Квоты на ветер: кому выгодно тормозить развитие альтернативной энергетики

В Беларуси планируется ограничить развитие альтернативных видов энергии введением квот. Минэнерго хочет быть монополистом, чиновники получат в руки рычаг, который может использоваться для зарабатывания денег в свой карман, а Беларусь никогда не слезет с российской газовой иглы, опасаются эксперты.

Проект нормативного акта, который введет квоты на строительство энергоисточников, работающих на нетрадиционных видах топлива, подготовлен в профильных ведомствах, сообщило агентство «Интерфакс-Запад».

Причиной ограничений называются убытки для Минэнерго, которое вынуждено закупать электроэнергию, производимую из возобновляемых источников энергии (ВИЭ), с применением стимулирующих коэффициентов. Это приводит к убыткам отрасли.

По данным «Белэнерго», в Беларуси насчитывается 70 блок-станций, работающих на ВИЭ. За январь-июнь 2014 года они отпустили в сеть белорусской энергосистемы 47,9 млн кВт-ч электроэнергии, что составляет 85,5% от общего объема произведенной ими электроэнергии, на 86,9 млрд рублей (без НДС).

Куда девать эту энергию?

Исполнительный директор Ассоциации «Возобновляемая энергетика» Владимир Нистюк отмечает, что не во всех областях Беларуси одинаково развиты электрические сети.

–– Если большие объемы электроэнергии будут вырабатываться, наши сети просто не смогут пропустить их через себя. Особенно это острый вопрос для Гродненской области, где строится атомная станция. Здесь работает и Гродненская ГЭС.

Активное развитие ветроэнергетики идет и в Новогрудском районе. Также в Гродненской области планировала построить свои ветропарки «Беларусьнефть», уже построили в Сморгонском районе в районе поселка Крево фирмы, входящие в ассоциацию.

— Такая насыщенность энергогенерирующими объектами –– это все большие объемы энергии и нагрузка на сети, — говорит эксперт.

В связи со сложившейся ситуацией стоит вопрос о разработке и строительстве дополнительных сетей. Иначе «просто непонятно, куда девать эту энергию». Но не во всех регионах достаточно средств, чтобы улучшить ситуацию с электросетями.

–– Нельзя сказать, что ситуация одинаковая во всей стране, и можно для ее решения принять какой-то общий документ. У нас есть энергодефицитные районы, особенно в Гомельской области, где надо энергогенерирующие объекты приближать к потребителю, чтобы не требовалось развитие сетей, лишние затраты, — отмечает Владимир Нистюк.

Квоты нужны или нет?

В «Белэнерго» обращают внимание, что с введением квот страна сможет сократить ввоз по импорту технологического оборудования.

Сотрудник энергетической кампании Центра экологических решений Дмитрий Буренкин не считает, что квоты препятствуют развитию альтернативной энергетики. Повышающий коэффициент 3, затем 2,7 существовал достаточно давно, но сказать, что это в значительной степени стимулировало к строительству объектов альтернативной энергии, нельзя.

— Не исключено, что многие инвесторы побаивались вкладывать деньги. Они не были уверены, что экономическая ситуация в Беларуси позволит платить за альтернативную энергию по повышающим коэффициентам. Когда мы декларируем, что готовы покупать кВт·ч за 40 центов, это смущает. — отмечает эксперт.

По мнению Дмитрия Буренкина, наличие квот означает, что государство гарантирует, покупку определенного количества альтернативной энергии.

–– И значит, может быть выбран инвестор, который поставит более качественное оборудование, — говорит эксперт.

Вместе с тем эколог отметил, что ни повышающими коэффициентами, ни квотами как не привлечешь много инвесторов, так и не ограничишь их число. Необходимо комплексно подходить к вопросу –– в целом говорить о тарифах, введении дополнительных налогов на возобновляемую энергетику.

–– Для Беларуси важно развитие возобновляемой энергетики снизу, когда каждый человек может поставить там, где ему необходимо, солнечные батареи и пользоваться их энергией. Вот это бы стоило продвигать, продумав механизмы поддержки, — считает Дмитрий Буренкин.

Владимир Нистюк расценивает происходящее как нехороший посыл инвестору.

–– Правила ведения игры в Беларуси меняются, как погода. Приняли закон «О возобновляемых источниках энергии», а затем вдруг решили изменить правила игры. Инвесторы нам сегодня нужнее, чем мини-ТЭЦ. Они приносят в страну деньги, организовывают рабочие места и платят налоги, — говорит эксперт.

Кроме того, решения подобного рода требуют публичного обсуждения, считает Владимир Нистюк:

–– Обсуждать их втайне от тех, кто работает в стране по этому направлению, не совсем корректно.

Только в ассоциации «Возобновляемая энергетика» 68 членов. Это юридические лица, которые занимаются ветроэнергетикой, солнечной, биогазовой и другими видами альтернативной энергетики.

