Пять шагов, которые приблизят образование Беларуси к Болонской модели

Беларусь принята в Болонский процесс с условием приведения системы образования к европейским стандартам. Какие шаги предстоит сделать, чтобы приблизиться к стандартам Европейского пространства высшего образования, оценивают эксперты.

1.   Осознать, что Беларусь приняли авансом

Беларусь принимали в Болонский процесс, выдвинув перед ней условия о ликвидации дефицита академических свобод, создании возможностей для университетской автономии и участия студентов и преподавателей в управлении образования.

Беларусь приняли в Болонский процесс авансом, считает член Общественного Болонского комитета Владимир Дунаев, поскольку она пока не соответствует требованиям для страны кандидата.

Председательствующий на заседании министров образования Ереване, где Беларусь принимали в Болонский процесс, отметил:

–– Я с нетерпением жду начала работы с государственными органами власти, институтами и всеми заинтересованными сторонами по осуществлению реформ… и выполнению согласованной Дорожной карты.

На Беларусь легло бремя обязательства модернизировать образование. Вступление в Болонский процесс не является признанием качества и достоинства системы образования Беларуси, как это интерпретируют чиновники, отмечает Владимир Дунаев.

–– Это предъявление счета, по которому надо будет расплачиваться в 2018 году, когда снова рассмотрят белорусский вопрос на предмет выполнения страной условий вступления в Болонский процесс, –– считает эксперт.

2. Дать студентам доступ к управлению университетами

Белорусские студенты не имеют должного доступа к управлению университетами — об этом свидетельствуют данные интернет-опроса среди студентов, проведенного Общественным Болонским комитетом при участии Gemius. Только 18% опрошенных ответили, что участвовали в выборах студенческих представителей в Совет вуза, 17% –– в Совет факультета, 19% –– в органы студенческого самоуправления.

На вопрос, как происходило выдвижение кандидатов, ответили лишь 96 человек из общего числа участвовавших в опросе (504). 72% ответивших сказали, что выдвижение проходило при участии студентов, 36% сообщили, что кандидаты выдвигались администрацией, а 24% –– руководством Белорусского республиканского союза молодежи. Выдвижение кандидатов независимыми студенческими организациями констатировали 15% ответивших на вопрос.

Более трети опрошенных считают, что студенческие представители не защищают права и интересы студентов, а 14% полагают, что иногда это все же случается.

Эксперт Общественного Болонского комитета Павел Терешкович обращает внимание на то, что перед вступлением в Болонский процесс норма законодательства –– присутствие 25% студентов в Совете университетов –– стала выполняться в вузах. Однако это присутствие часто носит формальный характер, как впрочем, и присутствие преподавателей.

–– Проблема в том, что все решения принимаются на уровне деканата или ректората. Зачем существует совет, люди не осознают, — говорит Павел Терешкович. — При этом механизм принятия решений с участием Советов есть. Например, когда преподаватели участвуют в конкурсе, необходимо утверждение на уровне Совета факультета, а при присуждении звания доцента, профессора — университетского Совета. За 17 лет, в течение которых я работал в БГУ, только один человек не прошел по конкурсу.

3.Ввести выборность ректоров и допустить преподавателей к участию в управлении университетом

Выборность ректоров, отметил  Павел Терешкович, позволит преподавателям и студентам почувствовать свое влияние на процессы, происходящие в университете.

–– Есть мнение, что академики выбирают удобного для себя ректора и такой управленец неэффективен. Однако обратите внимание: за выборность ректоров ратуют в странах, которые пережили советскую систему управления. Есть мнение, что университет –– это площадка для обсуждения проблем общества, место, где рождается и поддерживается демократия. Если в самом университете нет демократии, он никогда не станет такой площадкой, — считает эксперт.

Юрист Олег Граблевский отмечает, что в Оксфорде и Кембридже преподаватель, принятый на работу в университет, автоматически становится членом управляющего Сената с полноценным правом голоса.

