И хочется и колется: белорусские власти все еще боятся иностранных инвестиций

Уже несколько лет над приватизацией восьми белорусских предприятий бьются профессиональное агентство и международная организация. Однако белорусские власти, да и сами предприятия никак не могут решить, хотят они иностранных инвестиций или нет.

Национальное агентство инвестиций и приватизации было создано в Беларуси несколько лет назад для поиска инвесторов, готовых вложиться в ряд наших госпредприятий. В пилотном проекте участвовало 8 организаций: Барановичский комбинат железобетонных конструкций, «Белсантехмонтаж-2», «Автомагистраль», Строительно-монтажный трест № 8, Белгазстрой, Медпласт, «Конфа» и Минский маргариновый завод.

На реализацию проекта Беларусь получила от Всемирного банка грант в 4 млн долларов. Деньги позволяют НАИП вести довольно активную деятельность – громкий маркетинг, сотрудничество с зарубежными консультантами. Смысл пилотного проекта в том, чтобы провести приватизацию выбранных предприятий на высшем уровне – по современным международным технологиям.

Однако результата от всего этого оказалось немного -  ни одно из восьми предприятий, участвующих в проекте, так и не было продано.

В чем причина поражения, объяснила эксперт Всемирного банка Райните-Бодар Она, которая сотрудничала с Агентством инвестиций и приватизации.

Как выбирались предприятия

По ее словам, еще в 2009 году, когда проект только разрабатывался, Всемирный банк пришел к выводу, что «в Беларусь идти с массовой приватизацией опасно и нецелесообразно».При разработке проекта были учтены страхи высшего руководства страны по поводу иностранного инвестора, который купит предприятие с молотка, выжмет все соки и выбросит людей на улицу.

Было решено «с молотка» ничего не продавать – то есть отказаться от аукциона. В проект были включены требования по поводу сохранения направления деятельности приобретенного инвестором предприятия. Из претендентов на продажу были исключены ведущие и градообразующие предприятия.

НАИП вместе со Всемирным банк выработал критерии отбора предприятий для своего пилотного проекта – кандидаты должны быть интересны зарубежным инвесторам. Был составлен перечень отраслей, перспективных для инвестиций, определены требования к финансовому состоянию организаций – оценивалось кредитное здоровье предприятия и его эффективность, рассчитываемая по выручке на одного работника.

Как призналась Райните-Бодар Она, осуществить свои планы Агентству не удалось – подходящие по критериям предприятий им «не дали». «Мы не получили ни одного предприятия из тридцати выбранных. Финансово устойчивые и эффективные компании вообще было трудно найти. И даже когда мы нашли такие предприятия, которые близки к требуемому уровню, к сожалению, нам их не согласовали».

Потеря времени и ресурсов

Пришлось довольствоваться тем, на что было получено согласие властей. Однако трудности на пути к приватизации только начинались.

Сами предприятия начали всячески сопротивляться и стремиться выйти из приватизационного списка. «Приватизация – это самое плохое для менеджмента, который там работает. Началась борьба самих предприятий и министерств, которым они принадлежат. И конечно, политической сильной поддержки не было, чтобы эти предприятия вести через проект так, как это задумано», - сказала эксперт.

«Я думаю, агентство потеряло очень много времени для переписки, для объяснения, что мы не будем продавать финансовым инвесторам, что мы не продаем по аукциону, что мы привлекаем только инвесторов стратегических, которые соответствуют критериям. Есть барьеры, которые занимают время, ресурсы и не приводят к результату», - констатировала представитель Всемирного банка.

Бедному жениться – ночь коротка

Несмотря на трудности, все 8 предприятий выставили на рынок, на каждое в среднем нашлось 3-4 потенциальных инвестора.

Однако одно из предприятий у агентства все-таки забрали – после того как на него нашлось пять заинтересованных инвесторов, власти передумали его продавать.

Был и почти успех – по одному из предприятий инвестор подписал договор с Агентством. Но договор пришлось долго согласовывать с государственными структурами – в итоге инвестор отказался, объяснив, что он уже использовал деньги в другом направлении.

Сейчас один из кандидатов на продажу находится на заключительном этапе переговоров с инвестором. «На мой взгляд, эти переговоры все-таки очень длительные и трудные, хотя инвестор очень серьезный. Но я оптимист, и надеюсь на успешный финал», - сказала Райните-Бодар Она.

Три предприятия из списка вообще не получили ни одной заявки. «Этот результат тоже можно назвать положительным – из этого опыта мы теперь знаем, как будет с другими аналогичными компаниями», - отметила эксперт.

Непрозрачно и неэффективно

Представитель Всемирного банка делает вывод, что в Беларуси пора менять институциональную организацию, занимающуюся приватизацией. «Когда и министерства, и Госкомимущество вовлечены, и неясно, какими полномочиями Агентство обладает – это очень непрозрачно и неэффективно. Это нужно изменить».

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 5