Как могут попасть на стол белорусов продукты-мутанты?

Стоит ли верить этикетке «не содержит ГМО»?

В Беларуси существуют лаборатории по сертификации продуктов, но перечень генов, на которые их проверяют, неполный.

Власти официально не сообщают о выращивании генно-модифицированной продукции для массового потребителя. Однако в Беларуси она есть.

О мифах, связанных с ГМО, и о том, почему не стоит делать из ГМО продуктов монстра  — научный сотрудник кафедры микробиологии биологического факультета БГУ Артем Сечеников.

Фото со странички Вконтакте

— Как находят ГМО в продуктах?

— Выявляют ГМО с использованием ПЦР-диагностики. В Беларуси существуют лаборатории по сертификации продуктов, но перечень генов, на которые проверяют, неполный. В каждом случае целенаправленные мутации измерить невозможно. Китай делает в этой сфере семимильные шаги, и нельзя исключить, что там добились создания ГМ-продуктов, в которых невозможно определить генно-модифицированный ген с помощью ПЦР или иммунологического теста, который также используется для этого. Таким образом, этикетка «не содержит ГМО»  не означает, что так оно и есть.

— Получается, в современном мире все меньше продуктов в их первозданном виде?

— Например, в институте Вавилова в Санкт-Петербурге –– лаборатории мирового значения –– собрана огромная коллекция исходных видов растений со всего мира. Однако если посадить пшеницу исходного вида, она будет напоминать сорняк, имеющий колосоподобную структуру. Яблоки будут маленькие и несладкие.

Люди ведут селекцию с тех самых времен, когда перешли от собирательства к оседлому образу жизни. Например, яблоко, которое мы покупаем в магазине и дичка, растущая в поле, – совершенно разные организмы. Изменения происходят такие, которые нужны человеку. Для растения неважно, чтобы оно хорошо пахло и было вкусным. Таким образом, человек целенаправленно шел к улучшению качества продуктов, но всегда есть предел, который уже наступил.

— Что это означает?

— Это означает, что обычными способами селекции невозможно получать нужные нам свойства растений. Как бы мы ни старались, на качественно новый уровень свойства организмов не выведут.

— Однако в природе постоянно происходят мутации, не так ли?

— Да. Можно сказать, что и мы мутанты в результате мутаций наших предков-шимпанзе.

— Мутация происходит быстро?

–– Очень медленно, так как организму надо закрепить какие-то свойства. Однако есть мутагены, которые ускоряют процесс. Ускорителем мутации может быть рентгеновское, радиоактивное излучение, в результате действия которых мы не видим, где собственно произошла мутация, а отмечаем лишь общий результат. Это означает, что последствия этих изменений в долгосрочной перспективе не предсказуемы.

— А в случае ГМО?

— Когда появляется ГМО, модификация происходит на уровне ДНК. Ученые могут изменять конкретные гены самого организма, не внося в него чужеродные. Власти не знают, как регулировать этот процесс. С одной стороны, это генно-модифицированный организм, а с другой лаборатория не может обнаружить изменения. Только производитель знает, что изменено.

В продукт добавляют гены других организмов. Или, например, выращивание помидоров. Почему бы не взять ген от организма, устойчивого к холоду? И подобное уже делали — ген камбалы, рыбы из Северо-Ледовитого океана — вставляли в помидоры, в результате чего они становились устойчивы к холоду.

— Очевидно, что производство ГМО выгодно производителю, но что дают они людям?

— ГМ-продукция позволяет получить или закрепить те свойства продукта, которые нам нужны. Если нам нужен кокос с повышенным содержанием масла, необходимо провести синтез масла, изучить, какие гены за что отвечают и наделить с помощью разработанных методик кокос геном с нужными нам свойствами.

В Китае не хватает витамина А. В результате клонирования риса получили известный золотой рис, богатый витамином А. Правда, из-за протестов защитных организаций рис появился на рынке спустя 12 лет после его изобретения. За это время из-за нехватки витамина А погибло большое количество детей, которых можно было бы спасти, если бы все случилось быстрее.

Для того, чтобы накормить огромное количество людей, которые теперь живут на планете, надо очень много продуктов. И продукты ГМО могут быть полезными.

— Разве ГМО-продукция способна покрыть потребности всех голодающих на Земле?

— С помощью ГМО, например, можно получить растения, которые будут расти в Африке в условиях сильной засухи и высоких  температур.

