Как уберечь Минск от превращения в каменные джунгли

Уплотнение, строительство новых микрорайонов или коттеджная застройка — что ждет белорусскую столицу?

Фото: maxim-nm.livejournal.com

В Мингорисполкоме разрабатывается корректировка генерального плана столицы. Почему обсуждение этого документа не стоит игнорировать жителям города, а особенно политическим партиям и общественным организациям — об этом координатор общественной кампании «Генплан — для минчан!» Денис Кобрусев.

–– Когда появится корректировка генерального плана Минска?

–– Предположительно проект документа будет вынесен на общественное обсуждение  к концу 2015 года. Общественное обсуждение будет длиться 25 дней. Этот документ важен для минчан. Если будет начата широкая общественная дискуссия, это может стать шагом к изменениям.

Эта тема вызывает интерес местных жителей. Причем они не жалуются в вышестоящие инстанции, как в случае системы ЖКХ, а предпринимают более активные действия. Строительство, уплотнение, застройка зеленых зон вызывают социальные протесты. Люди проявляют активность, когда вторгаются со строительством или вырубкой деревьев в их двор, в их зеленую зону.

Если политики будут иметь разработанные концепции в этом направлении и информировать о них людей, это вызовет среди населения больше понимания и поддержки, чем какие-то политические лозунги. Важно только, чтобы внимание к градостроительству и качеству жизни в городе было долгосрочной политикой.

–– Чтобы политики могли сформировать свою точку зрения на развитие Минска, они должны понимать, что не так с действующим генпланом. И что же?

–– Минск развивается согласно генеральному плану 2010 года, концепция которого строилась на том, что столица разрастется в разные стороны, а на сельскохозяйственных землях появятся новые микрорайоны. Появляется много жилья, развивается водно-зеленый диаметр столицы. Однако этот план вступил в противоречие с Указом президента, который запретил изымать сельскохозяйственные земли для строительных нужд. Вот и появилась политика уплотнения, что вызвало череду градостроительных конфликтов. Сразу рухнула концепция озеленения.

По плану, на каждого человека должен был приходиться 21 квадратный метр зеленых насаждений. По некоторым данным, в новой корректировке плана цифра заменена на 17. И эта цифра лишь желаемая. Количество населения увеличивается, а количество зелени, наоборот, уменьшается. Например, в Московском, Фрунзенском районах столицы теперь менее 8-10 квадратных метров зелени на человека.

–– Однако прислушаются ли власти к мнению отдельных людей и партий?

–– Современные чиновники не являются такими уж неприступными с железобетонной позицией, чтобы не быть в состоянии услышать то или иное мнение. Если есть грамотные концепции и предложения, их стоит выносить на суд властей.

Например, у нас есть опыт сотрудничества с УП «Минскградо». Прошли наши предложения, касающиеся зеленых зон, их защиты. Мы предлагали обвести зелеными линиями все зоны, чтобы было понятно, за какую черту нельзя заходить застройщикам. Прошли предложения по некоторым правилам строительства парковок.

Вторая часть предложений касалась водно-зеленого диаметра Минска. Мы предлагали придать статус историко-культурного памятника Слепянской водной системе как уникальному объекту, который имеет большой туристический потенциал. Есть надежда, что наши предложения будут реализованы в новом генеральном плане, в результате жизнь минчан станет лучше.      

Минск – уникальный город, в котором живет пятая часть населения Беларуси. Урбанизация по-белорусски – это внутренняя миграция в Минск и областные города. В то время как население средних и малых городов уменьшается. Некоторые прогнозы говорят  о том, что через 20-30 лет чуть ли не 60% белорусских районов будут иметь население менее 15 тысяч человек, что создает проблемы для жизнедеятельности регионов.

–– Почему?

–– Туда не придет инвестор. Не будет улучшаться инфраструктура, так как на это не будет средств. Мы уже теперь наблюдаем ситуацию, когда в некоторых малонаселенных районах закрываются комиссариаты, потому что некого призывать на воинскую службу. При этом большие ресурсы на поддержание чиновничьего аппарата выделяются, а его число заметно не уменьшается. Все это серьезные расходы.

В такой ситуации проблемы минчан нельзя рассматривать в пределах кольцевой. На мой взгляд, политические партии на уровне программ, концепций, видения должны давать ответ, как в такой ситуации будет развиваться Беларусь. Это проблема не только экспертного сообщества и жителей, но и политиков. Должна быть политическая воля, которая выбирает пути развития Беларуси и столицы.

–– Что это значит для Минска?

