Нужен ли в Беларуси закон о благотворительности?

В нашей стране периодически возникают вопросы о целесообразности принятия отдельного закона о благотворительной деятельности. В частности, с такой инициативой выступают объединения предпринимателей. Попробуем разобраться, необходимо ли законодательное регулирование такого деликатного и глубоко человеческого действия, как благотворительность.

Каков закон сейчас?

Вообще, несмотря на то, что в гражданском праве постулируется принцип @можно все, что не запрещено@, для каждого действия есть свое определенное правовое регулирование. В частности, передача денежных средств или имущества на благотворительные цели попадает сразу под две сходных конструкции Гражданского кодекса – дарение (ст. 543 ГК) и пожертвования (ст. 553 ГК). При пожертвовании в отличие от дарения, денежные средства или имущество передается на общественно-полезные цели. Получателем пожертвования может быть как юридическое лицо (некоммерческое, занимающееся общественно-полезной деятельностью – музеи, учреждения образования, здравоохранения и т.д.), так и физические лица. При этом в отношении получателей - физических лиц обязательно должна быть, а в отношении получателей - юридических лиц может быть определена конкретная цель использования переданного имущества или денежных средств.

При обсуждении вопроса о правовом регулировании благотворительности периодически упоминается указ от 01.07.2005 № 300 «О предоставлении и использовании безвозмездной (спонсорской) помощи». Следует отметить, что данный указ имеет весьма опосредованное отношение к благотворительности. Основным предметом регулирования данного указа является «обход» запрета на дарение между коммерческими организациями, установленного ст. 546 ГК. Ряд целей расходования переданного имущества, предусмотренных данным указом, совпадает с целями благотворительности, но все же надо понимать, что в благотворительности проявляются глубоко личные чувства, связанные с гуманитарными ценностями, и достаточно большое число благотворителей не хотели бы быть спонсорами, которые зачастую воспринимаются как коммерческие партнеры. Например, спонсоры соревнований, спортивных клубов, мероприятий и так далее. Тем более, что для сохранения определенного контроля за тем, как именно осуществляется обход запрета на дарение между коммерческими организациями, Указ № 300 предусматривает достаточно серьезную отчетность по расходованию средств, предоставляемую спонсору, что по понятным причинам является вмешательством в сферу доверительных отношений. Все-таки благотворительность осуществляется на основании человеческих чувств, а не эквивалентного обмена, на основании доверия к конкретному благотворительному институту, а не в обмен на отчетность. Хотя следует отметить, что ряд благотворительных фондов Республики Беларусь ссылается на Указ № 300 и утвержденную в его развитие примерную форму спонсорского договора при сборе пожертвований от юридических лиц.

Казалось бы, текущее регулирование гражданским законодательством позволяет делать пожертвования. Остается только маленький нюанс в виде все той же формализации действий: в частности, ст. 162 ГК предусмотрено, что договор (в том числе и сделка по пожертвованию), заключаемая юридическими лицами между собой и с гражданами, должна совершаться в письменной форме. При этом последствием несоблюдения письменной формы является не недействительность сделки (за исключение усложненных случаев), а невозможность ссылаться на свидетельские показание в подтверждение условий сделки в случае возникновения спора. Скорее всего, стороны этих правоотношений не будут вступать в спор по этому поводу. Тем более, что организации, принимающие пожертвования, всегда могут воспользоваться договором присоединения, разместив его на сайте, и отразив в нем основные положения договора и указав на то, что перечислением денежных средств жертвователь соглашается с условиями договора.

Благотворительность и налоги

Еще одно направление, которое всегда следует рядом с обсуждением благотворительности: должно ли государство каким-то образом поощрять благотворительность, путем льготирования налогообложения пропорционально оказанной помощи?

В идеальном мире благотворительность является адресным выполнением жертвователями государственных функций – поддержки неконкурентных на рынке труда граждан, помощь больным детям, поэтому часто слышатся призывы освобождать предприятия, оказавшие помощь, от налогов на сумму помощи. Но давайте будем откровенны. В таком случае такая помощь благотворительностью не является: налоги все равно были бы исчислены и у предприятия изъяты, предприятие просто самостоятельно определяет, куда направляется то, что оно и так должно было бы заплатить. Это можно назвать адресной уплатой налогов, повышенным общественным контролем за использованием собранных налогов, но никак не благотворительностью. Такие механизмы тоже могут иметь место, но на наш взгляд, их функционирование выходит за пределы благотворительности.