Например, ГМ-соя появилась как соя, устойчивая к пестицидам. Если выращивать растения, не поливая пестицидами, а выпалывая, огромные поля никто не сможет обработать. Таким образом, территории, где выращивается еда для большинства, обрабатываются пестицидами. Однако когда мы поливаем пестицидами один раз, второй, третий, на наш стол попадает продукт, наполненный пестицидами. В случае ГМ-организмов количество пестицидов снижается в разы. Пестициды в выращивании обычных продуктов используются на всех стадиях растений, а в случае выращивания ГМ-сои, например, только когда растение еще маленькое. Когда продукт доходит до стола, пестицида в нем не остается. Таким образом, снижается количество пестицидов.

— Существует много исследований, которые доказывают вред ГМО.

–– Существует такая успешная компания Монсанто, которая производит удобрения и ГМ-сою. В 1996 году получили генно-модифицированную сою, кукурузу и хлопок, устойчивые к пестициду «Раундап» и пустили на рынок.

Это происходило так. Они перенесли ген, который давал устойчивость к пестициду, в хлопок и сою. На практике получается — сою высевают на поля, где, естественно, растут сорняки, поля поливают пестицидом. Трава гибнет, а соя остается. Успех был колоссальный.

В Европе обеспокоились таким успехом и заказали исследование, которое доказало, что при кормлении животных ГМ-продукцией, у них ухудшаются репродуктивные функции, сокращается продолжительность жизни. Это был взрыв, появились анти-ГМ-движения. Продажи ГМ-продукции упали, пестициды стали терять свою популярность. Однако компания Монсанто не спала и начала спонсировать исследования, направленные на доказательство безопасности, а также рекламу ГМО. По большому счету борьба исследователей происходит до сих пор.  

— И все-таки дыма без огня не бывает.

— Ко многим экспериментам, которые доказывали вред ГМО, есть одна претензия – их нельзя повторить. Это является доказательством некорректности. Во всем мире на этот счет происходит научная дискуссия, доходит порой до ожесточенных споров. Например, опыты ведущего научного сотрудника Института высшей нервной деятельности и нейрофизиологии РАН Ирины Ермаковой, в ходе которых выявился ряд патологических изменений у подопытных животных, употреблявших ГМ-корм.

Одну группу крыс кормили обычным кормом, в рацион второй группы добавляли обычную сою, третью группу кормили кормом с добавками генетически модифицированной сои. Ирина Ермакова начала эксперимент за две недели до спаривания животных. Она сообщила, что смертность крысят, рожденных от крыс, которых кормили ГМ-соей, в 8 раз превысила смертность крысят, мам которых кормили обычным кормом. А те, кто выжил, имели малый вес и поражения внутренних органов.

Ермакову обвинили в нарушении организации эксперимента и некорректной обработке полученных данных. Ее эксперимент нельзя повторить, объективизма в его постановке ноль.

Еще пример. Французский ученый Жиль Сералини якобы доказал, что ГМО способствуют развитию рака, что вызвало волну истерии в отношении ГМО. Потом выяснилось, что для эксперимента были взяты животные, у которых были выключены гены-супрессоры, являющиеся тормозом развития рака посредством подавления активности онкогенов.

–– Каков результат борьбы против ГМО?

–– Перед тем, как пустить какой-либо продукт ГМО в продажу, он проходит неимоверное количество различных исследований на вредность, аллергенность и так далее. В то же время продукты, полученные в результате традиционной селекции, лишь рекомендуется проверять на безопасность. В результате в Беларуси большинство селекционеров не исследуют свою продукцию на безопасность. Реально ГМО продукты проходят больше исследований.

–– Существует еще нравственный аспект. Например, религиозные деятели не воспринимают ГМО.

–– Я бы на это мог сказать, что религия тормозит развитие науки. Католическая церковь только в 1990-х оправдала Галилея и признала, что Земля круглая и вертится вокруг солнца. Вакцинация, спасающая жизни миллионов, была также принята с агрессией как нечто идущее против божьего промысла. Поэтому о минусах ГМО надо говорить в другой плоскости. Безусловно, может появиться аллергия на продукт, ген которого вставлен в то, что вы едите. В любом случае человек должен иметь информацию о том, что потребляет ГМО.

В любом случае прогресс не становить. Есть дружественные к ГМО страны, и люди будут потреблять ГМО продукты. И психологическое здоровье зависит от того, будете ли вы это делать с истерией и бояться, что вырастет ботва на голове, либо будете знать, что ничего страшного не произойдет.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 22
  • Балл: 4.4