Коррупция, чрезмерная подозрительность, самоизоляция и надежды на сильное авторитарное лидерство: чем болеет белорусское общество

Почему третий сектор не сможет расшевелить белорусов?

Эксперты Центра европейской трансформации и Белорусского института стратегических исследований представили результаты исследования потенциала общественно-политической солидарности в белорусском обществе.

Итоги опроса, в котором участвовали 1018 человек старше 18 лет, поразили исследователей.

– Мы видим, что в обществе вообще нет солидарности либо четкой структурации, на которую общественные организации могут опираться в солидарных действиях. Потому что общество находится в состоянии аморфности, – говорит директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров.

Сегодня третьему сектору было бы сложно привлечь население выступить «за» какие-то события или «против» них.

Кому доверяют белорусы?

Считается, что уровень доверия в демократических странах значительно выше, чем в постсоветских, а индекс межличностного доверия в массах значительно превышает индекс институционального.

Но белорусы, как оказалось, в принципе не склонны доверять как окружающим людям, так и организациям. В сложных жизненных ситуациях 80% респондентов обратились бы за поддержкой или помощью к членам семьи и друзьям, 39,3% — к коллегам и бывшим однокурсникам, 26,8% — в правоохранительные органы. Все остальные структуры не вызывают особого доверия среди населения.

Доверия становится еще меньше, если речь заходит о нарушениях гражданских прав человека.

– В Беларуси очевиден кризис доверия институтам. Люди полагаются больше на межличностные связи, при этом уровень доверия негосударственным структурам в сложных ситуациях заметно ниже, чем госструктурам. Даже в случае нарушения гражданских и политических прав люди не доверяют никаким институтам, ни государственным, ни негосударственным, – объясняет Андрей Егоров.

Авторы исследования также заметили, что с возрастом люди теряют доверие к негосударственным структурам, а в столице индекс доверия госструктурам выше, чем негосударственным, в регионах – наоборот.

Такая ситуация удивила и встревожила исследователей: кризис доверия государственным и негосударственным структурам ставит под вопрос их способность реализовывать свою общественно полезную функцию.

– Низкий уровень как вертикального, так и горизонтального доверия порождает ряд социальных «болезней»: коррупция, чрезмерная подозрительность, самоизоляция групп, ксенофобия, патернализация и надежды на сильное авторитарное лидерство, упование на иностранную помощь в решении национальных проблем. Тревожно, что Беларусь сегодня болеет всеми ими, – отмечает Андрей Егоров.

Почти половина белорусов безразлична к общественно-политической жизни

По сходству в восприятии и оценках определенных понятий авторы разделили респондентов на три группы. Примерно по такой же аналогии можно разделить и все белорусское общество.

«Опора белорусской системы». 38,6% респондентов. Наиболее активная группа, вовлеченная в различные виды солидарных действий. Они чаще остальных обсуждают с близкими людьми темы политики, экономики и культуры. И в сложных ситуациях полагаются на «близкие институты», как государственные, так и негосударственные, но не доверяют правоохранителям.

– У этой категории насыщенные и близкие по духу профили оценок «Беларуси» и «России». «Европа» – нейтральна, а отношение к «Украине» противоположное «России». Самые высокие оценки восприятия по отношению к «3 июля», и наиболее низкие к «25 марта», – говорит старший аналитик Центра европейской трансформации Татьяна Водолажская.

«Евроремонт». 20,2% опрошенных. Респонденты второй группы больше других идентифицируют себя с людьми, близкими им по политическим взглядам, а также со своим городом или поселком. Они демонстрируют самое большое доверие к госструктурам. Их чаще, чем остальных, заботят вопросы экологии.

– Эти люди сейчас живут в Беларуси, как в маленькой европейской стране. Они рассчитывают на официальные институции, читают газеты, – комментирует Татьяна Водолажская.

В их восприятии оценки «России» и «Беларуси» ниже, чем у первой группы, а «Европы» и «Украины» выше. «Права человека» и «стабильность» в их восприятии сливаются вместе.

«Игнор». Это самая большая и самая пассивная категория – 41,2% всех опрошенных. Их оценки практически по всем объектам ниже, чем в среднем у других респондентов, и стремятся к нулю. Меньше всех они полагаются на окружающих, включая институты и личные связи. При этом практически не принимали участия в различных мероприятиях. Эта группа отличается очень низким уровнем интересов к общественно-политической жизни, у нее нет очевидных приоритетов.

– Возможно, такие результаты демонстрируют, что наше представление о том, что людей может «задеть», не соответствует их представления и интересам, – говорит Татьяна Водолажская.

И если подобное исследование, проведенное в гражданском секторе год назад, показало слишком низкий потенциал общественно-политической солидарности, то ныне полученные результаты разбивают представления гражданского общества о солидарности и социализации.

– Самая консолидированная группа в прошлом исследовании была сильно политизирована и направлена на изменения системы. Здесь же самая солидаризированная часть ориентирована на сохранение этой системы, – подчеркивает социолог.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 15
  • Балл: 4.5