Реальный сектор. Три пути для Беларуси: либеральный, государственный и на авось

Что делать небольшой экономике Беларуси в мировой эмиссионной экономике?

Если бы белорусская экономика была диверсифицирована, все было бы проще. Но белорусская экономика очень жестко привязана к российской экономике, которая имеет две системные проблемы. Первой проблемой является зависимость экономики РФ от цены на нефть. Поэтому в случае колебаний цен на нефть российская экономика достаточно быстро чувствует это. Второй проблемой является сверхлиберальная политика Центробанка РФ, который хочет выглядеть «святее Папы римского» - жестко ограничивает эмиссию российских рублей. И это на фоне триллионных эмиссий американской, европейской и японской денежных систем.

Действия же Центробанка РФ в 2014 году при колебаниях курса российского рубля выглядят скорее вредительством, чем вменяемой политикой. Понимая, что изменения во внешней торговле неизбежно повлияют на курс российского рубля, Центробанк РФ, имея достаточный объем ЗВР, спокойно стоял в стороне, наблюдая за валютными качелями, пока паника не вынудила продавать уже миллиарды долларов США. И тут вопрос даже не в том, что ослабление российского рубля при снижении цен на нефть – процесс объективный. Просто можно было сделать его спокойным, чтобы избежать паники среди участников рынка: потери от сдерживания падения курса будут все равно, но зато потери от паники будут минимизированы.

Теперь стоит остановиться на собственных проблемах экономики Беларуси:

- недофинансирование экономики (монетизация) (менее 15% от ВВП при необходимых хотя бы 80-100%);

- малый объем ЗВР (то есть при определении денежно-кредитной политики нет права на ошибку);

- высокие процентные ставки по валютным ресурсам (системная проблема нахождения Беларуси на 4-5 уровне в мировой эмиссионной системе);

- запредельные процентные ставки по рублевым ресурсам (следствие постоянного нахождения экономики в предкризисном состоянии);

- ножницы между курсами российского рубля (основной рынок сбыта) и курсом доллара США (основная валюта импорта и сбережений), то есть корзина валют не может стать ориентиром;

- порядка половины кредитов и большая часть депозитов в валюте;

- отрицательный платежный баланс.

Обратимся к статданным. Монетизация экономики Беларуси составляет 12-13%. Одно только удвоение монетизации, проведенное грамотно и четко, позволило бы увеличить собираемость налогов примерно в том же размере. И такое увеличение не предел – в развитых экономиках эта цифра не менее 80%.

Но сейчас увеличение монетизации происходит вхолостую. За 8 месяцев 2014 года банками было выдано 12,7 трлн кредитов (4,8 трлн - физлицам и 7,9 - субъектам хозяйствования). За этот же период объем срочных рублевых депозитов вырос на 11,3 трлн (8,5 - физлиц, 2,8 трлн - субъектов хозяйствования). То есть кредиты экономике практически сразу превращались в срочные депозиты.

В результате, чтобы хоть как-то помочь ведущим и не только госпредприятиям, правительство массово переводит их обычные кредиты в льготные (по госсектору таких уже около половины). Мелкий и средний бизнес, не имеющий возможности получить льготные кредиты, постепенно сворачивает свою деятельность. В результате у банков на счетах скапливаются рублевые ресурсы. Чтобы помочь банкам, Нацбанк и Минфин изымают эти ресурсы с помощью госбумаг, вводя дополнительные льготы. В результате кредитование белорусской экономики требует все новых льгот! Этот процесс можно представить в виде матрешки, когда до реального сектора доходит только самая маленькая, а все остальные достаются различным льготникам.

Последняя же девальвация российского рубля просто убивает какое-либо желание работать у многих предприятий Беларуси. Продолжение работы и реализация своей продукции в РФ означает в лучшем случае выход в ноль. Ничего удивительного, что субъекты хозяйствования выводят свои деньги из оборота и размещают их на депозит (3 трлн за сентябрь), что только усугубляет ситуацию.

