Доктора наук Беларуси: меньше не значит лучше

Недавнее ритуальное событие выдачи дипломов докторов наук лично Александром Лукашенко все больше напоминает процедуру внесения редких видов «остепененных» ученых в Красную книгу белорусской науки.

Общая численность докторов наук сократилась с 819 в 2000 году до 726 в 2014 (по состоянию на конец года).

На фоне всех отраслей наук выделяется блок социо-гуманитарных дисциплин (экономика, социология, юриспруденция, политология, психология, история, филология, философия, педагогика, искусствоведение, культурология), по которым в 2014 г. защитились всего лишь четыре человека: два по истории, один по педагогике и один по искусствоведению. По психологии за последние десять лет были защищены две диссертации (обе в 2013 г.), по философии – одна диссертация (в 2008 г.), по культурологии – ни одной диссертации.

Между тем, у наших ближайших соседей на протяжении ряда лет наблюдается противоположная тенденция – увеличения численности докторов наук. В Украине защищается в среднем 500 докторов наук ежегодно, а их общая численность растет из года в год и на сегодняшний момент составляет более 16 тыс. человек.  В России на протяжении последних 20 лет эксперты констатируют устойчивый рост численности докторов наук, удельный вес которых в общей численности исследователей увеличился с 3,7% в 1995 г. до 7,5% в 2012 г. и на сегодняшний день составляет около 130 тыс. человек. Даже если принять во внимание 5-ти и 15-ти кратное различие численности населения названных стран, ситуация с докторами наук в Беларуси может быть охарактеризована только одним словом – «критическая».

По итогам 2014 года уже традиционный «падёж» белорусских докторов наук побил новые рекорды: если в 2005 г. докторскую диссертацию защитили 69 человек, в 2008 – 52, в 2011 – 46, то в 2014 г. численность новоиспеченных докторов наук сократилась до 23 человек и составила ровно 1/3 от 2005 года. При этом численность принятых в докторантуру и обучающихся в ней, напротив, возросла в сравнении с 2005 г. более чем на 1/3. Налицо все признаки «самого тяжелого труда» в обществе: стать доктором наук в Беларуси с каждым годом становится все тяжелее и тяжелее.

Правда, как это связано с повышением качества исследований – сказать решительно невозможно, поскольку сами докторские диссертации и предшествующие защите докторских научные достижения их авторов не размещены в свободном доступе, как это давно происходит не только в развитых странах, но и у наших ближайших соседей.

Так, в России существует вольное сетевое сообщество экспертов, исследователей и репортеров «Диссернет», участники которого «совместными усилиями, основанными на принципах сетевого распределения труда и использовании современных компьютерных технологий, противодействуют незаконным махинациям и подлогам в области научной и образовательной деятельности, в особенности в процессе защиты диссертаций и присвоения ученых степеней». В настоящее время переведены в цифровой формат кандидатские и докторские диссертации, написанные за период с 2005 по 2014 г., а в течение этого года планируется сделать то же самое с кандидатскими и докторскими работами, написанными в советский период. В настоящий момент Библиотека диссертаций и авторефератов DsLib.net содержит 800 000 российских и 1 200 000 англоязычных диссертаций и авторефератов.

Общая для региона проблема международной цитируемости научных публикаций, которая является общепризнанным индикатором значимости достижений ученых, в случае с белорусской наукой приобретает особую остроту. В то время как российские и украинские коллеги на протяжении последних 5-7 лет приложили немало усилий по интеграции в международное движение открытого доступа и создание мощной сети электронных архивов в университетах и академических НИИ, белорусские научные сообщества, напротив, все больше зацикливаются на самих себя, замыкаясь в узкокорпаративные, локальные научные сообщества.

Показателен в этом плане уровень присутствия белорусских ученых в международных базах данных (прежде всего, Scopus и Web of Sience). Медицинская наука является самой цитируемой в международных базах (работы по медицине в общемировом потоке составляют более 30%) и одновременно наиболее развитой и успешной в Беларуси (судя по численности защищенных докторских работ). Однако, как отмечают представители данной сферы науки, «из 5-7 тыс. ежегодно публикуемых статей белорусских медиков менее 10% достигает зарубежных ученых и попадает в зарубежные базы данных и только менее 1% цитируется».

В международных базах данных практически отсутствуют белорусские ученые в области социальных и гуманитарных наук (их цитируемость составляет менее 1% и вот уже 20 лет даже не упоминается в международных базах данных). Между тем, за период с 2005г. по настоящее время в Беларуси были защищены 24 докторских диссертации по экономике, 7 – по социологии, 25 – по истории, 14 – по филологии, 12 – по педагогике, 11 – по искусствоведению.

Таким образом, налицо диссонанс между внутренними (национальными) и внешними (международными) критериями качества белорусских ученых. Нельзя сказать, что тенденция самоизоляции, замыкания на самих себе и провинциализации научных сообществ не характерна для других стран постсоветского региона. Но в той же Украине, охваченной военным конфликтом и экономическим кризисом, находится время и политическая воля для оздоровления науки: в феврале текущего года Министерство образования вводит обязательное требование к соискателям ученых званий доцента и профессора иметь публикации в изданиях, индексируемых в ведущих международных наукометрических базах Web of Science и/или Scopus. В России уже сегодня научный и академический статус, а также величина материального поощрения преподавателей и ученых напрямую зависит от индекса цитируемости в международных базах данных.

Напротив, в Беларуси внимание властей сосредоточено преимущественно на ужесточении политической цензуры и контроля за деятельностью ученых. Это ярко проявляется в наиболее чувствительной и уязвимой области исторических наук: ни одна из тем докторских работ, защищенных за последние 10 лет, не посвящена новейшей истории Беларуси (самая «смелая» работа завершается 1991 годом); нет ни одной диссертации, критически освещающей советский период белорусской истории. Политическая инструментализация науки и ее мобилизация на потребу исключительно внутренних нужд обернулась выпадением белорусских ученых из регионального и международного контекста.

Примечателен в этом отношении отчет Белорусского государственного университета о научных публикациях за 2014 г.: в нем мы не найдем никаких данных о численности публикаций в изданиях, индексируемых в ведущих международных наукометрических базах Web of Science и/или Scopus, но лишь указание на количество «сотрудников БГУ, премированных за публикации в ведущих международных журналах»: 40 сотрудников (при общей численности работающих в БГУ 7737 человек, среди которых 300 докторов и 1477 кандидатов наук!).

Беглый обзор тем докторских диссертаций по социальным и гуманитарным наукам на сайте ВАК показывает, что большая часть работ посвящены рассмотрению сугубо белорусских тем и проблем, которые могут быть интересны очень узкой и малочисленной группе исследователей белорусистики.

Низкий уровень цитируемости белорусских ученых в международных базах данных негативно сказывается на рейтингах белорусских образовательных и научных учреждений, что, в свою очередь, девальвирует имидж белорусского высшего образования и науки в мире и регионе. И как бы ни ужесточали допуск к диплому доктора наук, до тех пор, пока политические инструменты принуждения и поощрения подменяют общепризнанные критерии качества научной продукции, меньше будет значить не лучше, а просто меньше.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 4
  • Балл: 5