Когда власти перестанут путать культуру с политикой?

Почему чиновникам на улицах столицы  мерещатся политические акции, и может ли уличное искусство выжить в белорусских реалиях?

Группа молодых людей стала организовывать просмотры кинофильмов в уличных подземных переходах Минска – и в итоге привлекла внимание не только любителей кино и уличного искусства, но и белорусских спецслужб.

Источник фото:www.vk.com/kinouperahodze

«Поступила информация о проведении шествия или митинга в подземном переходе»

Такими словами командир отделения ОМОНа Д.В. Янкович аргументировал в суде перемещение своих бойцов от «Минск-Арены» в подземный переход на перекрестке улицы Кальварийской и К.Цеткин. Конечно, сложно себе вообразить шествие по подземному переходу, поэтому далее свидетелю пришлось признать, что в переходе они с коллегами обнаружили только «скопление молодых людей, которые произвольно натянули скатерть и смотрели фильм», о содержании которого он не может ничего сказать.

Что ж, дополним показания командира отделения: парни и девушки собрались в переходе для просмотра картины «Выход через сувенирную лавку», автором и главным героем которой является Бэнкси – всемирно известный английский уличный художник, скрывающийся под псевдонимом. Фильм был номинирован на «Оскара», премию BAFTA и премию Британского независимого кино как лучший документальный фильм года. Учитывая суть картины, совершенно логично, что смотреть ее собрались в уличном подземном переходе, а не в модном кинотеатре (впрочем, в белорусский прокат такое нишевое кино и так не попадает).

Но вряд ли все это могло повлиять на решение судьи Татьяны Мотыль, которая наказала организаторов административным арестом: Дмитрий Латушкин получил 5 суток, а Настасся Доль – 6. Осудили их почему-то по статьям 17.1 (мелкое хулиганство) и 23.4 (неповиновение законному распоряжению или требованию должностного лица при исполнении им служебных полномочий), хотя формально налицо совсем другое нарушение – незаконная организация массового мероприятия.

По политическим причинам запретили сразу все

Как напоминает юрист-политолог Никита Беляев, «закон о массовых мероприятиях, изданный в 2011 году, закрепил необходимость санкционирования фактически любого массового мероприятия. Это касается и флешмобов, и сбора граждан, организованного с использованием интернета».

С тех пор, как закон запрещает чуть ли не массовое бездействие, обнаружить признаки нарушения можно где угодно – хоть в группе людей на остановке, ожидающих автобус. Вне политического контекста закон кажется абсурдным, но на самом деле, отмечает эксперт, «власти получили дополнительный эффективный инструмент контроля за обществом, позволяющий заранее сводить на нет появление любых новых уличных форм протеста».

Трагикомичность ситуации в том, что на этот раз молодежная инициатива никоим образом не касалась политики: люди просто смотрели вместе кино, безо всякого подтекста. Никита Беляев согласен:

— Действие закона распространяется не только на некие политические действия, но и на любые уличные активности. В результате организаторы любого такого мероприятия вынуждены обращаться за разрешением в государственные органы, что значительно бюрократизирует и усложняет процесс проведения каждого уличного события. Вдобавок закон усиливает роль субъективных факторов. Ответственность за выдачу разрешения возложена нормативным актом на чиновников, и многие из них перестраховываются и отказывают в проведении мероприятия, не решаясь взять ответственность на себя. Добавим: ситуация становится еще более субъективной, когда решение о допустимости или недопустимости того или иного действия принимает на месте милиционер или сотрудник ОМОНа.

В итоге может показаться, что чиновники запуганы до предела и усматривают крамолу в совершенно невинных вещах, никак не направленных на политическую борьбу. Даже не вникая в суть объявления – просмотр кино про английского стрит-артера, – они рапортуют о «шествии или митинге», направляя на место группу ОМОНа и людей в штатском.

Стрит-арт Беларуси: миссия невыполнима?