Второй вариант поощрения заключается в разрешении учитывать суммы, направляемые на благотворительность, в составе затрат на производство продукции. Это в основном влияет на налог на прибыль. Вообще предприятия может нести затраты за счет прибыли (нет ограничений, можно купить хоть танк, но при этом надо понимать, что затраты не должны носить характер распределения дивидендов на учредителей - физлиц, иначе надо будет уплачивать подоходный налог), либо включать затраты в себестоимость (только те затраты, которые связаны с производством и реализацией продукции). Финансовый результат предприятия грубо можно представить как разницу между выручкой от реализации и затратами. Эта разница облагается налогом на прибыль (сейчас его основная ставка – 18%). Соответственно, если пожертвования из прибыли – то государство получает налог без изъятий, а если за счет себестоимости, то получаемый налог на 18% от суммы пожертвования меньше, то есть, фактически, 82% от пожертвования платит предприятие, а 18% - государство. То есть, речь идет фактически о частичном софинансировании благотворительности государством, как и в указанном выше примере, но только «рычаг» адресной помощи намного более правильный – 1/5 государство, 4/5 – частный жертвователь. Конечно, выбор модели поощрения является прерогативой законодательной власти, но по нашему мнению, это наиболее приемлемая модель поощрения – и предприятие заинтересовано в оказании помощи (все-таки некоторое уменьшение налога на прибыль лучше чем полное отсутствие льготы), и государство, естественно заинтересовано в деятельности благотворительных организаций в силу выполнения ими общественно-полезных функций.

Деньги получены, а что дальше?

Еще не рассмотренным остался один важный аспект благотворительной деятельности – собственно говоря, деятельность самих благотворительных организаций. Текущее правовое регулирование бухгалтерского учета и отчетности, регулирования трудовых отношений и иных вопросов, которые возникают в процессе функционирования юрлица не в полной мере отвечают особенностям работы таких организаций. А такое правовое регулирование весьма нужно им. Например, у фонда должен быть директор. По общему правилу, не имеющему практически исключений для рассматриваемого случая, он должен получать зарплату, как и другие работники. И не ниже минимальной. А если труд этих работников и есть благотворительный вклад? К чему усложнять отчетность и исчисление налогов и сборов? Не говоря уже о такой области как использование полученных от благотворительности средств на оплату труда сотрудников – многие могут посчитать это не совсем правильным. А еще есть работа волонтеров. А еще отчетность по приходу денег, в частности, анонимные пожертвования. Много вопросов и нюансов, которые хорошо было бы урегулировать, но не с точки зрения ограничения прав самих организаций, а как раз с точки зрения ограничения прав и возможностей толкования контролирующими органами.

Так нужен ли закон?

Резюмируя наше рассмотрение вопроса о целесообразности правового регулирования, можно сказать так: закон нужен.

Закон нужен:

— жертвователям для упрощения процедуры, ликвидации ненужной формализации и частичному льготированию направляемых на благотворительность сумм;

— благотворительным организациям для упрощения своего функционирования, учета особенностей работы;

— государству для стимулирования благотворительности на общественно-полезные цели.

Есть еще один немаловажный нюанс. В нашей стране, где сильно доминирование государства в экономике и бухгалтеры боятся сделать шаг в сторону и для каждого действия ищут оправдания в нормативных актах, чтобы потом «не было проблем с налоговой», пока еще серьезно действует принцип «все, что не разрешено – запрещено». Это можно проиллюстрировать на примере медиации, о которой сейчас много говорят. Ведь медиация основывается на принципе добровольности. Стороны должны добровольно выбирать медиацию, без какого-либо принуждения. Однако один из основоположников медиации в Беларуси, учредитель Учебно-практического учреждения «Центр медиации и переговоров» Лилия Власова так отвечала на вопрос о необходимости закона: «Закон нужен, потому что пока медиация не будет прописана в законе, ни одно предприятие не применит медиацию. Для ментальности белорусов важно, чтобы его действия были легальны, особенно если вопрос касается чего-то нового». Этим и объясняется, почему фонды даже сейчас вынуждены пользоваться чуждым для их деятельности правовым регулированием, установленным указом № 300 «О предоставлении и использовании безвозмездной (спонсорской) помощи». Будет правильное правовое регулирование – будут пользоваться им.

Сколько денег готовы потратить белорусы на благотворительность?

Когда в Беларуси станет проще помогать людям

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 5