Театр абсурда: стоит ли превращать сцену в рынок?

Полтора года назад Александр Лукашенко анонсировал масштабную реформу – выход театра на самоокупаемость при освобождении от налогов. Почему в Беларуси столько заработать невозможно?

Какая коммерциализация нужна белорусскому театру — выясняет «Завтра твоей страны» в рамках проекта «Рефорум», который реализуется Белорусским институтом стратегических исследований (BISS, Вильнюс) при поддержке Евросоюза.

Сыграл либерала, да недолго

Обещание реформ прозвучало внушительно. На открытии Национального академического театра им. Янки Купалы после его печально известной реконструкции-реставрации глава белорусского государства сделал нетипичные для него глубокие праволиберальные заявления: театру не нужно оказывать финансовую государственную поддержку, лучше освободить его от налогов и отправить в свободное плавание. Как будто вдохновился миром Мельпомены и внезапно решил сыграть необычную для левого консерватора роль.

На самом деле, конечно, дело тут сугубо в экономических проблемах, помноженных на «неважность» культуры в глазах большого начальства: зачем выделять скудные бюджетные средства, если можно сэкономить? Ну а театр пусть живет, как получится.

Примечательно, что эти реформы не нашли особого отклика как у театралов, так и у руководства Министерства культуры. И если первых понять просто – кто ж обрадуется, когда у него хотят забрать деньги, то от министра культуры, скорее, можно было ожидать поддержки президента. А Борис Светлов фактически вступил с Александром Лукашенко в заочную полемику. Министр культуры сообщил, что «удельный вес бюджетного финансирования в общей сумме доходов театра за 2012 год составил 79%», а к 2016 году господдержка уменьшится только до 65%. 

Александр Лукашенко между тем говорил о 10-15% господдержки (видимо, увидев реакцию деятелей культуры на первоначальное предложение свести господдержку к нулю). Но теми темпами, о которых сказал Светлов, к показателям, предложенным Лукашенко, можно идти еще лет восемнадцать…

Рыночных реформ Беларуси не избежать

Да, любые реформы на стадии их принятия бывают болезненными, как невкусное лекарство, но альтернатив у Беларуси нет. И хотя в принципе сфера культуры вполне может замечательно существовать по континентально-европейской модели культурной политики, для этого необходимы постоянно увеличивающиеся денежные вливания. Объединенные Арабские Эмираты, например, эту модель к своему удовольствию применяют, а вот Беларуси до такой роскоши далеко, поэтому без рыночных отношений не обойтись.

Исходя из неизбежности рыночных, либеральных реформ, первоначальные предложения Лукашенко для театра были бы весьма хороши. До тех пор, пока искусство сидит на бюджетной игле, оно будет оставаться совершенно неправильно ориентированным: на чиновников, а не на зрителей, от внимания которых мало что зависит, если вместо них «голосует рублем» управленец из властного кабинета.

К сожалению, бессистемность реформ, отсутствие комплексности и последовательности ведут к тому, что благие начинания приводят к печальным результатам. И что касается рыночных реформ для сферы культуры, то главные риски здесь – переориентация учреждений культуры на коммерческую деятельность, слабо связанную с искусством, или же тотальная экономия, доходящая до абсурда. Обе эти проблемы и случились с нашей сферой культуры.

Вместо либерализма – шинник и кафе

Коммерциализация сферы культуры – явление неоднозначное. Как отмечает философ Ольга Шпарага, один из руководителей проекта «EuropeanCollegeofLiberalArtsinBelarus», это может нести в себе существенные угрозы, вплоть до закрытия театров, ведь «билеты бы подорожали, и никто бы в них не ходил, ну или бы стал ходить очень избирательно».

Однако существуют и однозначно полезные проявления попыток выхода на самоокупаемость – например, для театра это может быть изготовление и продажа видеоверсий спектаклей, продажа эксклюзивных билетов на генеральные репетиции, прогоны и «сдачи» новых постановок…

Совершенно неверный путь – заниматься несвойственной учреждению культуры коммерческой деятельностью, просто чтобы заработать немножко денег (в региональных учреждениях культуры хитом этого направления стали услуги ксерокса-распечатки).

Увы, Купаловский театр наступает примерно на те же грабли. Столкнувшись с пусть и незначительным, но уменьшением госфинансирования, он занялся сторонним бизнесом. Например, в здании театра действует кафе (не буфет, а просто учреждение общпита с отдельным входом), а в театральных кассах торгуют сувенирами. Учитывая, что Купаловский расположен в самом центре Минска, на улице Карла Маркса, где право аренды коммерческой недвижимости выкупается за сотни тысяч долларов, его бизнес-начинания вполне могут быть успешными. Впрочем, в коммерческом смысле вероятно еще успешнее было бы превратить в кафе сразу все здание, но ведь смысл Национального академического театра совсем в другом…

Другая крайность – абсурдная экономия. В Белорусском государственном театре кукол актерам предложили за свой счет покупать… туалетную бумагу в служебные уборные! То же касается и Национального академического драматического театра имени М.Горького («русского театра»). Там пошли даже дальше и предложили актрисам отныне самим покупать себе колготки для сценической работы. Действительно, почему бы актерам за свои средства не шить уж сразу целиком костюмы?..

