Третий сектор не возглавит развитие

Без широкой политической либерализации в Беларуси не следует рассчитывать на проведение реформ, направленных на изменения условий деятельности третьего сектора.

Такое мнение в интервью «БР» высказал директор Центра европейской трансформации Андрей Егоров. С его точки зрения, сегодня государство не склонно пересматривать свои отношения с организациями гражданского общества.

По словам Андрея  Егорова, за последние годы в положении третьего сектора в Беларуси ничего не изменилось.

«Третий сектор Беларуси точно так же не оказывает какого-либо существенного влияния на развитие страны. Никакого участия в решении национально значимых проблем гражданское общество не принимает, несмотря на то что третий сектор имеет определенный потенциал для этого. Практика принятия решений такова, что государство просто исключило организации гражданского общества из этого процесса. То есть какой-то динамики в данное время нет. И в таком состоянии третий сектор входит в 2015 год», — констатирует эксперт.

Андрей Егоров подчеркивает, что поправки в Закон «Об общественных объединениях», которые были приняты еще в конце 2013 года, не повлияли на условия деятельности некоммерческих организаций. Эти поправки не затронули ключевые проблемы деятельности третьего сектора в Беларуси: условия регистрации организаций, ограничения по источникам финансирования и международной помощи, отсутствие необходимого правового регулирования волонтерской работы и благотворительной деятельности и т. д.

Решение этих проблем требует соответствующих законодательных реформ, однако без кардинальных перемен в стране ожидать подобных реформ не следует, считает А. Егоров.

«Если не рассматривать какие-либо широкие реформы в области общей политической либерализации существующего режима, то не следует ожидать и каких-то существенных подвижек в улучшении условий деятельности гражданского общества. Ведь сегодня общая модель устройства общественно-политических отношений такова, что государство не признает каких-либо альтернативных акторов ни в одной из сфер жизни. Организации гражданского общества в лучшем случае рассматриваются как некий придаток к государственной машине, который может выполнять определенные функции в реализации государственной политики. Но это противоречит самой сути гражданского общества. Из-за этого базового условия видения общественно-политического устройства государство не склонно к каким-либо позитивным реформам условий деятельности гражданского общества», — уверен Андрей  Егоров.

К тому же сегодня и сам третий сектор не может рассматриваться как потенциальный источник перемен в Беларуси. Согласно исследованию, проведенному в 2014 г. Белорусским институтом стратегических исследований (BISS, Вильнюс) и Центром европейской трансформации, организованное гражданское общество Беларуси по своему потенциалу общественно-политической солидарности мало отличается от белорусского общества в целом.

Это связано с тем, что третий сектор вписан в структуру социальных и политических отношений. Причем такая ситуация характерна не только для Беларуси, это можно считать общемировым трендом.

«В том состоянии, в котором третий сектор находится сегодня, он скорее представляет собой совокупность профессиональных организаций, вписанных в общую структуру общественно-политических отношений. Он предоставляет людям возможность работы, карьеры, определенной социализации и профессионализации. По большому счету, качества, необходимые для работы в третьем секторе, в плане социальных функций, социальной ответственности не очень отличаются от качеств, требуемых, например, для работы в бизнесе. Поэтому и уровень солидарности не поднимается выше среднего по стране. То есть сами организации гражданского общества не рассматривают себя как акторов перемен и не берут на себя задачи по изменениям и преобразованиям в стране», — отмечает А. Егоров.

Поэтому в будущем двигателем перемен станет не третий сектор, а скорее новые, неорганизованные формы гражданского общества - спонтанные общественные движения. С точки зрения А. Егорова, в пользу подобного утверждения свидетельствует опыт украинского Майдана. Мотором революционных событий были не организации гражданского общества: Майдан начался и развивался на основе спонтанно возникшей самоорганизации граждан, в которую уже впоследствии вливались организации третьего сектора Украины.

  • Оцени статью: