Появится ли в Беларуси Национальный университет?

Гражданское общество и академическая общественность выступают за создание в Беларуси национального университета. Правда, возможность существования в современной Беларуси подобного учебного заведения, где будут соблюдаться академические свободы, приветствоваться белорусская составляющая исследований, подвергается сомнению.

Позволят ли власти создать национальный университет в Беларуси?

Первая консультативная встреча гражданского общества по разработке проекта национального университета была многолюдной и собрала экспертов в сфере образования, представителей общественных объединений, образовательных и культурных проектов.

Инициатором встречи стал председатель движения «За свободу» Александр Милинкевич, который, напомним, входил в шорт-лист кандидатов на пост ректора Европейского гуманитарного университета. Однако ректором был назначен американец Дэвид Поллик. Это назначение для многих стало сигналом, что с белорускостью в ЕГУ можно распрощаться и пора продвигать идею белорусского национального университета.

Александр Милинкевич считает, что национальный университет должен приносить пользу не государству, а стране. Он отметил, что преподавание на белорусском языке является актуальным, но не менее важным является общественная миссия университета, «служение Беларуси».

В понимании Александра Милинкевича, национальный университет должен быть исследовательским — о Беларуси и для Беларуси с использованием потенциала академического сообщества внутри и за пределами страны.

Лидер движения «За свободу» отметил, что университет должен быть сетевой: «Хотелось бы, чтобы был широкий спектр партнеров и отсутствовала жесткая географическая локализация в конкретном городе или стране. Не исключено создание университета здесь, в Беларуси».

Пока для университета нет платформы, нет и предложений доноров взять его под свое крыло, открыв где-нибудь в соседней европейской стране. К тому же есть опасение, что национальный университет, открытый не в Беларуси, может повторить судьбу ЕГУ.

Вместе с тем многие эксперты считают, что создать вуз в Беларуси власти не позволят.

Тем не менее, в Беларуси социальная ниша для национального университета есть, полагает эксперт Общественного Болонского комитета Павел Терешкович.

Согласно данным ЮНЕСКО по состоянию на 2010 год, за рубежом обучалось 30 тысяч белорусских студентов: «Можно констатировать факт массового исхода студентов из Беларуси, что свидетельствует о неудовлетворенности системой образования в Беларуси».

Каким должен быть национальный университет?

Еще 20 лет назад с помощью экспертов Таварыства беларускай мовы разработало концепцию национального университета и в течение нескольких лет собрало 50 тысяч подписей за его создание.

«Мы видим национальный университет как кузницу белорусской элиты. Власти могут предоставить помещение, например, была версия, что университет появится на базе БГУ. Нужно только политическое решение и деньги. И после украинских событий шансы получить и то, и другое есть», — считает председатель ТБМ Олег Трусов.

Вариант, при котором статус национального получит какой-нибудь университет из ныне действующих, вполне может осуществиться. К слову, этот статус три года назад хотел получить Белорусский государственный университет. Но не случилось, хотя инициатива была вроде как поддержана. Во второй половине 90-х годов БГУ пытался развиваться по Болонской модели и получил некоторую автономность, был выведен из системы Минобразования. Однако этот процесс вскоре был остановлен.

Экс-председатель Верховного Совета, первый руководитель независимой Беларуси Станислав Шушкевич считает, что «создание университета — это фантастические траты, на это необходимы средства, которые мы не сможем найти». Станислав Шушкевич отметил, что дипломы мировых университетов являются не просто знаком качества выпускника, а знаком принадлежности к элите. У нас нет потенциала для того, чтобы белорусский университет стал таким, как Гарвард, например, считает Станислав Шушкевич.

В то же время эксперт Общественного Болонского университета Владимир Дунаев предостерег от стремления «повторить какие-то другие успешные проекты».

«Повторение фатально, а путь к успеху — создание того, чего еще нет. При этом стоит иметь в виду, что выражение «на пользу Беларуси» каждый понимает по-своему. Возможно, все, кто понимает это не так, как власти, и должны найти свое место в проекте», — сказал Владимир Дунаев.

В понимании Владимира Дунаева, вуз вполне может ставить цель готовить академическую элиту, представители которой будут создавать свои школы.

Эти школы, сама атмосфера университета будут способствовать появлению белорусской элиты, отметила доктор теологии и философии Ирина Дубенецкая. Она считает, что нужно создавать рамочную концепцию университета, который будет работать на опережение: «Необходимо идти от идеального. Коммерциализировать университет — значит покупать билет на «Титаник».

Координатор Летучего университета Татьяна Водолажская отметила, что видит национальный университет как площадку, где будет происходить развитие интеллектуального (академического) сообщества, способного решать задачи поиска и концептуализации содержания образования исходя из национальных задач и понимания общих контекстов.

Татьяна Водолажская считает, что в данном случае невозможно обойтись простым переносом «европейских стандартов» высшего образования в белорусский университет. Эти задачи, считает эксперт, возможно решить только в Беларуси и при максимальном вовлечении в их решение самого широкого круга потенциальных участников.

Между тем, отметил эксперт Общественного Болонского комитета доцент Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (Санкт-Петербург) Андрей Лаврухин, в среде белорусских интеллектуалов не хватает солидарности.

Отметим, что академическое сообщество Беларуси в каком-то смысле не просто разрозненно, но и травмировано. Многие связывали свои надежды с ЕГУ, но после массового увольнения оттуда преподавателей вынуждены искать другие проекты. Люди, работавшие в ЕГУ, имеют в Беларуси запрет на профессию, если воспринимать как таковую невозможность работать в государственных вузах.

Лаврухин также отметил, что университет может стать тем проектом, который объединит академическую общественность и закроет «белые пятна» белорусского образования, то есть неразвитые его сферы, например, дистанционное, неформальное, информальное образование.

  • Оцени статью: