларов.

Параллельно вопросом покупки «Белтрансгаза» интересуются две другие группы российских олигархов — группа «ЛУКойл» и группа банка «Империал».

В этом году пущен в эксплуатацию последний крупный магистральный газопровод «Белтрансгаза» — Торжок-Долина.

1996

Одно из важнейших событий в истории газовых отношений Беларуси и России — подписание т. н. «нулевого варианта», в результате которого Беларусь списывает свои денежные претензии к России за неоплаченную стоимость вывоза и обслуживания ядерных ракет, аренду военных баз и чернобыльскую программу. Россия прощает около 1 млрд долларов долгов за газ.

Такой подход в оплате газа на фоне начинающихся складываться союзных отношений двух стран приведет к тому, что в 1997-2002 гг. оплата природного газа вообще будет проводиться преимущественно товарами белорусского производства. Причем с белорусской стороны к отпускной цене ее продукции применялся наценочный бартерный коэффициент — до 1,23, что автоматически занижало реальную стоимость приобретенного газа.

В Беларуси в это время рождается новый вид бизнеса — газовые зачеты. По зачетам за газ уходят даже носки Брестского носочно-чулочного комбината. На этом делают крупные капиталы многие местные, российские и мировые воротилы. Газовыми зачетами занимается Управление делами президента во главе с Иваном Титенковым. Этот бизнес прекратит существование только в начале 2000-х гг., когда стороны по требованию России практически полностью перейдут на денежные формы расчетов.

В этом же году после некоторого перерыва на основании соглашения от 1994 г. подписывается договор о строительстве на территории Беларуси двух ниток экспортного магистрального газопровода Ямал-Европа общей пропускной способностью 69 млрд куб. м. в год. Инвестиционный проект в этом виде оценивается в 2 млрд долларов.

Строительство начнется в 1997 году. До ввода в эксплуатацию первой очереди газопровода, который будет осуществлен в 1999г., этот проект обеспечивал около 65% прямых иностранных инвестиций в экономику Беларуси.

Правда, позднее «Газпром» отложит на неопределенное время вопрос строительства второй нитки. Сейчас построена только одна линейная часть, и сданы в эксплуатацию три из пяти компрессорных станций. Закончить строительство еще двух планируется в 2006 году, что позволит газопроводу выйти на проектную мощность в 33 млрд. куб. м. транзитного газа в год.

С этого года сотрудничество России и Беларуси в области ТЭК начинает строиться на основе единого баланса топливно-энергетических ресурсов. Это важно с точки зрения прогнозирования потребностей экономики в энергоресурсах. Пунктом №1 в едином балансе всегда оставались и остаются объемы поставок природного газа. Также в балансе расписываются ежегодно объемы транзита природного газа через территорию Беларуси. Беларусь в состоянии обеспечить 15-20% всего экспорта российского природного газа за рубеж.

Малоизвестный факт: в этом году на фоне налаживания тесного сотрудничества «Газпрома» и «Белтрансгаза» генеральный директор ГП «Белтрансгаз» Николай Мочернюк входит в совет директоров РАО «Газпром» наряду с высшими чинами правительства и газовой отрасли России. Правда, в 1997 г., когда его кандидатура вновь поступит на рассмотрение акционеров, он уже не пройдет в высший руководящий орган российской монополии.

1997

На белорусском газовом рынке появляется второй поставщик газа — МГК «Итера». Ее владелец Игорь Макаров получает от «Газпрома» возможность поставлять некоторые объемы газа в страны бывшего СССР, покупая его у «Газпрома» на границе с этими странами.

Беларусь несколько лет является одним из крупнейших партнеров «Итеры». В 2000 г. ее поставки в Беларусь составили рекордные 5,8 млрд куб. м. В 2004 г., в разгар конфликта белорусских властей с «Газпромом», «Итера» на несколько месяцев станет главным поставщиком газа для белорусских предприятий. Правда, с 2005 г. все поставки «Итеры» в Беларусь прекращены.

Белорусские власти пытались найти в лице Игоря Макарова и его группы альтернативного поставщика газа, чем «Итера» не замедлила воспользоваться. В расцвет своего сотрудничества с Беларусью ею было предложено несколько инвестиционных проектов: Березовская ГРЭС, «Керамин», участие в сбыте калийных удобрений, трастовое управление «Белавиа», покупка пакета акций Минского подшипникового завода и ряда других предприятий. Но они остались только проектами.

Единственный крупный проект, который сумела реализовать «Итера» в Беларуси, это — производство ПЭТ-гранулята на СП «Белпак». В этом году, правда, принято решение о покупке ее пакета в этом предприятии белорусскими властями.

