Светлана Мацкевич: Мы отстали от европейского тренда образования на несколько десятилетий

С 1 сентября педагогическим работникам Беларуси повысят зарплаты. Простимулирует ли это труд учителей — об этом эксперт Агентства гуманитарных технологий, кандидат педагогических наук Светлана Мацкевич.

— Чего ждать от нового учебного года? Намечаются ли какие-то позитивные сдвиги в сфере образования?

— Пока я не вижу оснований утверждать, что есть какие-то позитивные сдвиги в плане развития этой сферы. Потому что любое развитие начинается с формирования каких-либо концепций, новых идей, видения того, каким должно быть образование. То есть, любую реформу в образовании, в принципе, начинают интеллектуалы. Именно лидеры мнений в этой сфере должны задавать тренд и перспективу развития.

Пока я ничего такого не видела. По крайней мере, со стороны государственных органов управления. Единственное, что всегда заявляют на высшем уровне — реформы образования быть не должно. В общем, это понятно, потому что от реформ уже устали, хотя их как таковых и не было.

Само название «реформа» дискредитировано. И сейчас заявлять какие-либо реформы в гуманитарных сферах со стороны политиков очень рискованно.

Говорить о том, что будут позитивные сдвиги развития в этой области, нельзя. Во-первых, понятно, что нет иных концепций. Во-вторых, абсолютно изъят кадровый потенциал из сферы образования. И восстановить человеческий ресурс — преподавательский, учительский — за год-два невозможно. Это долгосрочная работа, на десятилетия.

За последние годы единственное, чем может похвастаться образование - это действительно большой отток кадрового потенциала.

— С 1 сентября, согласно постановлению Совмина, педагогам поднимут зарплату. Насколько это повышение простимулирует труд учителей?

— Да, это единственное, что заявляется со стороны органов власти. Но дело в том, что регулирование зарплаты в социокультурных отраслях всегда подтягивается до среднего заработка по стране. И механизм регулирования никак не обусловлен концептуальным видением и содержательным изменением в этой области.

Конечно, труд педагогов нужно стимулировать. Но вопрос в том, кто остался в образовании, кого еще мы можем простимулировать? Те, кто остался — довольно странная публика. Педагогов по призванию там осталось очень мало, и они могут работать за любые деньги. Эту категорию учителей стимулировать как раз таки и не надо, им нужно платить действительно нормальную заработную плату. И я не знаю тех, кто ходит в учебное заведение, чтобы получать деньги. Там заработать невозможно.

Обычно повышения зарплат в системе образования очень незначительные. Ну, повысят сейчас на миллион. В условиях инфляции, резкого повышения цен эти деньги быстро обесцениваются. Поэтому достигнуть сейчас стимулирования труда через повышение зарплаты нельзя. Эти решения очень запоздалые. Не только в системе образования, но и в системе здравоохранения. А, например, в системе социальной работы зарплата до сих пор не повышается, люди там низведены до какой-то нищенской оплаты труда.

— О катастрофически низком уровне знаний абитуриентов уже открыто говорят чиновники Минобразования. А профессор философии Владимир Дунаев грустно пошутил, что на первый курс в белорусские вузы теперь нужно принимать всех подряд, даже кошек и собак. Потому что двоечники-учителя готовят себе подобных. Как разорвать этот замкнутый круг?

— То качество образования, которое мы имеем, — результат долгосрочной, десятилетней работы. Сдвиги в образовании за год-два не делаются, нужны, как я и говорила, десятилетия. И готовятся сдвиги заблаговременно. Например, если мы сейчас начнем реформу образования, то ее результат будет виден только лет через 10-15.

Оценивая состояние сегодняшнего образования, мы оцениваем то, что было сделано 15 лет назад — то, с чего начинали. И когда мы говорим об образовании, всегда имеем в виду клиентов, студентов, их качество. А нужно сейчас говорить не о потребителе!

Необходимо говорить о целях образования, стратегиях его развития, кадровом составе, о процессах, новых технологиях, финансовом обеспечении. О том, что обусловливает результативность образования. То есть, о системе управления и продумывании программ развития.

