Может ли ЭКО вытащить Беларусь из демографической ямы?

В Беларуси есть женщины, которые лечат бесплодие более 15 лет.

Почему бесплодие становится все большей проблемой в Беларуси, а репродуктивные технологии подходят не для всех — об этом Алена Страздина, гинеколог-репродуктолог медицинского центра «ЛОДЭ».

–– Складывается впечатление, что бесплодие становится все большей проблемой для белорусских семей. Какова ваша точка зрения на проблему как практика?

–– По разным данным в Беларуси 15-17% бесплодных пар. Не исключено, что примерно столько же было и раньше, но на проблему обращали меньше внимания. Рождаемость была больше, и бесплодные браки не так остро воспринимались. Кроме того, далеко не все бесплодные пары обращались к врачам, потому что в обществе бытовали стереотипы, считалось, что с такой проблемой идти к врачу чуть ли не неприлично. В результате многие скрывали свои проблемы. Сейчас люди стали образованнее и более внимательны к своему здоровью. Соответственно, с большей готовностью идут к врачам.

– Российские исследования показывают, что доля бездетных женщин, рожденных в 80-е годы прошлого года около 15% в РФ, 25% в Италии, 20% в Великобритании. Получается, если мы будем идти за цивилизованными странами, будет увеличиваться и доля бесплодных женщин?

–– Трудно сказать. Сейчас у нас ситуация такая же, как в России. Не последнюю роль в увеличении доли бесплодных женщин в странах Западной Европы сыграла сексуальная революция. Не все и не всегда помнили о барьерных средствах контрацепции при частой смене партнеров. В результате заражались различными инфекциями.

В Беларуси основная причина бесплодия у женщин –– это трубно-перитонеальное бесплодие, когда трубы непроходимы, есть спаечный процесс в малом тазе, а это чаще всего как раз результат перенесенных инфекционных заболеваний.

Во всех развитых странах большое значение в распространении бесплодия имеет эндометриоз. Достоверно причины возникновения не известны, они находятся где-то на стыке гормональных, иммунных изменений, наследственной предрасположенности. Это хроническое заболевание с рецидивирующим течением. Факторы бесплодия, к которым приводит активный эндометриоз: нарушение процессов овуляции, снижение качества яйцеклеток, нарушение транспортной функции маточных труб и движения по ним сперматозоидов и т.д.

Золотой стандарт лечения — это хирургическое вмешательство с последующей медикаментозной терапией, направленной на подавление функции яичников и соответственно активности очагов эндометриоза. Если в течение года после окончания терапии беременность не наступает, переходят к использованию методов вспомогательных репродуктивных технологий. При тяжелых формах эндометриоза или при рецидивах заболевания сразу предлагается экстракорпоральное оплодотворение.

–– В связи с множеством факторов, влияющих на развитие бесплодия, на что все-таки надо делать ставку в его профилактике?

–– На все. С самого раннего возраста надо обращать внимание на репродуктивное здоровье детей. Если мы говорим о девочке, надо обращать внимание на боли в животе, отклонения в росте, на время, когда установилась менструальная функция и насколько нормальный менструальный цикл. Мальчика тоже надо вовремя показывать детским урологам и эндокринологам.

Дети должны получать половое воспитание. Они черпают информацию в интернете, но часто не ту, которая нужна. В том числе и поэтому сохраняется простое отношение к прерыванию беременности, когда вакуум-аспирация не воспринимается как аборт. Между тем любое вмешательство в полость матки –– это риск инфекций. Среди пациенток врачей-репродуктологов много тех, кто прервал первую беременность. Их детям могло бы теперь быть 20 лет, а они делают ЭКО, чтобы впервые стать родителями. Всегда жалко это осознавать.

–– Отложенное родительство является фактором риска бесплодия?

–– Безусловно. Женщина может себя чувствовать и выглядеть хорошо, но природу не обманешь. Благодаря многочисленным исследованиям достоверно известно, что уже после 35 лет начинается снижения фолликулярного резерва яичников. Есть данные о том, что треть диагностированных зачатий у женщин после 42 лет аномальны. Всякий раз, когда мы занимаемся ЭКО у женщин старше 40 лет, надеемся на чудо, которое происходит далеко не всегда. Есть методы предимплантационной генетической диагностики (ПГД), благодаря которым возможно рождение здорового ребенка в паре, где есть носительство патологического гена, который надо исключить. Однако это очень затратные методики, изучение эффективности которых продолжается.

В основном наши пациентки в возрасте 33-43 лет. К сожалению, у многих лечение бесплодия в силу различных причин затягивается, и к нам приходят пары, стаж бесплодия которых 8, 10, 17 лет. Уходит золотое время, и мы получаем не очень хороший результат программ ЭКО. Все-таки надо придерживаться правила. Если женщина младше 35 лет, стаж обследования и лечения бесплодия не должен превышает два года, а если старше 35 лет, надо уложиться в полгода.

–– Возраст мужчин не так влияет на способность зачать здорового ребенка в случае, если он в принципе способен к половой жизни?

–– Действительно, если мужчина здоров, не имеет значительного лишнего веса, он и в 70 лет может стать отцом. Другое дело, что в таком возрасте мало кто сохраняет здоровье.

–– В целом женский вклад в бесплодие значимее мужского?

–– Судя по обращениям, половина на половину. Много пар, где есть проблема как у женщины, так и у мужчины. Случается, что основной причиной является только мужское бесплодие. Это нарушение структуры сперматозоидов, малое их количество и плохая подвижность.

–– Казалось бы, нужен только один, чтобы оплодотворить яйцеклетку.

–– Да, но остальные в естественных условиях должны быть активные, добраться до яйцеклетки и участвовать в сложных реакциях растворения ее оболочки, чтобы туда пробрался один победитель. И даже если мы говорим об обычном ЭКО, сперматозоидов может быть меньшее количество, чем при естественном зачатии, но их должно быть достаточно для растворения оболочки яйцеклетки. В случае, если ситуация не такая благоприятная, используется более сложная технология ИКСИ, когда в микроиглу помещается лучший отобранный сперматозоид, прокалывается оболочка яйцеклетки, и сперматозоид попадает непосредственно в нее. Такая методика может использоваться и при других показаниях.

–– Мужчины сложнее принимают наличие проблем с репродуктивной системой, чем женщины?

–– Психологически им действительно сложнее. Случается, что женщины проходят полное обследование, оказываются здоровыми, а мужчина никак не может решиться всего лишь сдать спермограмму. По моему опыту, женщины готовы идти на большие жертвы, чем мужчины в достижении цели завести ребенка. Даже если женщина здорова, но необходимо ЭКО из-за проблем у партнера, она соглашается получать высокодозную гормональную терапию, подвергаться вмешательству, наркозу и, соответственно, всем связанным с этими процедурами рисками.

–– Вы чувствуете неоднозначное отношение в обществе к ЭКО?

–– Безусловно. И это можно понять. Мы считаем, что дети, рожденные с применением метода ЭКО –– обычные дети, но появляются новые технологии, использование которых происходит на протяжении небольшого периода времени. Соответственно, нет данных, основанных на многолетних наблюдениях, о детях, рожденных в результате применения таких технологий. Как правило, речь не идет о каких-то анатомических аномалиях, говорят о психологических и социальных характеристиках в будущем таких малышей.

–– Цикл ЭКО с лекарствами стоит порядка двух тысяч долларов, половина из которых –– цена программы. Почему так дорого, особенно если учесть, что большинству надо не один, а три цикла, чтобы забеременеть?

–– Потому что дорогие расходные материалы, среды, лекарства, которые производят немногие компании. Какие-то фирмы производят пластик, который должен быть абсолютно нетоксичен для эмбриона, какие-то — медикаменты.

Вы говорите «дорого». Ко мне приезжают пары с разным уровнем благосостояния. Безусловно, ЭКО –– дорогостоящая программа, но ее цена вполне соизмерима со стоимостью отдыха, например, в Болгарии. Семьи сами расставляют приоритеты.

–– Есть мнение, что проведение ЭКО подрывает женский организм.

–– Безусловно, лекарства, которые должна принимать женщина, –– это не витамины. Все наши препараты, вызывают повышение уровня половых гормонов сверх физиологических значений, что может влиять на функцию всех органов и систем организма. Если женщина соматически здорова, у нее все восстановится. Именно из-за существования различных рисков мы проводим тщательное обследование перед проведением программ, есть ряд противопоказаний для применения ВРТ.

–– Случается, что вы отговариваете от ЭКО женщину, несмотря на ее желание и отсутствие медицинских противопоказаний?

–– Да. Малышу нужна здоровая мама. Все-таки заводить детей надо с пониманием того, что их нужно растить. Порой об этом не помнят, а видят лишь цель –– родить.

Вообще же я считаю, что в ряде случаев перед проведением процедуры ЭКО необходима консультация психолога. Надо признать, что иногда люди хотят иметь детей в попытке решить какие-то личностные проблемы.

–– ЭКО не решает демографические проблемы, так как не так много детей рождается с применением этих технологий. Какую проблему, на ваш взгляд, решают репродуктивные технологии?

–– Это способ сделать семьи счастливыми и подарить им детей, которые не могли бы у них появиться естественным путем.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 7
  • Балл: 4.4