1998

Из-за роста неплатежей за газ и периодически вводимых «Газпромом» ограничений на поставки газа делается вторая попытка акционировать «Белтрансгаз» в пользу «Газпрома». Планируется создать совместное предприятие, вкладом «Белтрансгаза» в которое стали бы газопроводы Торжок-Минск-Ивацевичи и Торжок-Долина, а «Газпрома» — строящийся участок газопровода Ямал — Европа. Но в очередной раз российская и белорусская стороны не сходятся в оценке своих долей. «Газпром» оценивает рыночную стоимость двух ниток газопровода Яма-Европа в 3 млрд долларов, а за белорусские трубы дает 400 млн долларов.

После безуспешных переговоров белорусские парламентарии принимают закон о предприятиях, находящихся только в государственной собственности. При этом в списке объектов, не подлежащих акционированию и приватизации, оказывается и «Белтрансгаз».

В этом году с должности генерального директора «Белтрансгаза» уходит последний профессиональный директор-газовик Николай Мочернюк. Через год он возглавит белорусское представительство «Газпрома». На замену Мочернюку придет чиновник новой формации — бывший председатель Минского облисполкома Петр Петух.

1999

В декабре этого года подписывается Договор о создании Союзного государства. Беларусь, ставшая союзником России, получила максимум возможным преференций в обеспечении себя российскими энергоносителями. Но у этой медали есть и обратная сторона: исключительно высокая зависимость страны от России в поставках энергоносителей. Начиная с 1999 г., после дефолта, Россия начинает увеличивать цены на свои энергоносители, что приводит в росту дефицита торгового баланса между Беларусью и Россией. В 1999 г. он составил 530 млн долларов, в 2000 г. — 1, 77 млрд долларов. По итогам первого полугодия 2006 г. дефицит в торговле Беларуси с Россией составляет уже 3,7 млрд долларов.

В программу действий по реализации положений Договора о создании Союзного государства вошло в том числе «осуществление мер по подготовке к объединению газотранспортных систем государств-участников с вхождением газотранспортных систем Республики Беларусь в состав ОАО «Газпром». По документу завершить этот процесс нужно было к концу 2000 года. Но ничего сделано не было, что вскоре вызовет очередной виток нагнетания ситуации вокруг оплаты поставляемого в Беларусь природного газа.

В этом году с участием «Газпрома» сдана в эксплуатацию первая очередь Прибугского подземного газохранилища.

2000

Пункт программы по вхождению «Белтрансгаза» в состав «Газпрома» не выполнен. Проект строительства первой нитки Ямал-Европа заморожен: сданы только линейная часть газопровода и одна из пяти компрессорных станций (КС «Несвиж»). «Газпром» приостанавливает финансирование и отказывается от строительства второй нитки газопровода.

Но в этом же году из-за усилившихся российско-украинских разногласий в газовой сфере появляется новый проект. «Газпром» предлагает Беларуси строительство газопровода Кобрин-Велке-Капушаны, который позволил бы российской компании в обход Украины прокачивать через Беларусь дополнительно 30 млрд куб. м. газа. А. Лукашенко в своих выступлениях называет его «проектом века» для Беларуси, руководитель «Газпрома» Рем Вяхирев получает высшую белорусскую награду. Однако к проекту стороны не приступили. В слудеющем году новая президентская администрация Владимира Путина начнет ротацию кадров, которая затронет и Вяхирева. Он будет вынужден уступить свое место питерскому выдвиженцу Алексею Миллеру.

2001

Год президентских выборов, в который активно обсуждается участие российских компаний в приватизации белорусских предприятий. Вновь возникает тема продажи «Белтрансгаза» «Газпрому». Но она имеет несколько меньший резонанс в свете существенного уменьшения задолженности за поставки газа. Путем административных мер руководству страны удалось в течение года снизить задолженность с 200 млн долларов до 77 млн долларов. По последней сумме было подписано трехлетнее соглашение о реструктуризации задолженности. В этих схемах широко задействуются векселя «Белтрансгаза».

В итоге, когда в следующем году, белорусское руководство объявит о приватизации ряда крупных белорусских предприятий, «Белтрансгаз» в этот список не войдет. «Газпром» попытается заявить о покупке гродненского объединения «Азот», являющегося главным белорусским потребителем природного газа для промышленной переработки. Но условия, выдвинутые по продаже пакета акций «Азота», оттолкнут «Газпром» от участия в аукционе.

Впрочем, «Азот» все равно достаточно прочно находится в орбите влияния «Газпрома», который через свою дочернюю структуру «Газойл» является на протяжении нескольких последних лет безальтернативным поставщиком газа в Гродно.

2002

В апреле этого года подписываются два ключевых соглашения, касающиеся сотрудничества в газовой сфере. Одно из них относится непосредственно к расширению сотрудничества в газовой сфере, второе — к созданию равных условий хозяйствования, выражающихся в установлении одинаковой цены на газ и железнодорожные перевозки.

