Прозрение Рудого: белорусские власти созрели для либеральных реформ?

Какую модель экономики выберут чиновники?

Фото: Slon.ru

Структурные реформы предполагают изменение стратегии, но это невозможно в условиях ручного управления экономикой.

Об этом заявил помощник президента по экономическим вопросам Кирилл Рудый.

— Раньше ручная модель охватывала все сферы деятельности. Теперь половина экономики частная, есть иностранные предприятия. Поэтому, кроме как институциональных преобразований (разделение ветвей власти, повышение конкуренции, защита прав собственности и так далее), другого выхода нет, — отметил  Рудый.

Власти готовы отказаться от ручного управления экономикой?

— Это было заявление доктора экономических наук, а не помощника президента Кирилла Рудого, — подчеркивает эксперт Либерального клуба Антон Болточко. — Я присутствовал на конференции, где прозвучал этот доклад. Он, скорее, был направлен на выявление слабых и сильных сторон модели ручного управления. Были подчеркнуты моменты, которые необходимо исправить в нынешней системе, чтобы повысить эффективность ее работы.

По мнению аналитика, это и другие заявления Кирилла Рудого (например, о том, что не может быть рыночным курс белорусского рубля в нерыночной системе), не свидетельствуют о намерении властей провести рыночные реформ или включить такие тезисы в программу будущих изменений в стране.

— На ваш взгляд, как власти представляют себе структурные реформы?

— Поскольку я не являюсь представителем власти, то могу высказать лишь свою оценку происходящего.

По-моему, у власти нет четкого видения: какая модель должна быть сформирована в Беларуси после структурных реформ.

Второй момент: во власти сформировалось несколько групп, которые по-разному видят дальнейшее развитие экономики и инструменты ее реформирования.

Также отсутствует политическая воля к реформам.

Скорее всего, чиновники будут пытаться найти некоторую модель белорусской экономики, отвечающую основным требованиям со стороны власти. К тому же, она не должна далеко или сильно отличаться от того, что есть сейчас. Иными словами, структурные реформы будут сведены к модернизации существующей системы.

— Что может подтолкнуть белорусские власти к настоящим рыночным реформам?

— Отсутствие средств для поддержания нынешней модели. Как только деньги заканчиваются и страна входит в зону дискомфорта, сразу же начинаются реформы. Это было в 2009 году, частично в 2010 году, когда Россия снизила энергосубсидии Беларуси.

Сейчас также не хватает средств. Чем меньше у власти останется денег для поддержания нынешней модели, тем больше она будет пытаться что-то изменить.

— Но Беларусь – в долгах как в шелках. А если кредитная пирамида рухнет…

— Не стоит переоценивать размеры этой пирамиды. С одной стороны, действительно, нынешнее положение страны с точки зрения внешних долгов не самое лучшее. Но по отношению к валовому внутреннему продукту у нас еще не очень большой внешний долг по сравнению с теми же европейскими странами.

Кроме того, у нас есть серьезный потенциал экономического роста, который не раскрыт из-за отсутствия реформ. При правильном подходе этот потенциал роста может перекрыть возврат внешних долгов.

Однако сейчас очень важно сосредоточиться на том, чтобы и те долги, которые сейчас берутся белорусскими властями, использовались наиболее эффективно. Деньги необходимо  направлять не на поддержку существующей модели, а на ее перестройку. Вот это и будут структурные реформы.

Получит ли Кобяков карт-бланш на реформы? «Для успеха реформ нужен сильный политический лидер. А вера в широкое обсуждение и консенсус – миф»

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 14
  • Балл: 4.2