Эксперт о реформах: Резать по живому уже никто не предлагает, резать придется по мертвому

Долгожданное совещание у президента прошло, но направление движения на ближайшую пятилетку, которая, по словам Александра Лукашенко будет «отличаться новизной» не прояснилось.

А пока власть думает, «резать» или нет, в депрессию уходят не только госпредприятия, но и частный бизнес, еще недавно, рвавшийся вперед, требуя для развития кредитов и кадров. Об этом, а также о том, почему тунеядство стало в Беларуси самым безопасным видом экономической деятельности, рассуждал в очередной передаче «Экономика на пальцах» аналитик Сергей Чалый.

Фото: Сергей Балай, TUT.BY

 «Будете президентами, тогда будете резать»

«Совещание радикально изменило понимание того, что происходит в головах и сердцах нашего экономического блока. Во-первых, нам так и не показали, обсуждали ли участники проблемы, кто и какие мнения высказывал, кто те люди, которым угрожал президент», — констатировал Чалый. Александр Лукашенко на мероприятии несколько раз был безлично жестким. «Некоторые говорят: есть кредит доверия и надо провести непопулярные меры, причем очень быстро, читай — надо быстренько резать по живому. Когда будете президентами, тогда будете резать. Я никого и ничего резать не намерен. А, если хотите резануть, начнем с тех, кто это предлагает», — заявил он.

Новые задачи правительству на очередную пятилетку глава государства обозначил в общем виде: «работать по-старому будет невозможно, развитие страны станет отличаться новизной».

Президент потребовал от высших должностных лиц, даже тех, кто не назначается им, «представить конкретные планы своих действий». «Высшие должностные лица — до назначения на должности, все остальные — за конкретный период, по моему определению», — потребовал Лукашенко.

«Это насторожило — раз президент говорит о периоде, который будет отличаться новизной, стоило бы сформулировать для своих подчиненных, основные подходы и направления — в чем же эта новизна. И пусть они уже под эту линию партии строят свои планы. А выходит, сперва вы несите планы, а потом я буду, исходя из неких критериев, их утверждать», — отметил аналитик.

Это обращение к правительству, по мнению эксперта, перекликается с требованием президента «слушать народ» в вопросе о повышении пенсионного возраста. «Снова получается — не я вам намечаю курс, те, кто с ним согласен, остаются в правительстве и реализуют задачи, кто против — уходит», — считает аналитик.

Подход «спросим у народа», уверен Чалый, это формат предвыборного общения — кандидат говорит, что и как будет делать, если его на выборах поддержали, значит, этот курс население устраивает. «А если не на выборах, как еще советоваться с народом? Референдум провести? Всебелорусское собрание? Это же тщательно отобранные всебелорусы, которые действительно могут все одобрить. И мы опять утыкаемся в отсутствие обратной связи, о чем последние годы кричит бизнес: решения принимаются без консультаций с ним, хотя сами себе в директиве № 4 чиновники прописали такую необходимость. Раньше система на ошибки реагировала, сейчас на них настаивает. Люди, которые, по идее, должны быть экспертами, становятся чиновниками, им место важнее экспертного мнения. Никто не решается раскритиковать или „завернуть“ очередную идею».

Отдельный и очевидно болезненный для президента вопрос — сокращения на промышленных предприятиях, о чем, судя по его выступлению, говорит правительство. «Откройте статистику и посмотрите в структуре себестоимости — какой уровень зарплаты? Мизерный! Так что вы получите от сокращения? Мизерный эффект!», — возмутился президент. «Оптимизироваться» Лукашенко предложил, «подчищая» численность «естественным образом». Чалый отметил, что, во-первых, доля зарплаты в себестоимости не так уж мала — около 25%, а «естественные» сокращения неэффективны, что подробно разбирались в одной из недавних программ. «И угрозы президента уголовной ответственностью тому, кто допустит увольнения, никак не может способствовать решению проблемы», уверен Чалый.

За все хорошее против всего плохого

Президент подчеркнул, что в обществе накоплена критическая масса ожиданий, которые нужно удовлетворить, и при этом он не хочет сыграть на популизме. Люди ждут изменений к лучшему, заявил президент: «И особенность состоявшихся выборов можно охарактеризовать следующим образом: мы вас поддержим и поддержали, но нужны изменения к лучшему». «В обществе накоплена большая масса ожиданий, я бы сказал, критическая масса ожиданий. И не удовлетворить эти ожидания мы не имеем права».

По его словам, «главное — жизненный уровень должен расти». «Возникает вопрос — как? — комментирует Чалый. — Про обещанную на конец этой пятилетки зарплату в 1000 долларов уже забыли, вспомнили про 500 — но это было обещанием в 2010 году, и его не выполнили». Сейчас президент зарплатные требования не конкретизировал — просто больше, чем в нынешнем году. «Такого уровня зарплаты и денежного довольствия, которые сейчас есть в стране, не должно быть к концу будущего года. Это главная цель нашей работы», — потребовал президент.

Причем упоминание слова «довольствие» говорит о том, что источником роста благосостояния президент видит государство, отмечает эксперт.

«Я не говорю каким образом, — продолжил президент тему обеспечения улучшения жизни. — Все вы должны дать людям работу и спросить за производительность труда». «Вопрос зарплаты здесь где-то потерялся» — разводит руками Чалый.

Эксперт обратил внимание на то, что президент приписывает людям странные претензии. К примеру, требуя от правительства уделить самое серьезное внимание вопросам ценообразования, он говорит: «Люди очень недовольны системой ценообразования, и они правы».

«Людям плевать на систему ценообразования! — уверен Чалый. — Их интересует уровень цен и темп их роста! И вопрос „почему так дорого?“ ему задавали еще в начале года на большой пресс-конференции. Тогда никто так и не объяснил, почему у нас сырье, рабочая сила и энергоресурсы дешевле, чем в Польше, а товары — дороже. Я свое объяснение давал: у нас действует модель монополистической конкуренции, бизнес является ресурсной базой для чиновников на всех уровнях. Даже на президентском уровне звучит — мы же вам создали все условия… Вот и выходит, что условия создаются, конкуренция уничтожается, цены автоматически устанавливаются на уровне, выше, чем они были бы в конкурентной экономике. При этом бизнес оказывается всем должен — за „созданные условия“, ему надо построить дворец какой-то…»

У президента иная версия и другой виновный. «Возьмем один вопрос, кто в результате этого ценообразования, а оно обычно ведет к росту цен (особенно, если это бесконтрольно), кладет основные доходы и деньги в карман. Производитель? Как бы не так. Те, кто производит товары, получают мизер прибыли. А те, кто потом работает с этим товаром, получают огромную массу незаработанных денег», — считает Лукашенко.

«Выходит, опять торговля виновата. Вся дальнейшая либерализация в экономике в итоге сводится к увеличению и ужесточению мер регулирования и наказания за нарушения. А проверки выявляют нарушения в более 90% случаях, так что нарушителем становится каждый», — отмечает Чалый. И это при том, что торговля не может ввезти товар, который хочет из-за различных ограничений, у нее 70 страниц ассортиментного перечня, что гарантирует огромные запасы, плюс цену тоже приходится обосновывать. То есть от предпринимателя уже ничего не зависит", — аргументировал Чалый.

Надо резать!

«Некоторые говорят: есть кредит доверия и надо провести непопулярные меры, причем очень быстро, читай — надо быстренько резать по живому. Когда будете президентами, тогда будете резать. Я никого и ничего резать не намерен. А, если хотите резануть, начнем с тех, кто это предлагает», — сказал Лукашенко. «Обманывать людей я не собираюсь, тем самым преподнося подарок своим врагам и как минимум противникам, — подчеркнул президент. — Это вовсе не значит, что мы остановимся и застынем. Система только тогда способна жить и выживать, если она постоянно находится в движении и совершенствуется».

«Где, где враги и противники? Выборы прошли и они были, наверное, первые, когда у президента не было врагов», — уверен Чалый.

Он также обратил внимание на то, что «резать» как раз приходится не по живому, а по мертвому: «Процессы деградации зашли настолько далеко, что иного варианта нет. А если проводить аналогию с гангреной, то по мертвому резать уже бесполезно — процесс так не останавливается». Эксперт напомнил, что вывод о том, что старая система не может больше генерировать темпы роста, был сделан еще в 2012-м году министром экономики Снопковым. На недавнем заседании Республиканского клуба директоров заместитель министра экономики Дмитрий Крутой отметил, что даже при самом благоприятном стечении обстоятельств, возвращении высоких цен на нефть, укреплении российского рубля, возрождении нашего экспорта, белорусская экономика не может расти быстрее 2,2% ВВП в год. Но и при этом белорусская экономика будет тащиться в хвосте экономики мировой, которая будет расти быстрее 3%.