По газовому соглашению, белорусская сторона взяла на себя обязательства «по созданию не позднее 1 июля 2003 года совместной газотранспортной российско-белорусской организации в форме акционерного общества». По ценовому соглашению, российская сторона установила, что «с 1 мая 2002 года цена на природный газ, поставляемый для Республики Беларусь, определяется в соответствии с действующим законодательством Российской Федерации на условиях франко-граница РБ на уровне оптовых цен на газ, реализуемых потребителям РФ пятого ценового пояса». Т. е., за то, что будут получать газ по внутрироссйским ценам, белорусы пообещали создать совместное предприятие на базе «Белтрансгаза».

Не с 1 мая, но с 1 июля белорусы начали получать газ по внутрироссийскому тарифу. В ответ летом этого же года белорусское правительство приняло план поэтапного разгосударствления и приватизации «Белтрансгаза». Процесс этот вскоре начал тормозиться, но под конец года «Газпром», пообещав прекратить поставки газа, заставил Минск ускориться.

2003

В первой половине этого года белорусское правительство наконец-то принимает решение о разгосударствлении «Белтрансгаза». Минэкономики издает приказ о создании на его базе акционерного общества, а в апреле регистрируется ОАО «Белтрансгаз». Институт недвижимости и оценки Минэкономики проводит оценку активов предприятия по рыночной методике.

К лету, когда согласно плану разгосударствления и приватизации, должен быть объявлен конкурс на продажу акций белорусской газотранспортной системы, А. Лукашенко называет дополнительные условия приватизации «Белтрансгаза»: его рыночная стоимость 5 млрд долларов, обязательные инвестиции в модернизацию в сумме 1 млрд долларов, гарантия возрастающих поставок газа на несколько лет вперед.

До этого 0,103% акций предприятия в ходе льготной приватизации переходит в руки трудового коллектива, что ставит под сомнение возможность «Газпрома» получить контрольный пакет. «Газпром», который оценивает предприятие в 1 млрд долларов, отказывается от этих условий и от приобретения предприятия, обещая денонсировать соглашение о равных ценах на газ для белорусских и российских потребителей. Он увеличивает цену в сентябре с 30 долларов до 46, 68 долларов за 1000 куб. м. в рамках общероссийского повышения внутренней цены и обещает приблизить ее к европейскому уровню.

Оппозиция обвиняет власти в том, что имея относительно низкую цену на газ на границе, они перепродают газ непосредственно потребителям по цене большей, чем в России. Часть разницы между двумя этими ценами, считают некоторые оппозиционные деятели, идет в президентский внебюджетный фонд. Так, при средней отпускной цене на российско-белорусской границе в 2002 года 29,5 долларов за 1 тыс. куб м., средняя цена продажи газа потребителям составляла 49,9 долларов за 1 тыс. куб. м. В 2003 г. эта пропорция составляла соответственно 35,6 и 51,6 долларов, в 2004 г. — 46,68 и 67 долларов, в 2005 г. — 46,68 и 72,2 долларов.

2004

Впервые с 1991 г. Беларусь оказывается без контракта с «Газпромом» на поставку газа. Стороны не могут прийти к соглашению по цене поставок и транзитным тарифам, что приводит к демонстративному однодневному прекращению наполнения газом магистрального газопровода. А. Лукашенко резко высказывается по этому поводу, вспоминая Великую Отечественную войну и «фашистов».

До подписания контракта с «Газпромом», который появится только весной этого года, потребности Беларуси в газе будут закрываться независимыми поставщиками — «Итерой», «Транснафтой», ТНК.

На переговорах по контракту на 2004 г. белорусская сторона соглашается возобновить работу по созданию СП на базе «Белтрансгаза». Однако этот процесс тормозится из-за несогласования сторонами оценщика активов предприятия. «Газпром» выступает за то, чтобы привлечь московский офис Deloitte&Touche, Беларусь — лондонское отделение этой же компании.

2005

Контракт на этот год был подписан без проблем, цены в нем были сохранены на уровне прошлого года. В ответ Беларусь вынуждена постепенно снимать препятствия по созданию СП. Одно из них — выкуп государством в конце года у миноритариев из числа работников «Белтрансгаза» их пакета акций.

В конце года президент России Владимир Путин делает заявление, что отныне все отношения в газовых вопросах будут строится по рыночному принципу и этот принцип распространится на все государства, в том числе и на Беларусь.

2006

Руководство «Газпрома» уточняет, что рыночные цены на газ будут введены для Беларуси с 2007 года.

В течение всего года продолжаются дебаты по их уровню, а также по проекту СП на базе «Белтрансгаза». Пока единственным общим знаменателем, к которому сумели прийти стороны, стало определение оценщика предприятия, которым стал нидерландский банк ABN Amro.

  • Оцени статью: