Корвалол, валерьянка и пустырник: чем опасны традиционные успокаивающие средства

Что доводит белорусов до алкоголизма и суицидов?

Функцию психиатров в Беларуси часто выполняют друзья и священнослужители, а лечат психически больных нередко устаревшими препаратами.

Накануне Всемирного дня психического здоровья доктор медицинских наук, профессор кафедры реабилитологии Государственного института управления и социальных технологий БГУ, председатель правления Белорусской ассоциации психотерапевтов Сергей Игумнов рассказал, почему в Беларуси и в Европе в целом увеличивается число психических заболеваний и как защитить свою психику.

— Чем тенденции, наблюдающиеся у нас, отличаются от европейских?

–– У нас, как и в странах Европы увеличивается заболеваемость психическими расстройствами. Во многом это связано с хорошей выявляемостью заболеваний. Беларуси свойственны все тенденции, которые распространены в странах Европы. Например, у нас среднеевропейская частота умственной отсталости — около 2%. Каждый четвертый человек у нас, как и в Европе в целом, в течение жизни переносит то или иное психическое расстройство, требующее сторонней помощи.

— Однако до врачей доходит значительно меньшая часть, не так ли?

— Функцию психиатров в Беларуси часто выполняют друзья, священнослужители, зачастую народные целители. Это огромный рынок услуг. По сути, обращения к врачам — это лишь верхушка айсберга.

Почему люди скрывают психические заболевания?

— Что вы думаете о нарастании распространения психических расстройств?

— На психическое здоровье влияют прежде всего социально-экономические факторы. Всемирная организация здравоохранения даже издала книгу «Экономический кризис и психические расстройства». Пример Российской Федерации показывает, что в кризисные времена увеличивалась частота алкоголизаций и суицидов в начале 1990-х, а также в период кризиса 1998 года.

Эта тенденция наблюдается и в нашей стране. В Беларуси есть еще особенность –– не выдерживают никакой критики с позиции психогигиены производственные отношения, коммуникация начальников и подчиненных. У нас работает система «Я - начальник, ты - дурак», и наоборот... Это распространено повсеместно и приводит к росту напряжения в обществе. Начальник, оскорбленный своим вышестоящим начальником, отреагирует свои эмоции на подчиненных, а они — на членах семьи, на детях особенно.

— Как прервать этот порочный круг?

— Хотелось бы, чтобы отношения между людьми становились более цивилизованными на всех уровнях. Есть известные методы релаксации. Можно, в конце концов, пробежаться по стадиону, чтобы выпустить пар.

— Есть еще белорусский антидепрессант — алкоголь.

— Наоборот, алкоголь — это депрессант центральной нервной системы. Временное возбуждение может перетечь в депрессивное состояние. «Кто знает, сколько, где и с кем, тому вино разрешено», — повторю я слова Омара Хайяма. Увы, таковые люди составляют меньшинство.

— Раньше люди были более устойчивыми к общественным катаклизмам?

— Нет. В странах, где была неблагоприятная социально-экономическая обстановка, были высокие уровни психических заболеваний. Психиатрические больницы во Франции 100-200 лет назад были огромными — страна переживала трудные времена.

Датчане пили больше, чем теперь, а уровень суицидов там в 1870-е годы составлял 27 случаев на 100 тыс. населения в год. Теперь значительно меньше. О социальной ситуации чуть более ста лет назад в этой стране свидетельствует литература. Вспомните «Девочку со спичками» Андерсена, когда малышка предпочла замерзнуть, а не вернуться домой и признаться отцу, что она не смогла продать спички.

Когда начали проводить адекватную социальную политику, социальное мироощущение в стране, где живут люди с тем же генотипом, изменилось. Теперь такое представить в Дании невозможно.

— Значит, кризис разрушает психическое здоровье?

