Правительство ищет выход из кризиса или кредитную инъекцию для умирающей экономики?

Залезть в долги, забить склады ненужной продукцией, искусственно повысить зарплаты, переизбраться на очередной президентский срок, провести очередную девальвацию и снова за кредитами. Власти предлагают белорусам все те же «антикризисные грабли»?

Борьба с кризисом, которого нет?

Белорусы не первый месяц стараются понять, что происходит в экономике Беларуси. Одни вспоминают девальвацию 2009 года, когда на фоне роста отрицательного сальдо во внешней торговле правительство решило одномоментно обесценить национальную валюту. Другие сравнивают ситуацию с финансовым кризисом 2011 года, в результате которого курс доллара вырос почти в 3 раза. Вместе с проектом BIPART попробуем разобраться, что же на самом деле сейчас происходит.

В стране введен негласный запрет на разговоры о девальвации, безработице, кризисе и других негативных экономических тенденциях, которые могут навредить репутации власти в предвыборный год.

Премьер-министр Андрей Кобяков в ходе совещания в Витебском облисполкоме 5 марта заявил, что диверсификация экспорта должна стать драйвером экономического роста, а задача восстановления нормальной работы промышленного комплекса является ключевым проблемным вопросом.  Александр Лукашенко в свою очередь отметил, что предприятия Минпрома «серьезно отстают и тянут вниз всю белорусскую экономику». Но при этом власти ничего не говорят о системном экономическом кризисе, который разгорается фактически на наших глазах.

Провалы в экономике следуют один за другим, ситуация становится все хуже, но риторика властей при этом не меняется. Сколько раз мы слышали про импортозамещение, диверсификацию, модернизацию, разгрузку складов и умение продавать? Вот и сейчас панацеей от всех экономических бед объявлена диверсификация экспорта, как будто раньше правительство не пыталось таким средством вылечить экономику.

Но все усилия оказались безуспешными. Это подтверждает официальная статистика.

Падение внешней торговли

По данным Национального статистического комитета, объем белорусской внешней торговли товарами в январе-декабре 2014 года составил 76,8 млрд долл. США, что на 3,6% меньше, чем в январе-декабре 2013 года. Самый важный показатель – экспорт снизился по сравнению с 2013 годом на 1,5% составил 36,2 млрд долл. США.

Однако знаковым стало падение внешнеторгового товарооборота Беларуси в январе 2015 года по сравнению с январем 2014 года на 30,4%. Общий товарооборот внешней торговли товарами сократился на 30,8%: с 5 млрд. 617,9 млн. долл. США в январе 2014-го года до 3 млрд. 888,5 млн. долл. США в январе 2015-го года. При этом экспорт упал на 24,8%, а импорт на 36,5%.

Среди основных экономических партнеров больше всего пострадал товарооборот с Россией: падение составило 39,6%. Экспорт сократился с 1 млрд. 91,2 млн. долл. США до 659,2 млн. долл. США, импорт с 1 млрд. 681,6 млн. долл. США до 1 млрд. 16,4 млн. долл. США.

Возможно, поэтому на встрече 3 марта в Москве Александр Лукашенко и Владимир Путин в основном говорили не о предоставлении кредита Беларуси, а обсуждали межправительственный антикризисный план, который подразумевает либерализацию взаимной торговли и содержит график конкретных мероприятий на первое полугодие 2015 года. Такой провал во внешней торговле кредитом покрыть сложно, нужны совершенно другие меры.

Падение промышленного производства

На фоне снижения продаж и экспорта абсолютно логичным, но вместе с тем полностью неутешительным видится падение объемов промышленного производства. По данным Национального статистического комитета, индекс промышленного производства в январе 2015 года к уровню января 2014 г. составил 93,8%. Лидерами падения стали «целлюлозно-бумажное производство, издательская деятельность» — 24,3%, «производство кожи, изделий из кожи и производство обуви» — 19,8%, «производство машин и оборудования» — 13,4%.

Министр экономики Владимир Зиновский считает, что сегодня предприятия промышленности, АПК, строительства и других отраслей находятся в тяжелом финансовом положении, растет дефицит оборотных средств.

Рост безработицы

Закономерным продолжением сокращения экспорта и производства является сокращение количества рабочих мест. Хотя уровень официально зарегистрированной безработицы остается крайне низким и достиг на 1 февраля 0,7% экономически активного населения, более интересный показатель — соотношение численность принятых и уволенных работников в организациях Беларуси — не внушает оптимизма. Так в январе 2015 года 5 800 белорусов потеряли работу: принято на работу 49,1 тыс. человек, а уволено по различным причинам 54,9 тысячи.

В декабре 2014-го был зарегистрирован рекордный показатель увеличения безработных: страна получила дополнительно 10895 «тунеядцев».

Самое высокое падение количества рабочих мест наблюдается на крупных промышленных предприятиях. Со слов начальника управления политики занятости Министерства труда и социальной защиты Олега Токуна, в настоящее время в стране насчитывается 30,9 тысячи вакансий (из них 63,9% предназначены для рабочих). Для сравнения: на 1 февраля прошлого года было 52,9 тысячи свободных рабочих мест.

Эксперты исследовательского центра ИПМ считают, что Беларусь впервые за последние 15–17 лет может столкнуться с ростом безработицы выше «естественного» для ее экономической модели уровня в 5–6%, что не позволит эффективно противостоять повышению напряженности в обществе.

В отличие от кризисов 2009 и 2011 годов решение проблемы безработицы путем трудовой миграции в Россию на этот раз для обычных граждан будет крайне ограничено. В России наблюдается падение доходов вместе с сокращением количества рабочих мест. Значит, риск потерять работу вырастет, а возможность ее найти – сократится.

Полностью абсурдными на этом фоне выглядят попытки правительства во что бы то ни стало ввести штрафы для тунеядцев. Мало того, что человек потеряет работу по совершенно объективным причинам, так вместо поддержки со стороны государства его еще и штрафом обложат.

Лекарство

20 февраля министр экономики Владимир Зиновский представил белорусскому парламенту программу деятельности правительства Беларуси на 2015 год, которую депутаты сравнили с «кораблем без пункта назначения», поскольку она не содержит никаких конкретных цифр.

— К примеру, если мы говорим «надо сдерживать инфляцию», то что будет считаться выполнением мер по ее сдерживанию? Или повышением отдачи от инвестиций? Или повышением эффективности промышленного производства? Без цифр все это — попросту перечень «благих пожеланий, — очень точно заметила депутат Ольга Политико.

Зато в документе содержится много декларативных заявлений, которые кочуют из одного антикризисного плана в другой на протяжении последних 15-ти лет. Это проведение эффективной макроэкономической и денежно-кредитной политики, модернизация системы государственного регулирования экономикой, развитие конкуренции, малого и среднего предпринимательства, наращивание и диверсификация экспорта.

При нежелании проводить структурные экономические реформы, включающие создание конкурентной среды, предоставление экономической свободы предприятиям, приватизацию и отказ от государственного протекционизма, все, что остается правительству — очередная инъекция адреналина умирающей экономике в виде иностранных кредитов.

Уже подготовлена новая программа сотрудничества Беларуси с МВФ.

— Мы готовы к ее обсуждению и надеемся, что в достаточно короткий срок сможем согласовать основные позиции с МВФ с точки зрения возможности начала ее реализации, — заявил министр финансов Максим Ермолович.

В общем, правительство, похоже, намерено действовать по старому сценарию: залезть в долги, разогреть экономику и забить склады никому не нужной продукцией, искусственно повысить зарплаты, переизбраться, провести очередную девальвацию и снова за кредитами.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 16
  • Балл: 5