Александр Ярошук: Потеря работы — беда, а не вина человека

Сколько правды содержится в официальной статистике о безработице в Беларуси? Как обстоят дела в стране с реальной и скрытой безработицей? Как можно с ней бороться?

На эти вопросы отвечает наш собеседник — лидер Белорусского Конгресса демократических профсоюзов Александр Ярошук.

— Уровень зарегистрированной безработицы на 1 марта 2015 года составил 0,8% к экономически активному населению. За два месяца количество официально безработных в стране выросло на 11,7 тысячи человек. Отражает ли официальная статистика реальное положение дел?

— Конечно, нет, это цифры из разряда фантастики, порожденные порочной практикой белорусского государства лакировать действительность. По этой причине мы, возможно, единственная в мире страна, которая определяет безработицу по числу обратившихся в службу занятости. Как известно, с уровнем пособия около 10 долларов и с нерадостной перспективой привлечения в добровольно-принудительном порядке к общественным работам туда обращаются единицы. Было 24 тысячи безработных (0,5 процента) на начало года, стало около 36 тысяч (0,8 процента): кто этим цифрам поверит?..

Весь остальной мир определяет их по методике Международной организации труда (МОТ), суть которой заключается в опросе домашних хозяйств. Это отображает реальную ситуацию. Кстати, несколько лет назад в стране осуществлялся проект ООН, который выявлял в отдельных регионах уровень безработицы именно по зарубежным лекалам. Как и следовало ожидать, цифры оказались выше официальных в 10-15 раз.

— Последние месяцы практически еженедельно появляется информация о приостановке работы предприятий (МАЗ, МТЗ, предприятия помельче). «Гомсельмаш» планирует к концу года сократить около 3 тысяч рабочих, солигорская «Купалинка» намерена оптимизировать 10% сотрудников. Можно ли оценить масштабы скрытой безработицы в стране сейчас, во время кризиса?

— Официально считается, что в режиме неполной занятости — а это и есть скрытая безработица — сейчас находятся порядка 100 тысяч человек. Мы позволим себе не согласиться с этими цифрами: общеизвестно, как они формируются. Думаю, правда на порядок выше, особенно на периферии, в регионах, где повсеместно предприятия вообще не работают.

— Научно-исследовательский экономический институт (НИЭИ) Министерства экономики прогнозирует рост безработицы в 2015 году на 20% по сравнению с 2014-м. К чему может привести столь массовое высвобождение рабочей силы?

— Интересно, что берется за точку отсчета? Если фантастические 0,5 процента, то чего тут переживать, мы по-прежнему будем «впереди планеты всей». Когда же стартовать от реального уровня безработицы, а он сегодня наверняка измеряется двузначной цифрой, да еще с ростом на 20 процентов, то органам государственного управления впору бить во все колокола. Беда как раз в том, что неотвратимой и суровой реальностью становится массовое высвобождение рабочих рук, а адекватной реакции на этот вызов со стороны властей не следует.

Вместо экстренной разработки и принятия государственной программы занятости, программы создания новых рабочих мест, переучивания персонала явственно прослеживается упование на авось: например, авось опять оживет российский рынок...

Ничего не рассосется и не оживет. Экономический организм страны последовательно и неуклонно погружается в кому, и вывести его с коматозного состояния способна лишь смена обанкротившегося экономического курса, экономическая либерализация и переход от административно-командной к цивилизованной рыночной экономике...

— Тем не менее, белорусское руководство приняло декрет о тунеядцах. Против кого он направлен и к каким последствиям может привести?

— Против самой власти. И, может быть, как никакой другой декрет, этот вылезет ей боком.

— Отдельные эксперты считают, что определенный уровень «здоровой безработицы» (3-4%), как в иных странах Запада, был бы Беларуси только на пользу. Однако для этого нужен комплекс реформ: и другая система пособий, и программы трудоустройства, и т.п. Что в этом плане следовало бы предпринять белорусским властям, какой зарубежный опыт позаимствовать?

— В таких, пусть и прагматичных, рассуждениях, кроется немалая доза цинизма. Впрочем, еще больше цинизма содержится в уже упомянутых 0,5 процентах официальной безработицы.

Дело, однако, в том, что ни одна самая преуспевающая и процветающая страна никогда не имела уровень безработицы ниже трех процентов. По вполне естественным причинам, первой и главной из которых является та, что труд является правом, а не обязанностью человека во всех цивилизованных странах, за исключением Северной Кореи и присоединившейся к ней после принятия декрета о борьбе с тунеядством Беларуси.

Второй, и весьма существенной причиной является та, что в экономике любой преуспевающей страны постоянно происходит высвобождение рабочих рук в результате конкуренции и банкротства предприятий, а также модернизации производств.

Нынешним белорусским властям следовало в связи с этим не выдумывать мифы о некоем особом пути Беларуси (он привел страну в тупик), а обратиться к практике таких стран, как, например, соседняя Польша. Она еще недавно стояла с нами вровень, но решительно порвала с догмами социализма и ручного управления экономикой, ступила на трудный и тернистый путь преобразований, прошла через огромные проблемы с занятостью, высокий уровень безработицы.

Ее власть, в отличие от белорусской, признала, что потеря работы это беда, а не вина человека, назначила достойное, а не издевательское, как у нас, пособие по безработице, приняла специальные программы поддержки наиболее уязвимых слоев населения, создала все условия для развития бизнеса, в том числе малого и среднего, создания новых рабочих мест. И стратегически выиграла по всем статьям — уровень развития Польши, уровень жизни поляков сегодня несравним с белорусским. И этим все сказано.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 12
  • Балл: 4.4