— Да, а еще бьет по уже заболевшим, так как у общества остается меньше ресурсов поддерживать таких людей. В Беларуси почти нет цехов, где люди с умственной отсталостью могут работать. В европейских странах, Германии, например, большинство таких людей работают в специально созданных условиях. Иначе люди с психическими заболеваниями, которых не социализируют, дезадаптируются. Возрастает вероятность совершения ими общественно опасных деяний и самоповреждающих действий. Не говоря уже о бомжевании и нищенствовании. По сути, чем жестче кризис, тем больше душевнобольных оказывается на улице в положении «юродивых».

— Разве психологические проблемы, житейские трудности и беды имеют отношение к психиатрии, являются почвой для возникновения психиатрического заболевания?

— Например, шизофрения встречается у 1% популяции и считается, что она вызывается различными факторами, которые не равноправны. Есть данные, что вероятность реализации наследственности повышают осложнения в родах, вирусные инфекции. Способствуют проявлению наследственного заболевания ряд наркотических веществ, например, марихуана и, в особенности  «синтетика» - «спайсы».

— Есть семьи, где не заводят детей, потому что кто-то из родственников болен шизофренией.

— Если случай заболевания в семье единственный, вероятность его повторения среднепопуляционная — один процент. Наиболее опасная ситуация, когда ребенок рождается от двух больных шизофренией, особенно находящихся в период зачатия в состоянии психотического приступа. Здесь вероятность рождения ребенка, который заболеет шизофренией, составляет до 40%.

— Насколько опасны для душевного здоровья гаджеты, интернет и СМИ?

— Это все фоновый стресс, который повышает вероятность развития психосоматических расстройств. Современные СМИ являются серьезным стрессом для человека, так как показывают катастрофы, которые еще несколько десятилетий человек мог себе только смутно представить.

С другой стороны, это отреагирование эмоций, которое вообще-то может далеко зайти. Например, древние римляне делали это на гладиаторских боях. В общем, я бы рекомендовал время от времени человеку отвлекаться от вала информации в СМИ.

— В Беларуси психические заболевания лечат так же, как и в Европе?

— Нет. Многие современные препараты для лечения психических расстройств широко известные в Европе и даже в России на белорусском рынке вообще не представлены. Психиатрия, к сожалению, остается падчерицей отечественной медицины.

У нас слишком распространены старые типичные антипсихотические препараты, которые составляют более 50% рынка, а по количеству упаковок так и вовсе приближаются к 70%. Да, они дешевы, но не так эффективны, как современные препараты. Старый, как мир аминазин занимает пятую позицию по доле розничных продаж, а другие устаревшие, по современным понятиям, препараты— вторую и третью.

В Беларуси слишком узок круг современных антипсихотиков и антидепрессантов входящих в перечень жизненно важных лекарств, то есть доступных по льготным рецептам. А большинство наших пациентов относятся к социально уязвимым категориям граждан.

Кроме того, беспокоит распространенность барбитуросодержащих препаратов в Беларуси и их бесконтрольное (без рецепта врача) применение. Анализ фармакологического рынка за 2014 год показывает, что препараты, находятся на пятой позиции по сумме розничных продаж. Это серьезные затраты населения. При этом было реализовано около 17 млн. упаковок безрецептурных препаратов, таких как валерьяна, пустырник, корвалол, барбовал, бальзам «Московия».

–– В чем опасность этих препаратов?

— Они нередко используются алкоголиками для усиления воздействия алкоголя. Злоупотребляющие алкоголем так и говорят: если в стакан водки добавить пузырек корвалола, «получится эффект как от бутылки».

–– Вы считаете, что эти препараты надо запретить?

–– Они должны назначаться врачом и отпускаться по рецепту. Опасность этих препаратов в том, что к ним формируется толерантность. Кроме того, барбовал формирует наркотическую зависимость — с возрастанием частоты потребления доз в десятки раз. Есть и синдром отмены барбитуратов с нарушениями походки, психомоторным возбуждением и судорожными припадками.

Вся правда о «таблетке для ума»

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 29
  • Балл: 4.8