Пуща под оккупацией: как немцы пытались возродить древних туров и сохранить поголовье зубра

Зубр – символ древнегерманской охоты, а Беловежская пуща – место для разведения редких животных специально для развлечений нацистской элиты. Историки презентовали новые факты о белорусском национальном парке.

Беловежскую пущу преобразовывали по африканскому опыту

Во время Первой мировой войны в рамках немецкой оккупации в Беловежской пуще было создано самостоятельное военное управление. «Властелином пущи» в это время здесь был германский политик и лесник по профессии Георг Эшерих. Именно он, по мнению немецкого историка, профессора Томаса Бона, принялся выполнять своего рода функцию безраздельного хозяина бывших охотничьих угодий русского царя.

– Интересно, что в Беловежскую пущу Георг Эшерих приехал с опытом колониального хозяйствования в Камеруне,  – утверждает Томас Бон.

Суждения Георга Эшериха о девственном лесе были противоречивы.  Он критиковал неестественную девственность леса и состояние животных, которых он не совсем мог обозначить как диких.

– С точки зрения охотника, это были «одомашненные» животные, – комментирует референт Исторической мастерской Александр Долговский. – Речь идет прежде всего о зубре, который без подкормки людьми зимой, скорее всего, не выжил бы.

Георг Эшерих в позе колонизатора, 1916 г.

Эшерих ставил под сомнение, что оставшиеся 200 экземпляров зубров вообще могут выжить, потому что медведи и волки к тому времени в пущеуже были полностью уничтожены. Но принимая во внимание общественное мнение, Георг Эшерих выступал за спасение зубра как единственного в своем роде памятника природы. Несмотря на это, допускалась охота на зубра избранными, к примеру, германским императором Вильгельмом II или командующим сухопутными войсками Паулем фон Гинденбургом.

8000 гражданских рабочих

Помимо охоты, немецких оккупантов в Беловежской пуще очень привлекали запасы древесины.

– Освоение так называемого первобытного леса проходило при помощи военнопленных и гражданских рабочих, – рассказывает историк Александр Долговский. – В конце 1916 года на военное управление пущи работало более 8 тысяч человек.

План пущи с охотничьими угодьями и железной дорогой, 1917 г.

В соответствии с картой1917 года, как утверждает исследователь, в общей сложности к этому времени было проложено свыше 300 км узкоколейной железной дороги. Часть заготовленной древесины вывозилась, но в планах была и ее переработка прямо в пуще.  С этой целью на территории пущи были построены лесопилки и деревообрабатывающие предприятия.

Для «властелина пущи» Эшериха было очень важно общественное мнение.

– Рекламу своего «образцово-показательного хозяйства» Эшерих делал, с одной стороны, с помощью публикаций, отчетов и научных аналитических докладов о состоянии дел,  – раскрывает историю «пиара» пущи Александр Долговский. – И, с другой стороны, благодаря приглашению известных политиков и журналистов в пущу.

Пуща – центр охоты нацистской элиты

Во время Второй мировой войны на территории Беловежской пущи по инициативе имперского егермейстера Германа Геринга было организовано охотничье хозяйство Третьего рейха, которое должно было стать местом разведения диких животных специально для охоты высоко титулованных особ.

В начале XX столетия немецкие ученые братья Хеки начали скрещивать породы домашних коров, которые сохранили признаки, характерные для туров. Цель селекции – вывести животных, которые по внешнему виду, поведению и способности выжить в дикой природе, были бы схожи с вымершими турами. О том, что в ходе данной селекции им не удалось реализовать поставленные задачи, свидетельствует то, что впоследствии полученных животных назвали не турами, а коровами Хека.

У немецких оккупантов были планы возродить старых животных и поддержать зубра, чтобы охотиться в древнегерманских традициях.

Сжигание деревень для «спокойствия и порядка»

Повышенный интерес к пуще Геринг проявлял еще до войны. Но одним из главных препятствий для реализации намеченных планов в ходе оккупации были местные жители, которые, как правило, существовали за счет ресурсов лесного массива. Земли здесь были очень бедные. Местное население было вынуждено заниматься браконьерством и рубить лес, чтобы как-то зарабатывать себе на жизнь. Однако национал-социалистический дискурс предписывал признать государственное право собственности на ресурсы пущи и «защитить» животный мир от местного населения. В конце июня 1941 года у Геринга состоялось совещание о будущем пущи, на котором обсуждались меры по наведению здесь «спокойствия и порядка».