–– В Беларуси порядок организации Совета университета, компетенцию, состав, независимо от подчиненности и форм собственности, определяет Положение о совете учреждения образования. Доступна информация лишь о 14 советах учреждений высшего образования. В них состоит 755 человек, из которых преподавателей – 33 (4,37% от общего числа). Остальные –– представители руководства.

Олег Граблевский приводит пример Белорусского государственного экономического университета, где среди 60 членов совета –– ни одного «неначальника». В такой ситуации не может идти речь об академических свободах.

–– Неудивительно, что ни один совет университета ни в одном из десятков случаев преследований, увольнений университетских преподавателей по политическим мотивам или студентов за инакомыслие ни разу не встал на защиту – он технически неспособен этого сделать, — констатирует Олег Граблевский.

4. Отменить срочные контракты с преподавателями и запрет на профессию

Чтобы заинтересовать преподавателей в более активной гражданской позиции по участию и продвижению кандидатур в Советы университетов, необходимы определенные условия.

Преподаватель лишь тогда может быть свободным в выражении мнения, когда защищен от увольнения, убежден Владимир Дунаев.

Во Франции, например, преподаватели университетов являются госслужащими с набором социальных гарантий.  Во многих странах с определенного момента преподаватели имеют так называемый пожизненный контракт, который защищает их от административного произвола и увольнения. В Беларуси контракт заключается от года до пяти лет, причем на усмотрение руководства вуза.

— В таких условиях ожидать от преподавателей смелости трудно, — полагает Владимир Дунаев.

Ситуация обостряется практикой запрета на профессию, которая распространена в Беларуси. Павел Терешкович после увольнения из Европейского гуманитарного университета пытался найти работу в Беларуси. Не вышло.

–– Людей, которые, имея высокую квалификацию, не могут найти преподавательскую работу в Беларуси, много. В негосударственных вузах на тему трудоустройства преподавателей, уволенных из ЕГУ, даже боятся говорить. В некоторых государственных — сначала обещали место, затем отказывали. Страхи руководства вузов во многих случаях рождены химерами, — отмечает эксперт.

5. Начать выдавать приложения к диплому европейского образца

Беларуси нужна независимая система контроля качества образования. Пока же Министерство образования само себя проверяет. О создании агентства контроля качества чиновники говорят, но дело дальше слов не двигается.

Уже несколько лет на повестке дня находится выдача приложения к диплому европейского образца, в котором указывается система оценивания знаний, количество кредитов. Это важно при устройстве на работу и, конечно же, для продолжения образования.

Владимир Дунаев называет несостоятельной аргументацию чиновников о том, что бланк приложения, который выпускает единственная фирма, находящаяся в Испании, стоит порядка 100 долларов.

–– Речь идет только о том, что это бланк строгой отчетности. Необязательно закупать его в Испании. В Литве, например, не государство выдает приложение, а университет, — говорит эксперт.

Безусловно, возникают технические вопросы. Надо перевести диплом не только на английский, но и на Болонский язык, смысл слов в котором иногда резко отличается от языка чиновников. В целом это часть работы по адаптации образования Беларуси к Болонскому процессу. 

Возможно, чиновники тормозят появление приложения к диплому из-за опасения оттока кадров из страны. В эфире телеканала «Беларусь 1» министр образования Михаил Журавков успокоил:

–– Многие боятся, что присоединение Беларуси к Болонскому процессу послужит массовой утечке молодых специалистов, так как наши дипломы будут теперь признаваться в каждой стране общеевропейского образовательного пространства. У людей создается иллюзия, что если ты уехал в европейскую страну, то тебе предоставят все условия для работы. Это отнюдь не так. Массового оттока наших специалистов в другие страны не будет.

Министерство образования, отмечает Павел Терешкович, сделало все, что могло. Теперь нужно политическое решение на более высоком уровне. Сам факт принятия Беларуси в Болонский процесс, заключает эксперт, является для страны окном возможностей.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 4