–– В Минске будет возрастать количество социальных проблем, увеличиваться нагрузка на инфраструктуру. Жителей города надо обеспечить жильем. Сразу возникает вопрос – как строить жилье? Уплотняя городскую застройку провоцировать конфликт интересов между людьми? Очевидно, что люди, живущие в Минске, хотят иметь хорошее качество жизни, а если оно будет ухудшаться, появится много недовольных «понаехавшими».

–– Однако не запретишь ведь жить там, где человек хочет?

–– Есть различные способы воздействия на миграцию населения, включающие развитие регионов и сдерживание потоков в Минск. Например, если строится предприятие, лучше его открыть в регионе, чтобы там создать рабочие места. Люди, имеющие хорошую работу, не будут покидать насиженное место и уезжать в Минск. Ограничивая прирост миграционных потоков в Минск, мы уменьшаем количество проблем.

–– Есть еще идея развития городов-спутников. Насколько она эффективна, на ваш взгляд?

–– Идея, как я понимаю, в том, чтобы люди, приезжающие работать в Минск, селились в городах-спутниках. По планам властей из Минска на протяжении ближайших десятилетий 100-200 тысяч человек уедут из Минска. Эта концепция имеет право на существование, но в Беларуси она показала свою несостоятельность.

Во-первых, в некоторых городах, Фаниполи, например, развитие по примеру города-спутника Минска было встречено местным населением без особого энтузиазма. Во-вторых, не получается вложиться в план. В первом городе-спутнике Смолевичи около трех лет строили один дом, а потом возникли проблемы с тем, чтобы его сдать. Есть еще проблема: государство недостаточно вкладывает в инфраструктуру городов-спутников.

В Дзержинске прозвучало предложение снести частную застройку некоторых улиц и построить многоэтажные дома, чтобы туда приехали жить минчане. Однако жители 60 домовладений возмутились, так как большинство домов за исключением двух бараков в центре находятся в хорошем состоянии. Кроме того, сроки были определены до 2030 года. Это означало, что люди не смогут в течение 15 лет менять кровлю, окна, двери, так как это может увеличить цену жилья, и, соответственно, сумму государственной компенсации за него. От этой идеи отказались, решили уплотнять Руденск.

Безусловно, проблему привлекательности городов-спутников решать надо комплексно.

Между тем, некоторые города очень просто сделать интересными для минчан, готовых строиться вне столицы. Например, в Заславле есть одна серьезная проблема – качество воды. Такую воду, которая течет из крана в городе, невозможно пить, а стиральные машины ломаются. Не исключено, что если проблема с водой будет решена, появится больше желающих поехать жить в этот город.

Таким образом, концепция городов-спутников проблему перенаселения Минска и нехватки жилья не решит. Получается, что идея городов-спутников натолкнулась на белорусскую действительность и почти разбилась.

–– А строительство новых микрорайонов, таких, как Каменная горка, в столице может решить эту проблему?

–– Безусловно, для людей, у которых не было жилья, построить или получить его там, очень хорошо. Положительным является также то, что Каменная горка строилась в чистом поле, не происходило уплотнения, не меняло чей-то уклад жизни в худшую сторону.

Однако Каменная горка – это бетонные джунгли с высокоэтажной плотной застройкой, где при большом количестве машин практически отсутствует зелень. Уже общепризнано, что монотонная застройка влияет на психическое здоровье людей, жить на очень высоких этажах – значит, подвергать себя риску. Как результат – дома, которым два-три года, выглядят разбитыми. Граффити, загаженные лестничные площадки.

Понятно, что люди с хорошим достатком жить в Каменной горке не будут. Наибольшее количество социального жилья строилось именно в Каменной горке. Что ж, в каждом крупном европейском городе есть такие районы для бедных.

–– Тогда остается уплотнение?

–– Уплотнение – это плохо, так как ухудшает качество жизни населения, но не решает проблем. Правда, такое строительство дешевле из-за того, что не нужно прокладывать коммуникации, есть уже готовые. Да и строительство жилья само по себе является локомотивом экономики. Чем больше кредитов выдается, тем больше разогревается экономика. В Китае целые города построены, в которых никто не живет.

В любом случае, надо исполнять градостроительный документ. Есть пригородные земли, которые используются для нужд сельского хозяйства. Концепция развития, на мой взгляд, вполне может дать людям возможность построить коттеджную застройку на этих территориях. Схема финансирования такая: государство берет расходы на инфраструктуру (дорога, электричество, водопровод), а люди за свои деньги строят дома, поддерживая тем самым экономику. По цене это будет не намного меньше, чем купить квартиру в Минске, однако нагрузка на столицу уменьшается, у людей появляется жилье и происходит развитие околоминской конгломерации.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 26
  • Балл: 5