Дно есть, стратегии роста нет

Экономический спад в белорусской экономике, вызванный как внутренними, так и внешними причинами, продлится не менее двух лет, а новым вызовом для экономических и политических властей станет рост безработицы и разрыв негласного социального контракта «всем папиццот, или чарка-шкварка-иномарка».

Новой стратегией развития страны могла бы стать рыночная экономика, частная инициатива и предпринимательство, но уже сейчас очевидно, что руководство страны стремится сохранить текущую экономическую политику и предлагает новый социальный контракт «пускай бедно, абы не было войны».

Что с экономикой?

Последние официальные статистические данные подтверждают самые пессимистичные прогнозы развития белорусской экономики. По итогам января-июля 2015 года ВВП страны сократился на 4%, цены на потребительские товары выросли на 15%, объем внешней торговли товарами и услугами упал на 25,9%.

Все эти макроэкономические факторы, безусловно, сказались на рынке труда. Оценить реальный уровень безработицы в Беларуси крайне сложно из-за отсутствия в открытом доступе данных о выборочных обследованиях домашних хозяйств по вопросам занятости, которые регулярно проводит Белстат. Официальная информация по безработице в 1% от экономически активного населения вряд ли отражает реальную картину на рынке труда.

Куда интереснее и красноречивее выглядят косвенные показатели занятости.

Так, численность работников, работавших неполное рабочее время (день, неделю) по инициативе нанимателя в июне 2015 г. по сравнению с июнем 2014-го выросла в 3,3 раза. А численность работников, которым были предоставлены отпуска без сохранения или с частичным сохранением заработной платы по инициативе нанимателя, в июне 2015 г. по сравнению с июнем 2014-го выросла в 3,9 раза.

Падение уровня доходов и занятости населения подтверждает и динамика по собираемости подоходного налога. В первой половине 2015 года налоговые органы собрали почти 17,7 триллиона рублей подоходного налога. Это почти на 0,6% больше, чем планировалось, и на 17,2 % больше, в сравнении с таким же периодом 2014 года. Но в 2015-м ставка подоходного налога выросла с 12% до 13%, то есть рост налоговой нагрузки составил 8,3%. Значит, либо собираемость этого вида налога упала, либо реальный рост доходов населений составил не 17,2%, а 8,9% при росте цен в 15%. Следовательно, доходы людей не только не выросли, но и сократились.

Продолжится ли падение доходов населения в ближайшее время?

По итогам января-июля 2015 года мы имеем среднюю долларовую зарплату в 395 долларов, а с учетом августовского падения курса рубля — и вовсе 375 долларов. Таким образом, до оптимистичной средней зарплаты в 350 долларов нам падать совсем немного — около 7%.

При условии сохранения или незначительного роста номинальных зарплат и отсутствия внешних кредитов, рублю осталось падать совсем немного, приблизительно до коридора 18500-19000 за доллар. Однако свои коррективы могут внести внешние факторы — изменение курса российского рубля, который зависит от котировок на нефть.

Другой вопрос, есть ли основания для дальнейшего роста безработицы?

Индекс производительности труда в январе-июле 2015-го упал до 98%. Во-первых, это свидетельство инертности государственных предприятий, которые с большим трудом сокращают персонал в условиях кризиса и падения производства. Во-вторых, можно утверждать, что есть потенциал к дальнейшему росту безработицы на 2-4% от занятого на сегодняшний день в экономике персонала.

Таким образом, дно близко, а вот стратегия восстановления и роста экономики на данный момент не представлена. Если после кризиса 2008-го локомотивом экономики должна была стать строительная отрасль, после кризиса 2011-го предполагалось развивать экономику через стимулирование внутреннего спроса, то какие драйверы роста будут использованы руководством страны в текущей ситуации?

Что дальше?

Крупные международные институты от МВФ до Евразийского банка реконструкции и развития настаивают на проведении жесткой денежно-кредитной и налогово-бюджетной политик, гибкости обменного курса.

В этих ограничениях наиболее выигрышной стратегией для правительства с экономической точки зрение было бы проведение структурных реформ и приватизации с целью снижения роли государства в экономике. Также повышению конкурентоспособности экономики в целом и развитию частного бизнеса способствовала бы либерализация цен и рынков, гарантия прав собственности, создание равных условия ведения бизнеса для частных и государственных предприятий.

Будет ли представлена правительством какая-либо внятная стратегия восстановления и роста экономики, покажет время. Однако, судя по заявлениям президента, серьезных экономических реформ нам ожидать не приходится.

«Я понимаю — сложности и трудности. Но считайте, что у нас идет в экономике война, военное положение. И мы должны сделать все для того, чтобы вот в этих военных экономических условиях выполнить те задачи, которые перед собой поставили, и мы должны их решить в этом году, — заявил президент, принимая с докладом премьер-министра страны Андрея Кобякова. — Люди не требуют же от нас что-то сверхъестественное! Они понимают, что мы процентов на 80 попали в этот кризисный период не по своей воле. Не мы тому виной».

Становится очевидно, что вместо «сверхъестественных» экономических реформ белорусы в ближайшем будущем скорее всего получат новый социальный контракт «пускай бедно, абы не было войны». И, судя по настроениям в обществе, этот контракт будет принят.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 6
  • Балл: 5