Школьников в Беларуси стало больше, а школ — меньше

Увеличение рождаемости в последнее десятилетие сказалось и на количестве школьников. Теперь их – за 930 тысяч (на 15 тысяч больше, чем в прошлом учебном году). Выросло и количество первоклассников: 1 сентября впервые пришли в школу 104 тысячи учеников (в 2013/2014 учебном году –– 99,5 тысячи).

Распахнули двери четыре новые школы –– в Бресте, Гродно, Минске и Гомеле. Всего в стране работает 3078 школ –– на 97 меньше, чем в прошлом учебном году. В девяноста школах есть классы с менее чем 25 учениками в одном (год назад таких было 166).

Тенденция закрытия сельских школ, где учится мало детей, наблюдается в Беларуси уже более десяти лет. В 2003 году Минобразования обнародовало планы закрыть до 2010 года 444 сельские школы с низкой наполняемостью классов. С тех пор ежегодно прекращают работу около сотни учебных заведений, и план давно выполнен. Например, в 2008 году в Беларуси насчитывалось свыше 3 740 школ, а значит, с тех пор закрыто уже более 660 школ.

Как бы это ни было грустно, закрытие малокомплектных школ экономически обосновано. По данным Белстата, в 2012/2013 учебном году на одного учителя приходилось в городской школе — 9, а в сельской — 5 учеников. Еще год назад было открыто несколько сотен классов с одним учащимся...

Эксперты Всемирного банка указывают, что малая наполняемость классов оборачивается низким качеством образования. Низкая оценка труда учителей в виде небольшой зарплаты не способствует удержанию хороших специалистов. Кроме того, дети в таких школах, как правило, не имеют доступа к современным средствам обучения.

Кто будет учить?

В нынешнем году в учреждения системы образования направлено более 5 тысяч молодых специалистов. Всего там будет работать около 101 тысячи педагогов.

Уже несколько лет подряд в ряде регионов, в том числе столице, в начале учебного года заходит разговор о дефиците учителей. В 2012 году планировали решать эту проблему путем привлечения пенсионеров, а в этом заговорили, что положение спасут студенты выпускных курсов.

Между тем, очевидно, что профессия учителя становится все менее престижной. То в одном, то в другом классе появляются вакансии педагогов начальной школы, а также «предметников» в старшей. Абитуриенты все реже изъявляют желание поступать на педагогические специальности.

Репетитор Евгений Ливянт в комментарии для Naviny.by обращает внимание на растущий год от года недобор на специальности «физика и математика» во всех белорусских педвузах: «Учителей по этим предметам уже не хватает. Если не будут предприняты какие-то срочные действенные меры, эта проблема в Беларуси будет с каждым годом только усугубляться».

Может, ситуация изменится, если учителям поднять зарплату? Но педагоги в один голос твердят, что дело не только в зарплате. Они недовольны тем, что их обязывают выполнять ряд не свойственных профессии задач, а также заваливают бумажной работой.

И все же увеличения зарплат учителя ждут. С 1 сентября им обещали увеличить надбавки за наличие квалификационных категорий (за вторую категорию –– 30% от тарифного оклада (ставки) вместо 15%, за первую категорию –– 55% вместо 20%, за высшую категорию –– 90% вместо 30%, за категорию «учитель-методист» –– 120% вместо 40%.

К слову, в прошлом году с 1 сентября повысили нормы педагогической нагрузки с 18 до 20 часов в неделю и одновременно увеличили тарифные ставки для учителей.

Средняя зарплата в сфере образования в июне 2014 года составила 4 миллиона 265 тысяч рублей. Это почти на треть ниже средней зарплаты по стране.

И при нынешней системе вряд ли увеличение зарплаты повлияет на качество обучения, считает член Общественного Болонского комитета, бывший проректор Европейского гуманитарного университета профессор Владимир Дунаев: «Если у нас на учительские специальности идут те, у кого по математике ниже двойки с минусом, а потом они математику преподают, то сколько им ни плати, они лучше учить не станут».

Какие новшества?

Новшество этого учебного года — меньшее количество экзаменов по окончании девятого класса: три обязательных экзамена вместо четырех (русский и белорусский языки, математика). Одиннадцатиклассники будут сдавать не три, а четыре обязательных экзамена (русский или белорусский язык на выбор, математику, иностранный язык и историю Беларуси).

Школы, где до того углубленно изучали иностранные языки, стали обычными: на этот предмет в старших классах будут отводить всего два часа в неделю. Ликвидировано изучение курса «Мировая художественная культура». Отдельный предмет «История Беларуси» интегрировали в курс «История», а предмет «Мая Радзіма — Беларусь» стал частью дисциплины «Человек и мир». Был убран из обязательной школьной программы курс по основам безопасности жизнедеятельности. Большинство вышеупомянутых предметов отдали на откуп факультативам.