Это совершенно другая область, то, что сейчас не очевидно, что всегда скрыто от обычного потребителя.

Самое удивительное, что, например, в тех же СМИ обсуждаются проблемы студентов, то, с чем сталкивается массовый потребитель. А вообще обсуждать надо не это. На уровень публичной оценки нужно выносить деятельность, которая закладывает уровень качественного образования: как должна выстраиваться система управления, как должен быть написан закон об образовании, как должны складываться отношения между вузом и работодателями, какие вузы могут называться университетами, а какие - просто институтами.

Именно эти вещи должны выноситься на уровень научных и публичных дискуссий. За последние 20 лет лично я не наблюдала таких дискуссий в СМИ. Средства массовой информации ограничиваются популистскими темами в этой области. Хотя Беларусь, в общем, еще с 90-х годов имеет достаточно много концептуальных разработок по реформе образования, но они почему-то не обсуждаются.

— На каком уровне в мировой образовательной системе находится сегодня Беларусь? И куда движется отечественная сфера образования?

— Она не движется. Она консервируется. И с каждым годом все больше и больше. И поскольку я не вижу там источников развития, говорить о движении сложно. Движение или тренд может определяться, когда действительно есть самоопределение лиц, принимающих решение в этой области.

Но, как мне кажется, они пока не определились с направлением: или мы идем в Европу, или мы как-то координируемся с Россией, или мы делаем какую-то свою, уникальную национальную систему образования, которая может быть когда-нибудь потом — это, конечно, шутка! — послужит примером для других.

Я думаю, что сейчас наша система образования движется инерционно: «вот как идет, так и хорошо, особо «заморачиваться» не надо». Она такая… эволюционно естественная, и даже слишком. Поэтому, куда мы придем, я не знаю.

Если говорить о высшем образовании, то, конечно, существует еще надежда на вступление в Болонский процесс. И это не исключено, ведь в 2015 году Беларусь должна подавать заявку, и, может быть, Европа пойдет на уступки и примет нас в процесс.

Но даже, если это произойдет, это будет чрезмерно запоздалым вступлением. Потому что уже в самой Европе ставится под сомнение эффективность Болонского процесса, идут поиски новых форм, разработки новых образовательных программ.

В этом плане мы абсолютно не вписываемся в европейский тренд. И очень отстали от него. Даже не на 15 лет, а уже, я думаю, на несколько десятилетий.

Если мы начнем ориентироваться на российское образование, ну так ведь оно тоже в кризисе! Вступив в Болонский процесс, Россия сейчас испытывает огромные стрессы в образовательной системе. И Болонский процесс не излечивает образовательную систему постсоветского пространства. Может быть, даже наоборот усугубляет ее, вводит в кризисный этап. Антикризисному управлению в этих системах еще никто не научен.

Поэтому Болонский процесс — это не панацея от всех бед, как иногда подается. И это, наверное, тоже не тот путь, на который мы должны сейчас ориентироваться. Если в начале 2000-х годов стремиться к нему было нормальным, то 15 лет спустя уже очень поздно.

Остается сосредоточиться на своей национальной системе образования и потихоньку начинать выращивать внутри новый кадровый ресурс, новый потенциал. Ключевое слово «выращивать». По-иному проанализировать ситуацию в сфере. Мы можем констатировать, что она находится в депрессии, в стрессе, но источники-то развития надо искать!

И тенденция поиска источников должна быть задана хоть каким-то образом. Кто ее будет задавать, не знаю. Мы пока идем в никуда…

Я прогнозирую достаточно высокий отток абитуриентов из страны. Абитуриент - потребитель, он все равно будет искать хорошее качество образования за доступную цену. При этом многие останутся здесь. Но встанет вопрос: как подготовленных за рубежом специалистов возвращать на родину, какие условия для этого создавать? Кроме того, как модернизировать и менять внутри свою систему образования? Но акцент должен быть сделан не на студентах, а непосредственно на педагогические коллективы.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 3
  • Балл: 5