— Они обнадежены форсированным процессом развития энергетики, вложили в нее средства с надеждой на перспективу. Дать им по рукам –– это как минимум несерьезно, — считает Нистюк. — Дать чиновникам право распределять квоты, значит, спровоцировать виток коррупции. Чиновники получат в руки рычаг, который может использоваться для зарабатывания денег в свой карман. Такие решения работают не на страну, а против нее.

В Беларуси слишком много альтернативной энергии?

В Беларуси на начало 2014 года доля энергоисточников на возобновляемых источниках энергии (ВИЭ) составляла примерно 0,6%. По оценке специалистов, в Беларуси целесообразно каждые пять лет увеличивать мощность работающих на ВИЭ энергоисточников на 1% с тем, чтобы к 2035 году их доля в энергосистеме достигла 5%.

Для примера –– в Германии в 2013 году построили 350 ветроустановок, а у нас их всего 28.

— Какая же это угроза? — задается вопросом Владимир Нистюк.

В Германии 32 тысячи ветрогенераторов и 7,5 тысячи биогазовых комплексов. В этой стране 23% всех потребностей обеспечивают возобновляемые источники энергии, а в целом в странах Европы планируют выйти на 20% в ближайшей перспективе.

Возобновляемые источники энергии –– это тысячи объектов, которые расположены по стране, приближены к потребителю. Это чистая энергия, сберегающая экологию, отмечает специалист,

–– Движение против альтернативной энергетики труднообъяснимо, –– считает Владимир Нистюк. –– Висеть, как теперь, на газовом крючке –– сомнительная перспектива, так мы не станем энергетически независимой страной, что порождает ряд проблем.

Когда в Беларуси только задумывались о развитии альтернативных источниках энергии, представители Минэнерго говорили, что для этого в Беларуси недостаточно ветра и солнца, напоминает предприниматель из деревни Комарово Мядельского района, сторонник использования альтернативной энергии Эдуард Войтехович. Однако когда в деревне Занарочь поставили ветряки и счетчики на них, стало ясно, что это не так. Оказалось, что энергии вырабатывается на 10% больше, чем в Германии –– теми же установками, что там, да еще на меньшей высоте над уровнем моря.

Эдуард Войтехович отмечает, что в Беларуси ветров достаточно, не меньше, чем в Германии. Можно использовать биотопливо, есть растения, которые выращиваются и используются для этой цели.

С солнцем проблем больше. Однако и эту энергию можно применять. Например, в Комарово на офисе Центра развития сельского предпринимательства стоит солнечная батарея, и ее энергия используется. Есть в Комарово маленькая гидроэлектростанция. Возможности воды очень небольшие, однако, около 60 уличных фонарей работает за ее счет.

–– Безусловно, не в каждом месте это возможно, но если у нас это получается, не запрещайте нам это делать, — говорит Эдуард Войтехович.

По его мнению, Минэнерго устраивает быть монополистом, ему конкуренты не нужны.

— Есть также российское лобби в Беларуси, заинтересованное в продаже газа. Они хотят получать наши деньги и далее, посадив нас на иглу своих энергоносителей, — считает предприниматель.

Что касается экономических потерь при покупке альтернативной энергии, то Эдуард Войтехович предлагает посчитать, какие потери несут экология и экономика в результате использования традиционных энергоносителей.

–– Газ зависит от неустойчивости ценовой политики. Люди привыкли, что используют вредные для экологии источники энергии. При этом предприятия платят за выбросы, а это вполне реальные траты. Иногда в малых населенных пунктах дрова являются более устойчивым источником энергии для котельных, чем тот же мазут, на который могут закончиться деньги как раз в сильный мороз. Можно, конечно, просто ни о чем не задумываться. Но что мы будем делать, если вентиль газовый закроют? — спрашивает предприниматель.

Сейчас в Комарово ждут (почти год!), пока закончатся формальности по регистрации проекта международной технической помощи по созданию бизнес-инкубатора в деревне Комарово для развития сельского предпринимательства. Здесь хотели бы сделать модель деревни со своей экономикой, энергетикой.

–– Мы хотим создать предприятие и учебное заведение, где будут учиться наши дети, — рассказывает Эдуард Войтехович.

Будет несколько направлений –– пекарня, колбасный цех, сельский туризм, гостиница. Система обучения будет дуальной, то есть люди будут учиться и работать.

— Мы хотим, чтобы развивалась наша деревня, чтобы наши дети не уезжали в Минск –– ни программы компьютерные писать, ни улицы мести. Наши дети будут ездить в столицу в аквапарк или в театр. А работать будут или в офисе, или на предприятии, но в родной деревне, — говорит собеседник.

Почему Беларуси не выгодны альтернативные источники энергии?

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 21
  • Балл: 4.8