Как быстро белорусы могут разлюбить Россию?

Достаточно ли одной политической воли руководства, чтобы белорусы развернули свои взоры в противоположную сторону? И сколько необходимо времени на переориентацию, если из телевизора исчезнет российская пропаганда?

«Сторонников ориентации на Россию с 2001 года стало меньше»

Аналитик BISS Елена Артёменко отмечает: на сегодняшний день наше общество нельзя упрекнуть в серьезной ориентации на России. Однако и в Европу белорусы не спешат.  

— Для оценки геополитических ориентаций мы в исследованиях BISS используем вопрос, в союзе с кем хотят жить белорусы, — говорит Елена Артёменко.

Последний опрос для проекта «Рефорум» проходил в марте-апреле 2015 года. По его результатам в союзе с Россией предпочтут жить 25%, с ЕС – 10%, с Россией и ЕС одновременно – 21%, а в независимой Беларуси, не входящей ни в какие союзы, — 31%.

Эксперт отмечает, что за последние 15 лет в обществе произошли серьезные изменения. По результатам замеров Независимого института социально-экономических и политических исследований, первый долгосрочный тренд – это снижение поддержки объединения Беларуси и России. Отвечая на вопрос, как проголосовали бы на референдуме об объединении Беларуси и России, в 2001 году за объединение выступали 57% наших граждан, в 2008 году доля выступающих против объединения (38%) впервые превысила долю выступающих за объединение (36%), а в марте 2015 года за высказались бы 26%, против – 49%.

— Снижение поддержки объединения с Россией связано, скорее всего, не с желанием интегрироваться в ЕС — долгосрочного тренда на усиление желания интегрироваться с ЕС заметить нельзя. Начиная с 2007 года,  доля тех, кто на референдуме проголосовал бы за вступление в  ЕС, остается на уровне около 30%, а тех, кто против, – 45%, — поясняет Елена Артёменко. — Снижение поддержки интеграции с Россией связано с ростом «изоляционистских настроений» или доли сторонников независимой Беларуси, не входящей ни в какие союзы. Если по исследованиям BISS, в 2010 году сторонников этого выбора было 20%, то в 2015 году – уже 31%.

Аналитик также отмечает, что на протяжении 2014 г. доля тех, кто против объединения с РФ, заметно росла (с 51% в декабре 2014 г. до 58% в декабре 2014 г.). Однако в марте 2015 года она значительно сократилась – до 49%.

— Вероятно, это связано с экономическим кризисом и надеждой на российскую поддержку в кризис, желание еще больше интегрироваться с российской экономикой и удерживать рынки сбыта.

Снизилась в 2015 году и доля сторонников интеграции с ЕС (с 49% в декабре 2014 г. до 45% в марте 2015 г.), и противников (с 29% до 25%), что, по мнению социолога, говорит о некоторой растерянности по этому вопросу.

Внесли свои коррективы и украинские события. До этого времени, начиная с 2011 г. после кризиса преобладали сторонники европейского выбора. В декабре 2013 г. вступление в ЕС предпочитали союзу с Россией 45%, союз с Россией – 37%. Сейчас ситуация изменилась в противоположную сторону.

— Если предлагать населению только два варианта – интеграция или с ЕС, или с Россией, предпочтения сейчас отдаются России (47% против 31%), — отмечает Елена Артёменко. — Однако этот тренд закрепился только в марте 2014 года на фоне украинских событий.

Эксперт считает, что проевропейская ориентация – это «нормальное, привычное явление для белорусского общества».

— Но чтобы она перевесила пророссийскую, необходим запрос на позитивные изменения и реформы, как после кризиса 2011 года. Также важно, чтобы население не опасалось последствий европейской интеграции в виде конфликтов с Россией, с которыми сталкиваются, например, Грузия и Украина, — считает Елена Артёменко.

«Если вдруг придет политик с проевропейской ориентацией, его очень быстро снесут»

Эксперт Независимого института социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ) Сергей Николюк считает, что сознание белорусов очень мало изменилось за эти годы.