– Было принято решение о расширении территории пущи более чем в два раза – со 100 тысяч квадратных гектаров до 260 тысяч, – рассказывает об изучении карт заповедника Александр Долговский.  – Расширение сопровождалось такими национал-социалистическими методами, как холокост, уничтожение советского актива, сожжение местных деревень, переселение славянского населения.

Уже в июле 1941 года беловежское лесничество приступило к уничтожению местных деревень. За годы оккупации в общей сложности было уничтожено 80 деревень и 79 лесных усадеб. Общее количество погибших составило около тысячи человек.

Горящая пущанская деревня. Июль 1941 г.

– Деревни сжигались, в том числе для того, чтобы предотвратить развитие возможного партизанского сопротивления, – комментирует Александр Долговский.

При этом, по словам историка, некоторые населенные пункты были оставлены для обслуживания военных лесничеств и в части из них размещались военные гарнизоны. Посещение леса было возможно для населения только с разрешения местных властей и для определенного рода деятельности. В принципе местные жители были практически изолированы от ресурсов пущи.

Лес, в котором невозможно спрятаться

Оставшееся в пуще население новые власти интегрировали в свою систему безопасности. Оно должно было информировать оккупантов о незнакомцах, находящихся в лесу.

– В случае появления здесь посторонних в гарнизон мгновенно выдвигались солдаты и в принципе шансы выжить были минимальные, – утверждает исследователь документов Александр Долговский.

Отряд лесной охраны марширует по Беловеже

Для контроля над местным населением готовились шпионы из числа бывших военнопленных, которые посещали пущанские деревни под видом партизан или различного рода беглецов для сбора информации.  Недонесение о незнакомцах могло нести трагические последствия для жителей пущи или вообще для всей деревни.

Пуща была освобождена 16-17 июля 1944 в рамках известной операции «Багратион».

– Активных военных действий на территории пущи не велось. Однако отступающие войска успели заминировать дороги, из-за чего пострадал главным образом животный мир пущи, – рассказывает о военной операции Александр Долговский.

Во времена правления пущей Геринга здесь применялись широкие меры по охране животного мира. Но это, как отмечает автор презентации исследования, были не экологические амбиции, а желание создать эксклюзивное хозяйство для национал-социалистической элиты и ее гостей.

Ценность истории

Александр Долговский убежден, что Беловежскую пущу сегодня интересно изучать не только с точки зрения ценности исторической информации, но и с точки зрения коммерческого потенциала.

– Как-то я был на выставке в Москве и там уже был представлен  дневник одного из охотоведов, обслуживавших партийную элиту во время охот в Завидово, – рассказывает Александр Долговский. – К примеру, россияне тему охоты советской партийной элиты уже коммерциализировали и издали ее как одну из глав книги «Десять веков русской охоты».

По мнению специалиста, использование воспоминаний о пуще в экскурсионной деятельности может быть также хорошим коммерческим ходом.

 – Охотничьи технологии, уникальные фотографии, так как фотографировать во время так называемых генсековких охот можно было, как правило, только  избранным – мне кажется, есть хорошая перспективасобрать и издать воспоминания  лесников и местного населения и использовать во время экскурсий в пуще, – убежден референт Исторической мастерской. 

Новый факты о Беловежской пуще были озвучены в рамках презентации исследовательского проекта Германского научно-исследовательского общества (Университет им. Юстуса Либиха, г. Гиссен) «Беловежский национальный парк. Человек, животный мир и окружающая среда в белорусско-польском пограничном регионе».

Доклад подготовлен руководителем исследовательского проекта Томасом Боном и кандидатом наук Александром Долговским. В проекте также принимает участие  доктор Маркус Кшоска. Данный проект финансируется германским научно-исследовательским обществом и реализуется в университете им. Юстуса Либига в Гиссене, Германия.

В тексте использованы фотографии из презентации Томаса Бона и Александра Долговского.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 9
  • Балл: 4.3