Президент заявил, что в Беларуси не будет реформ, направленных на ломку существующего порядка. «Хотел бы, чтобы мне объяснили, что мы будем структурно ломать или менять. Но реформ, которые будут направлены на ломку существующего, не будет. Реформировать будем, совершенствуя то, что есть, — подчеркнул глава государства. — На то, чтобы сломать до основания, а потом создать новое, у нас сегодня нет денег и не будет никогда. И только дурак может уничтожить то, что есть, а потом героически это создавать».

Чалый уверен, что «уникальная» и «доказавшая свою эффективность» белорусская модель скончалась еще в 2011 году, несмотря на героические попытки ее спасения. «Она была безнадежна, потому, что нельзя вылечить проблему теми же методами, из-за которых она возникла. К примеру, проблему, созданную избыточным и нерыночным кредитованием, попытались решить модернизацией, на которую опять таки направили нерыночные ресурсы…»

Недоумение аналитика вызвало возмущение президента рекомендациями «из вузовского учебника экономики». «Мне предлагают на будущий год некоторые кабинетные проекты, рассчитанные по букварю или максимум по учебнику экономики, взятому в вузе. Положите это для своих детей и изучайте сами в свободное время, если вам это надо», — негодовал президент. «Речь идет о совершенно фундаментальных и простых вещах. И все, что удается возразить, этим „кабинетным проектам“ это то, что они взяты из учебника экономики? Мы спорим с элементарными вещами!» — подчеркнул Чалый.

«Хорошо, то не надо, мы поняли, — продолжал он. — Что же нужно?» Президент считает, что ответ на проблемы простой: «Надо произвести продукции как можно больше и продать ее по максимальной цене. Деньги вернуть в страну».

«И что в этом подходе нового? — недоумевает эксперт. Что выносить на Всебелорусское собрание? Необходимость много производить и дорого продавать?» В результате мы теряем время и целые отрасли, вроде радиоэлектроники, сельхозмашиностроения, легкой промышленности.

«Состояние экономики знают уже все, от домохозяйки до президента. Риски ничего не деланья уже столько велики, что неприемлемы ни для кого. Думаю, осознаваемая опасность так велика, что она парализует принятие необходимых решений. И даже если что-то будет делаться, нет субъекта, собственника реформ».

При этом параллельно представители правительства озвучивают вполне конкретные шаги и планы. К примеру, Дмитрий Крутой заявлял, что программа структурных реформ будет составной частью программы социально-экономического развития страны на следующую пятилетку. По его словам, в пакете порядка 50−70 законов, указов и других актов. Экономическая программа предстоящей пятилетки будет основана на пяти ключевых принципах: борьба с инфляцией и ростом цен, новые подходы к модернизации экономики, эффективное государственное управление, привлечение инвестиций, поддержка малого и среднего бизнеса, а также открытость глобальному миру и построение экономики знаний.

«Экономическая программа на 2016−2020 годы включает такие элементы структурных реформ, как постепенная ликвидация прямого административного регулирования цен на социально значимые товары и услуги, разделение функций государства как собственника и регулятора, запрет на доведение директивных показателей до организаций всех форм собственности и переход к индикативному планированию и прочее», — сказал Крутой. Причем уже к 2017 году программа может дать +2 п.п. роста к тому, что у нас есть.

А пока обсуждается и решается, что все-таки делать, бизнес окончательно потерял энтузиазм, констатировал Сергей Чалый. «Последние два года у нас, в отличие от остальных стран региона, представители бизнеса считали, что их развитие сдерживает нехватка рабочих рук. Эти руки были как раз избыточной занятостью госпредприятий. В предпоследнем опросе Республиканской конфедерации предпринимательстваСвежие данные показывают другое: предприятия впали в глубокий пессимизм и больше не хотят ни денег, ни хороших кадров. Кредиты не стали намного дешевле, однако о данной проблеме теперь вспомнили лишь 14% опрошенных, а дефицит рабочих рук упомянули 15,8%. 77% сейчас волнует низкая покупательная способность. При этом мы продолжаем закручивать гайки и ужесточать ответственность. У нас сейчас в стране самая безопасная экономическая деятельность — это тунеядство. Максимальный риск — 200 долларов или 15 суток…» — резюмировал эксперт.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 7
  • Балл: 5