Эксперт: Затраты на выявление тунеядцев и отправку им «писем счастья» могут оказаться больше, чем поступления в казну

Нужно ли радоваться возвращению в Беларусь трудовых мигрантов из России, и можно ли налогами заставить человека работать там, где он не хочет?

Об этом — эксперт по вопросам реформы государственной службы, руководителем проекта «Кошт урада» в рамках проекта BIPART Владимир Ковалкин

Владимир Ковалкин. Фото: TUT.BY

–– С кем идет, на ваш взгляд, борьба при наступлении на тунеядцев?

–– В Беларуси следует разделять повод и цель. Например, власти говорят о поддержке детей, когда повышают подоходный налог. Или вводят налог на допуск транспорта к движению, чтобы улучшить состояние дорог. В случае с налогом на тунеядцев происходит то же самое. Есть не занятые на рынке труда граждане, которые могут быть алкоголиками, наркоманами, и их (по мнению властей) необходимо заставить работать. Однако не это главная задача.

Самое важное –– пополнить бюджет. С этим власти испытывают трудности из-за значительного сокращения налога на прибыль предприятий, проблем во внешнеэкономической деятельности и падения объемов экспорта. Таким образом, идет борьба с нехваткой денег в казне.

–– Насколько существенными для бюджета могут стать собранные средства?

–– Надо еще учесть, что в целом налоговая нагрузка в 2015 году для населения увеличивается. Минфин планирует собрать в результате налога на тунеядство около 500 млрд рублей. Добавьте еще средства, которые появятся в результате увеличения подоходного налога –– порядка двух триллионов. По-прежнему будут поступать деньги от автомобилистов и повышаться акцизы. Получится круглая сумма.

–– Однако можно ли быть уверенным, что ее удастся собрать?

–– Действительно, что можно взять с представителей маргинальных слоев населения? В развитых странах различным уязвимым группам, тем же бездомным, помогают с ночлегом, бесплатным питанием. Думаю, и у нас они являются целевой аудиторией. Задача другая –– обложить налогом тех граждан, которые имеют доходы, но налоги не платят.

–– Существует ли механизм, с помощью которого общественность может узнать, действительно ли средства пошли туда, куда власти обещают их направить?

–– Если говорить про средства, которые соберут в результате увеличения подоходного налога, есть хотя бы декларация  о том, что они пойдут семьям с детьми. Но и в этом, и других случаях информация о реальном движении денег имеет гриф «для служебного пользования» и не подлежит разглашению. Насколько мне известно, даже Минфин заинтересован в том, чтобы открыть как можно больше данных по исполнению бюджета, но на уровне Совмина есть запрет по распространению информации.

Одно дело составить план, другое — его выполнить. Нельзя исключать, что в случае, если образуется дефицит бюджета, не появятся статьи, которые будут урезаться в первую очередь. Например, кредиторская задолженность республиканского бюджета по статье «текущий ремонт и содержание дорог» с начала 2014-го года по октябрь выросла на 137,3 млрд. руб. Получается, деньги, которые платили граждане в виде налога при прохождении техосмотра, шли в бюджет, откуда они тратились не на содержание дорог.

Еще один пример. Если посчитать, сколько денег соберут в результате повышения подоходного налога на 1%, выходит, что семьи недополучают значительные средства. По курсу на конец 2014 года выходило, что семья должна получить 4 тысячи долларов в год ежегодно, но согласно официальной информации, семья получит через 18 лет 10 тысяч долларов. Разница, надо полагать, осядет в бюджете и будет использована для затыкания текущих дыр. Нечто подобное может быть и со средствами, собранными с тунеядцев.

–– Как введение этого налога отразится в целом на рынке труда?

–– К легализации занятости и возвращению мигрантов введение налога за тунеядство не приведет.

Говорить о том, что заполнятся вакансии, на которые теперь не находятся работники, не приходится. Никакими принудительными методами эти места заполнить невозможно. Люди не идут на определенную работу, потому что соотношение дохода от нее и вкладываемый труд их не устраивает. Чтобы было по-другому, надо либо работу сделать проще, либо увеличить зарплату. Никакими налогами не заставить человека работать там, где он не хочет.

Люди будут оценивать, что проще –– заплатить штраф в 3,6 миллиона или придумать какую-то схему, например, устроиться на работу хотя бы на короткое время. Если у человека есть доход, он скорее заплатит налог и будет жить спокойно.

В целом очень низкая официальная безработица, существующая в Беларуси, –– плохая ситуация для экономики. Например, потому, что работодателю сложно найти работника. Во многом проблема безработицы в стране решилась за счет России, куда белорусы уезжают на заработки.

–– Вряд ли необходимость платить налог заставит их вернуться.

–– Возвращению в Беларусь трудовых мигрантов может поспособствовать кризис в России. И это будет не радостная новость для властей. Во-первых, если представить, что вернутся рабочие, строители, работающие в России, появится проблема трудоустройства этих людей на родине. Иногда говорят, что в России работает порядка 100 тысяч. Они же не пойдут работать дворниками! Государство совершенно не занимается созданием таких рабочих мест, которые нужны этим людям. Люди не от сладкой жизни поехали в Россию, а потому, что там есть работа, и она хорошо оплачивается.

Во-вторых, в страну перестанут поступать деньги из-за рубежа. Семьи окажутся в худшем, чем ранее материальном положении. И это большая социальная проблема, которую правительство не видит.

Боюсь, если в стране вдруг окажется 100 тысяч недовольных мужчин, проблему их занятости и благополучия семей не решить введением налогов и другими силовыми методами.

–– Неужели нет даже зерна справедливости во введении налога?

–– На рыночную экономику нельзя смотреть с позиции справедливости. В экономике используются более объективные понятия –– прибыльность или убыточность.

В цене любого товара есть НДС, а в некоторых акциз. Таким образом, налоги платят все. Другое дело, что есть те, кто действительно не платит подоходный налог и налог в Фонд социальной защиты населения. Однако если мы будем искать справедливость, боюсь, мы ее вообще нигде не найдем.

Любой работодатель старается минимизировать налоговые выплаты, поэтому существуют зарплаты в конвертах. Если бы власти заставили платить налоги тех, кто должен это делать согласно законодательству, было бы гораздо больше пользы, чем собирать деньги с тунеядцев. Тем более вполне может получиться, что затраты на выявление этих людей, отправку им «писем счастья» могут оказаться больше, чем поступления по этому налогу.

Как правительство потратило деньги автолюбителей

Что будет выгоднее: платить налоги или штраф за тунеядство?

Кто заработает больше: многодетные семьи или Банк развития?

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 40
  • Балл: 4.7