Еще одно последствие коммерциализации – курс на разделение должностей художественного и финансового руководителя театра. Само по себе это в принципе даже неплохо (творца можно освободить от деловой волокиты), но на практике власть и полномочия оказываются у новых («финансовых») директоров, зачастую приходящих в сферу культуры со стороны. Свежий пример – новым директором витебского Национального академического драматического театра им. Якуба Коласа стал Александр Старых, до этого работавший замом гендиректора бобруйского ОАО «Белшина». Трудовая биография никаких сведений о его связях со сферой культуры не содержит, зато известно, что новый директор витебского театра возглавлял заводскую ячейку «Белой Руси» в то время, когда «Белшину» зачищали от активистов независимых профсоюзов.

Это ли нужно театральной сфере в виде реформ?

Свобода, хорошие законы и рыночная экономика

Посыл, содержавшийся в первых заявлениях Лукашенко, был верным, но неполным. Сочетание отмены как госсубсидий, так и налогов, является хорошим стартом для реформ театральной сферы Беларуси, однако для успешного результата необходимо еще несколько базисных компонентов.

Во-первых, это творческая свобода, без которой невозможно полноценное развитие искусства. Когда в постановки вмешиваются чиновники со своим «правильным» видением, то искусство вытесняется государственной идеологией. К сожалению, далеко ходить за примерами не надо – в том же Купаловском театре в январе поставили «Пана Тадеуша» по классическому произведению Адама Мицкевича, но потенциальный повод для радости ту же был омрачен цензурой: после прогона спектакля перед высокими гостями из постановки исчез исторический герб «Пагоня» и некоторые другие «подозрительные» моменты. До тех пор, пока такое будет продолжаться, актеры и режиссеры не смогут сосредоточиться на творчестве, опасаясь гнева высокого начальства. — Нужна свобода слова и режиссерской работы, потому что у нас есть замечательные драматурги, например, Пряжко или Досько, которых показывать запрещено, и которых, если бы разрешили, режиссеры наши едва ли смогли поставить – потому что им тоже нужна свобода для развития, — отмечает Ольга Шпарага.

Во-вторых, это адаптированность законодательства к нуждам сферы культуры. К сожалению, на данный момент нормативные акты, касающиеся культуры, во многом оторваны от реальных потребностей. В связи с сокращением госсубсидий и необходимостью поиска дополнительных источников денег особенно остро встает вопрос с законодательной путаницей относительно спонсорской и меценатской деятельности. По белорусскому законодательству это синонимы, хотя на самом деле между ними есть принципиальная разница: меценат дает культуре деньги просто так, для своего удовольствия от ее развития, а спонсор рассчитывает на внешний эффект от таких вложений – например, на рекламу во время культурного события.

Помимо смешения этих понятий есть и более существенная проблема: отсутствуют внятные механизмы налоговых льгот для тех, кто поддерживает культуру. Между тем, это совершенно привычная мировая практика, позволяющая учреждениям культуры получать дополнительные средства, а небезразличному бизнесу и гражданам – безболезненно для себя поддерживать важные культурные институции. Увы, но пока даже грядущий Кодекс о культуре не исправляет эту ситуацию.

В-третьих, это полноценное проведение системных рыночных реформ, и не только в театральной сфере. Когда перемены происходят только в одной отрасли, то она не может идеально вписаться в существующее консервативное окружение. О таких трудностях для потенциальных театральных фандрайзеров эмоционально высказался руководитель «Свободного театра» Николай Халезин:

— Да и к кому в Беларуси могли бы обращаться подобные специалисты, свались они с неба? К ручным олигархам, которым запрещено финансировать любые структуры, находящиеся вне утвержденных администрацией президента списков? 

Действительно, невозможно сформировать логику рыночных отношений только в театральной сфере, не идя при этом навстречу бизнесу и не проводя общей экономической либерализации.

Безусловно, этими тремя основными пунктами список необходимых перемен в театральной сфере не заканчивается – как дополняет Ольга Шпарага, «нужны еще конкурсы, международные проекты, фестивали, приглашение режиссеров из-за рубежа, новые технологии в театре. Но все это сопряжено с совсем другим духом – смелым и критическим театром».

Когда власти перестанут путать культуру с политикой? Бедные и богатые: культура стала для белоруса роскошью?

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 20
  • Балл: 4.8