— Принципиально ничего не меняется. НИСЭПИ проводит свои опросы более 20 лет, — подчеркивает он. — Количество зависимых людей от государства не уменьшается. Разве что за это время белорусы научились быть потребителями. Пришли от советского времени всеобщего дефицита к нынешнему относительному изобилию, пообвыклись и в целом неплохо себя чувствуют. А чтобы переориентироваться и идти в Европу, жить в условиях рынка и демократии, для этого нужно быть автономной личностью, человеком, способным выстраивать свою среду независимо от государства.

По мнению эксперта, чтобы изменилась структура белорусского общества, необходима смена поколений.

— Но это при условии, что этой смене не будут мешать, — добавляет Сергей Николюк. — А главная задача нашей власти в течение 20 с лишним лет и заключалась в том, чтобы не допустить активного формирования нового типа человека. И я вам скажу, что с этой задачей она справилась. Вот почему никакой даже успешной пропагандой нашего человека не изменить. По крайней мере, в достаточно короткой перспективе ничего не произойдет.

По мнению социолога, белорусское общество сделало свой сознательный выбор еще в 1994 году.

— Когда людям предложили демократию и свободу, им оказалось это не нужно. Они выбрали патерналистского лидера, который сказал: все вопросы я за вас решу. Общество было не готово к изменениям, — констатирует эксперт. — Ведь посмотрите, что случилось в странах, где на некой волне успели победить демократические силы, тогда как базы для этого не было, типа Грузии, Азербайджана и Армении? Даже если сейчас вдруг в Беларуси придет к власти политик с проевропейскими взглядами, его очень быстро снесут.

Что же касается российской ориентации, то наблюдающийся в последний год рост поддержки России – тоже, по мнению социолога, свидетельство советского мировосприятия белорусов.

— Этот «крымнаш» большинство белорусов восприняло с энтузиазмом как восстановление исторической справедливости, что повысило желание интегрироваться с Россией. Так что мы идем в обратную сторону, в сторону России, — резюмирует Сергей Николюк.

«Даже Лукашенко не столько навязывает, сколько сохраняет старые стереотипы»

Медиаэксперт Павлюк Быковский также считает, что для переориентации сознания обществу потребуются долгие годы.

— Общественное сознание консервативно, и обычно для такой серьезной переориентации общества нужны десятилетия. Причем в этот период работа с общественным сознанием должна быть целенаправленной, а не идти самотеком. В Беларуси после получения независимости такая работа если и велась, то только в самом начале 1990-х, — говорит эксперт.

В Беларуси и до сегодняшнего дня сильны советские стереотипы, отмечает Павлюк Быковский.

— Остается советское восприятие Беларуси как провинции и Москвы как центра, — считает Павлюк Быковский. — Мы еще со школы получаем представление о месте белорусских земель в концепции так называемого русского мира. Неудивительно, что в Беларуси до сих пор по советской традиции пользуются словом «республиканский». Часто многие люди называют что-то «отечественным», подразумевая при этом российское (например, автомобили). Но это данность, которую надо иметь в виду.

Более того, по мнению медиаэксперта, сегодня не ведется целенаправленной работы по изменению общественного сознания в сторону восприятия Беларуси как самостоятельного государства. Но даже в том случае, если СМИ вдруг начнут массированную атаку, быстрых изменений ожидать не приходится.

— Опыт других стран показал, что на переориентацию требуется не меньше 20 лет, — напоминает Павлюк Быковский. — А может быть, и более долгий период.

Хотя, по его словам, если в обществе есть скрытая, подавленная идея, которую разделяют многие, как было неприятие коммунизма в Польше, тогда эти изменения могут происходить быстрее.

— Но в любом случае одного приказа или решения не достаточно. Нужны годы сознательной работы элиты общества. Навязать что-то, наверное, можно… Но даже Александр Лукашенко не столько навязывает, сколько сохраняет старые стереотипы, поэтому это работает. А вот то, что Лукашенко пытается навязать срабатывает далеко не всегда, — говорит эксперт.

Кто толкает Беларусь в объятия России: Лукашенко или экономика?

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 23
  • Балл: 4.4