Помимо проблем с дорогими рублевыми ресурсами, дамокловым мечом в случае девальвации над экономикой висят валютные ресурсы. После девальвации 2011 года и роста стоимости рублевых ресурсов в 2012-12013 годах субъекты хозяйствования пытались найти альтернативу дорогим рублевым ресурсам в валютных кредитах, в результате чего их доля превысила половину от общей задолженности. При этом стоимость валютных кредитов была ниже только по сравнению с рублевыми кредитами. У основных конкурентов стоимость ресурсов в валюте была ниже как минимум в 1,5-2 раза.

В рамках нынешней системы можно только зафиксировать ситуацию, о росте даже мечтать не стоит. Нужно любыми путями увеличить монетизацию, для чего вовлекать в оборот незадействованные сегменты – те же фондовые инструменты, землю, виртуальное пространство и др. Нужно принять, наконец, решение о судьбе хронически убыточных предприятий. Стоит признать реальное положение вещей с экспортом рабочей силы, легализовать эту деятельность (например, в той же РФ оказывать им помощь на госуровне). Необходимо разработать и реализовать комплекс мер по снижению налогов, пусть и с временными потерями. Ну и не забывать, что дешевые рублевые ресурсы уже сами по себе стимулируют бизнес к развитию.

Большое количество налогоплательщиков – больше налоговых поступлений. Вся политика государства (и денежно-кредитная в частности) должна поощрять не только появление новых налогоплательщиков, но и работу действующих. Для чего должны быть понятны курсообразование, стоимость ресурсов, условия работы на рынке.

Высокотехнологичные производства требуют длинных и дешевых денег! Короткие и дорогие деньги позволяют выжить и работать только торговле и сектору услуг. То есть не нужно себя обманывать тем, что у Беларуси есть шансы войти в состав высокотехнологичных стран, потому что есть кадры, производственная база и удачное месторасположение.

Если Беларусь – это страна-транзитер, то можно оставить все как есть. Если Беларусь хочет иметь высокотехнологичные производства, то нужно искать длинные и дешевые деньги. На внешнем рынке Беларуси их не дадут по причине эмиссионной экономики, поэтому найти их можно только на внутреннем рынке! Это означает, что прорывные направления могут получить ресурсы только за счет остальной экономики. Это должны быть структуры, которые будут созданы под конкретную цель и для которых будут созданы соответствующие программы с персональной ответственностью руководителей как самих структур, так и госорганов.

Вывод: у Беларуси есть только три пути.

Первый путь ("либеральный") – стабилизация денежно-кредитной системы и снижение ставки по рублевым ресурсам хотя бы до 12% (в 2006-2008 годах такая ставка была). Для этого нужно увеличение объема ЗВР как минимум до 10 млрд (3-х месячный импорт) и поддержание хотя бы нулевого платежного баланса. После чего последовательно снижать стоимость рублевых ресурсов. При этом, правда, придется сдерживать инфляцию и ограничивать объемы эмиссии. Такой путь стабилизирует денежно-кредитную систему, но создаст проблемы реальному сектору.

Второй путь ("госуправление экономикой") – выбрать локомотивы роста, обеспечить их длинными дешевыми ресурсами с одновременным жестким реформированием остальной экономики (с безработицей, ослаблением курса, высокой инфляцией, равными возможностями всем остальным участникам рынка). Целью является создание диверсифицированной экономики.

Третий путь – поддерживать то, что есть, надеясь на удачу.

То есть "либеральный" путь – это построение (если получится) государства-транзитера и центра услуг с элементами промышленности. Путь "госуправления" – это построение (если получится) государства с несколькими серьезными производствами, сектора услуг, обслуживающего эти производства, и частично директивно управляемой остальной экономикой.

Третий путь (нынешний) – это сохранение действующего положения вещей, идеология которого сводится к ограждению внутреннего рынка с целью дальнейшей заморозки ситуации. Даже в рамках ТС, ЕЭП и ЕАЭС практически все документы Беларусь подписывала с оговоркой сохранения действующих условий до 1 января 2017 года. К тому же все документы допускают продолжение "заморозки" в случае особых обстоятельств.

Первые два, достаточно болезненные, но дают возможность на выходе построить что-то работоспособное и конкурентное. Третий путь – это просто тупик с программой на авось.

Полностью текст читайте здесь

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 5