Другая сторона происходящего – это те условия, в которых существует белорусское уличное искусство. Конечно, это может быть сложно осознать бойцам спецназа или идеологам из исполкома, но искусство в XXI веке не прячется за стенами галерей, домов культуры или кинозалов. Для современного искусства как раз характерно поднимать социальные проблемы, быть провокационным, входить в публичное пространство – или даже все это одновременно.

Пожалуй, самым полным практическим исследованием положения стрит-арта в Беларуси занимался в 2012 году художник Михаил Гулин. Тогда в рамках проекта Института им. Гёте «Going Public. О трудностях публичного высказывания» он проводил художественные акции в Клайпеде, Калининграде и Минске.

Подоплекой минской акции «Частный монумент» стала идея Михаила Гулина «о том, что человек, который идет по городу и несет картину, не вызывает никаких вопросов. Но человек, который хочет поставить скульптуру в публичном месте, вопросы вызывает». Для чистоты эксперимента была выбрана «скульптура-трансформер из геометрических элементов: три розовых куба и желтый параллелепипед», в которой совершенно явно «нет никакого политического мессиджа – это просто покрашенные кубы, чисто супрематическая композиция».

Увы, художественная акция оказалась удачной с точки зрения демонстрации трудностей уличного искусства в Минске, но весьма неудачной персонально для ее участников: сотрудники ОМОНа задержали Гулина и его помощников. Впоследствии, по свидетельству Гулина, двоих ассистентов избили прямо в Октябрьском РУВД. Ну а его самого уволили из БНТУ, где он работал старшим преподавателем кафедры «Рисунок, акварель и скульптура».

Публичная культура как праздничный треш

За два года ситуация никак не изменилась в лучшую сторону: за публичное искусство в Минске все еще скорее получишь неприятности от милиции, чем оценки от искусствоведов.

— Публичная культура развивается сегодня по пути выделенных зон. Государство регулирует и регламентирует любые публичные действия, — отмечает Михаил Гулин.

Характерно, что люди в целом не привыкли проводить свободное время в городе, он «практически сплошь транзитная зона». Исключение из этого – различные официальные праздники (самым ярким в этом плане стал чемпионат мира по хоккею и его фан-зоны), когда горожанам на улицах дается больше свободы, чем обычно, и, как формулирует Михали Гулин, «появляются какие-то зоны отдыха и коммуникации».

Безусловно, здесь встает вопрос о культурном наполнении этих событий: зачастую все сводится к трешевым ансамблям районных ДК и прочему подобному креативу сомнительного качества и невысокой культурной ценности.

— Проблема в том, что вся коммуникация на подобного рода мероприятиях строится на двух ключевых позициях: халява и алкоголь, – бескомпромиссно характеризует ситуацию Михаил Гулин.

Не путать публичную политику с публичной культурой

Увы, но вышеприведенные примеры демонстрируют первую (а чаще всего – и последнюю) серьезную проблему, которая встает на пути паблик-арта в Беларуси: власти устойчиво путают культуру с политикой. Любая общественная активность, да еще и непонятная чиновникам, на всякий случай запрещается или брутально пресекается. Михали Гулин также считает основной проблемой работы художника в городском пространстве тот факт, что «любое публичное проявление, даже декоративное (типа портрета Быкова на трансформаторной будке) считывается как политическое высказывание». Да, порой у произведений искусства действительно есть политические мотивы и цели, но что делать тем, кто просто хочет заниматься паблик-артом?

— Надо вести работу, чтобы власти научились отличать кинопоказ или прогулку на велосипеде от политической акции, — отмечает Михаил Гулин.

Да, задача не из легких, но вдохновляет факт, что в Минске уже есть примеры вполне успешного городского искусства. В первую очередь стоит вспомнить серии джазовых концертов под открытым небом (на площади Свободы, у ратуши и в фан-зоне «Дворец спорта» во время хоккейного чемпионата), организованные фондом «Идея» при поддержке банка БелВЭБ и Мингорисполкома. Некоторые интересные импульсы были и в рамках краткого превращения ул. Карла Маркса в пешеходную.

Остается только надеяться, что такие инициативы убедят чиновников не бояться паблик-арта, и настойчиво продолжать попытки впустить искусство в город.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 22
  • Балл: 4.8