Что мешает развитию венчурного финансирования в Беларуси

Создать стартап в Беларуси легко, но как потом найти деньги на развитие и не попасть при этом за решетку?

Панельная дискуссия «Перспективы развития венчурного финансирования в Беларуси» прошла на V Международном форуме предпринимательства в рамках Всемирной недели предпринимательства в Беларуси.

Ангелы и единороги: волшебный мир венчуров

– Мы сейчас будем говорить о том, чего нет. Ну нет у нас венчурных фондов, – отметил в самом начале дискуссии Юрий Зиссер. Он не только создатель TUT.by но и один из первых в Беларуси ангельских инвесторов.

Рынок венчурного капитала крайне слабо известен пока в нашей стране. Речь идет о высокорисковых – и, потенциально, высокодоходных – долгосрочных инвестициях в акции прорывных технологических компаний.

– Венчурные инвестиции – это профессиональный бизнес, с инвестированием чужих денег, – развеивает надежды на благотворительность Татьяна Маринич, глава группы компаний BELBIZ, организатора Всемирной недели предпринимательства в Беларуси.

Впрочем, молодые предприниматели могут также рассчитывать на помощь бизнес-ангелов: они работают по схожей модели, но инвестируют собственные деньги и при выборе партнеров опираются в большей степени на свои же интересы, взгляды и опыт.

– Для ангельского инвестора прибыль важна, но она не является единственной критичной целью, – объясняет Татьяна Маринич.

В венчурном же инвестировании работа идет в три этапа: сбор чужих денег, собственно инвестирование и выход (т.е. продажа ранее приобретенных акций по значительно более высокой цене).

Еще один важный термин – Unicorn, единорог. Так называют одну прорывную компанию, многократный рост акций которой позволит окупить другие вложения венчурного инвестора, оказавшиеся менее успешными.

«Запустить легко как никогда», но миллиона долларов здесь нет

– Более 20% ВВП США генерируют компании, созданные с участием венчурного капитала, – отмечает Татьяна Маринич.

Беларусь таким, конечно, похвастаться и близко не может.

Впрочем, нельзя сказать, что успешных бизнесов с белорусскими корнями и венчурными инвестициями не существует. Самые известные проекты – это MAPS.me и PandaDoc. Однако участники дискуссии отмечали неразвитость культуры венчурных инвестиций в Беларуси.

Так, Юрий Зиссер предпочитает ждать, пока в Беларуси накопится некая критическая масса ангельских инвесторов, которые захотят и смогут объединиться.

— Бизнес нельзя построить, его можно вырастить, — говорит он.

В этом смысле Зиссер оптимист: он верит, что венчурный рынок в целом сложится естественно-исторически, без каких-то особых специальных усилий.

Оптимист и Тарче Эргюль из фонд AngelLabs (США).

– По всему миру сегодня запустить стартап легко, как никогда, – отмечает он. Ангелам не важно, где стартап физически находится. – Главная проблема — это сводить людей друг с другом.

Впрочем, в любом случае остается общая проблема слишком малого финансового рынка Беларуси.

– Не так сложно найти в Беларуси 50-100 тысяч долларов на старт перспективного бизнеса, но когда у тебя появляется продукт, способный потенциально завоевать китайский рынок, чтобы туда войти, нужен миллион, а его в Беларуси просто нет, – отмечает Александр Чекан, генеральный директор TUT.by.

Взаимодействие с государством: «Я бы предостерег»

– От государственной поддержки я бы предостерег: оформление документов обойдется дороже льгот, – уверен Юрий Зиссер – А если стартап не получится, то в наших условиях кто-то сядет.

Перспектива не вдохновляющая. Но из европейского и российского опыта венчурные фонды становятся серьезными именно после прихода в них государственного финансирования, напоминает Андрей Яранцев, частный инвестор и топ-менеджер СООО «Гейм-стрим».

Однако само по себе здесь государство стать успешным не может.

– Стартап-культуру нельзя привить сверху вниз государственными организациями с их инструкциями, – убежден инвестор.

Можно ли в технологических компаниях задействовать потенциал старой науки – государственных научно-исследовательских институтов, университетов?

– Вы даже не представляете, какой у вас сильный интеллектуальный потенциал, – говорит Саулиус Рацевичус, глава региона Балтия-Беларусь в венчурном фонде MetaGroup.

Белорусское законодательство: «Боятся, что бизнес заберут»

Еще одно препятствие на пути венчурных инвестиций в Беларуси – не самое подходящее законодательство.

– Корпоративное право должно отвечать глобальным требованиям глобальных стартапов, – уверен Денис Алейников, юрист «Алейников и партнеры».

Он отмечает, что в последнее время в тематическом законотворчестве наблюдаются определенные позитивные изменения и подвижки, однако до идеала еще очень далеко.

– Почему бизнес не хочет работать по белорусскому праву? Боится, что проект заберут, – прямо заявил юрист. – Но более серьезная проблема – отсутствие плавильного котла «стартапы-венчуры», он должен бурлить.

Альтернативное мнение высказала Елена Копачева, юрист из SBH:

– Основной проблемой остается налоговое законодательство. Если в Делавере налог на дивиденды 0%, а в Беларуси 15%, то где будут регистрировать бизнес?

Впрочем, по мнению Татьяны Маринич, вопрос места регистрации вторичен:

– Неважно, где наши ребята пока регистрируют свой бизнес, это все равно истории успеха Беларуси: даже если они работают в США или Лондоне, – уверена глава группы компаний BELBIZ.

По ее мнению, «котел забурлит» как раз тогда, когда белорусы научатся гордиться и теми соотечественниками, которые вслед за своим бизнесом переехали на Запад.

Пока же у нас бурлит несколько в другом направлении.

– Раньше развитием тематического законодательства занимался Виктор Прокопеня, – напомнил Юрий Зиссер.

Арест IT-бизнесмена Виктора Прокопени, который с весны 2015 года сидит в СИЗО, уже привел к переезду близкой к нему компании IGDev в Польшу. А также – к крайне скептическим  настроениям среди белорусских и всемирных айтишников относительно Беларуси как подходящего места для высокотехнологического бизнеса.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 5
  • Балл: 4.2