В школы возвращают профильное образование. В Минске сформировано 194 класса для старших школьников с углубленным изучением предметов, сообщила на пресс-конференции 20 августа начальник отдела дошкольного, общего среднего и специального образования комитета по образованию Мингорисполкома Марина Юркевич. Будет организована работа физико-математических, филологических, обществоведческих и химико-биологических классов. «Такие классы позволят старшеклассникам, выбравшим определенную область знаний, по которым они планируют потом поступать в вузы, лучше к этому подготовится», — считает специалист.

Напомним, что профильное обучение было отменено в результате реформы 2008 года в связи с переходом с 12-летнего на 11-летнее образование (противники называли это «антиреформой образования»). И вот теперь его возвращают, поскольку результаты Централизованного тестирования (ЦТ), то есть уровень подготовки в школе, из года в год оказываются неудовлетворительным. Владимир Дунаев подчеркивает: то, что абитуриенты массово проваливают ЦТ, не набирают минимальных баллов для участия в конкурсе, является итогом реформы 2008 года, сокращения срока обучения в средней школе с 12 до 11 лет.

Власти, осуществляя ту реформу, хотели сэкономить, а получили полуграмотное поколение выпускников школ. Скупой, как известно, платит дважды. Теперь, чтобы вернуть все на круги своя, нужны время и материальные ресурсы.

Сам перевод средней школы на 12-летнюю систему обучения был одним из шагов для перехода на двухступенчатое высшее образование, что является одним из требований Болонского процесса.

Как улучшить качество образования?

Владимир Дунаев говорит, что нынешняя система управления привела белорусское образование к катастрофе. При такой организации трудно представить себе качественные изменения, для проведения которых необходима политическая воля.

Доктор педагогических наук, профессор Виктор Наумчик привел в пример, как он пытался говорить о проблеме преподавания физики с министром Сергеем Маскевичем:

«Я пришел к министру с конкретными предложениями по улучшению качества преподавания физики с использованием демонстрационных материалов. Дело в том, что в школы пришло поколение учителей, которые никогда не соприкасались с демонстрационным оборудованием. Им лучше диск поставить, чем эксперимент показать. Меж тем физику по принципу «прочитал-запомнил» не выучишь. Министр меня выслушал, однако никакой реакции не последовало».

По мнению Наумчика, для решения проблемы ее, прежде всего, надо признать и обозначить алгоритм решения: «Надо возвратить наши традиции, которые в части преподавания точных наук позволяли достигать высоких результатов. И ориентироваться на высокие международные стандарты».

Меж тем, Беларусь является одной из немногих стран, которая уклоняется от международных систем мониторинга качества образования в средней школе. Владимир Дунаев отмечает, что неучастие в них делает невозможным проведение оценки образовательных достижений и навыков по международным стандартам.

К слову, Всемирный банк такие проекты поддерживает, в том числе материально. Однако пока Беларусь не участвует в международной системе оценки качества образования, например, в системе PISA, которая применяется более чем в 60 государствах, в том числе Азербайджане, России, Молдове, странах Балтии.

Есть ли политическая воля на изменения в системе образования, на его децентрализацию, на деидеологизацию? Позиция властей до конца не определена, так как ее не высказал президент. Зато Александр Лукашенко 8 августа заявил, что систему образования Беларуси планируется подвергнуть серьезному анализу, и поручил подготовить специальное совещание. Вероятно. Нас ждет очередная реформа в этой сфере, хотя глава государства не раз говорил, что реформы в образовании закончены.

Чиновники поспешили с успокоительными реляциями. Так, министр образования Сергей Маскевич 27 августа в Могилеве заявил, что конкурентоспособность среднего и высшего образования повышается, и нет оснований утверждать о снижении качества белорусского образования. Аргумент –– повышение требований к поступающим в вузы уже отразились на повышении качества. А еще министр заверил: «Количество ребят, которые осваивают образовательные программы в школе и в вузе на «хорошо» и «отлично», не меньше, чем когда бы то ни было».

Однако зерна сомнения в благостности картины уже посеяны. В частности, вице-премьер Анатолий Тозик озаботился качеством преподавания иностранных языков в школе. Он считает, что методику преподавания необходимо кардинально менять: «Мы 8 лет обучаем детей иностранному языку, но большинство из них, выйдя за порог школы, не могут общаться на нем даже на бытовом уровне. Это никуда не годится. В современном мире без знания иностранных языков нельзя добиться серьезного роста в карьере. На наших руководителей с удивлением смотрят в европейском сообществе, когда они не могут объясниться на английском во время деловых переговоров и просят предоставить переводчика».

С этими словами Тозика можно лишь согласиться. Однако надо признать: именно непоследовательность государственной политики в сфере образования, шараханья то в сторону европейского, то в сторону советского образцов привели к тому, что система идет вразнос и удовлетворяет только чиновников. И то, как видим, уже не всех.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 5