Большие данные для маленькой страны

Для чего нужны всякие скидочные карточки и карты лояльности в магазинах? Для того чтобы дать вам скидку и тем самым мотивировать вас приходить именно в этот магазин или сеть снова и снова? Да, но не в первую очередь.

Прежде всего, чтобы собрать информацию о вашем покупательском поведении: знать, кто вы такой, как часто и что покупаете. Чтобы, с одной стороны, кастомизировать отношения с вами, предлагать вам именно то, что вам может быть интересно (поищите в гугле, например, детские манежи, потом реклама на разных других сайтах будет предлагать вам именно это). Но, с другой стороны, есть и обратная тенденция: предприятие получает большие объемы данных о покупательском поведении всех своих клиентов и может принимать решения.

Представляете, какими объемами данных о нас располагают социальные сети? А ведь в госструктурах информации на порядок больше. Сколько всего хранится в системе здравоохранения, в налоговой, в базах милиции, в фонде социальной защиты и в куче других мест? Что, если это все совместить в огромную базу данных?

В фильме «Игра» поведение главного героя, как оказалось, было управляемо, потому что его предварительно протестировали психологи, и сделали это настолько хорошо, что смогли всегда знать алгоритм его действий и спокойно вести его по своему сценарию. Понятно, что это художественное преувеличение, но какой-то страх, что Большой Брат всюду наблюдает за тобой, присутствует. Зачем же давать ему еще больше информации о себе?

Работа с большими базами данных активно ведется в настоящее время, это очень перспективное направление, прежде всего, конечно, для коммерческих предприятий. Но во многих странах Big Data (большие базы данных) используют для принятия государственных решений. Ну, или пытаются использовать, или исследуют, как это можно сделать. К примеру, в науке, инженерии, национальной безопасности, образовании — да везде, собственно. Создаются институты, программы и инициативы для исследования этой сферы.

Надо понимать, что делается это не для того, чтобы знать всю подноготную о конкретном Васе Иванове и следить за ним постоянно (хотя и этого нельзя исключать), а для того, чтобы принимать решения в стране, где живет этот Вася и его соотечественники.

Представьте себе, что законы и постановления будут приниматься не по наитию, а на основе проверенных эмпирических данных, которые собраны не только из Белстата, а из многих источников, и которые показывают, как реально живут люди.

Если бы при принятии решений об общественном здоровье учитывались бы данные не только из больниц, поликлиник, аптек и моргов, но и из продуктовых магазинов, спортзалов, социальных сетей, производителей лекарств и БАДов, турфирм, магазинов по продаже спорттоваров и т.п. Если бы при разработке программ поддержки молодых семей или новых бизнесов, или инвалидов использовались не только субъективные впечатления людей, принимающих решения, и докладные записки с финансово-экономическими обоснованиями, а огромные массивы, которые отражают реальное поведение людей, их реакцию на какие-то стимулы. Если бы госуслуги оказывались бы так, как удобно клиентам, то есть гражданам.

Понятно, кстати, что исследования исследованиями, а политические лидеры могут вовсе и не слушать бюрократов и администраторов, что происходит сплошь и рядом, и не только у нас. Так, в Великобритании посчитали, что сэкономили бы 33 миллиона фунтов, если бы получше пользовались результатами анализа больших данных.

Вообще, в процессе «электрификации всей страны» есть два подхода: сделать общую платформу для всех электронных государственных сервисов (например, так поступили в Эстонии) — но это надо постараться весь функционал продумать заранее. Или же пусть каждое министерство-ведомство делает свою электронную систему, но потом могут возникнуть проблемы синхронизации и обмена данными (в Грузии было именно так, потом создавали ведомство, которое занималось коммуникациями и синхронизацией разрозненных баз данных — но, вроде, довольно успешно).

Наша «Электронная Беларусь», как сообщается, реализована успешно. Однако карточки в поликлиниках по-прежнему пишут от руки, базы данных, как представляется, у всех свои доморощенные и обмен данными между ведомствами происходит чуть ли не почтовыми голубями, судя по времени, которое им для этого необходимо.

В общем, к чему я это все пишу? Может быть, при нашем-то программистском потенциале стоило бы людям, принимающим решения, обратить внимание на эту область? Мы уже не раз писали в этом блоге, что отсутствие данных, даже их нехватка, не лучшим способом сказывается на качестве принимаемых решений: глаз замыливается, и «мы не знаем страны, в которой живем». Нужен свежий глаз и много информации.

И кстати, заодно и средство для создания рабочих мест: понадобится большое количество специалистов — аналитиков, математиков, программистов, специалистов по big data. Один знакомый у меня такой есть, работает и живет уже не в Беларуси. Говорит, очень перспективная тема. Но у нас эту перспективу еще только предстоит увидеть.

Справка

 

Наталья Рябова. Окончила БГУ (социология), ЕГУ (философия), в 2013 году получила степень МВА (магистр бизнес-администрирования). Директор Школы молодых менеджеров публичного администрирования SYMPA, которая реализует исследовательский проект BIPART (Белорусский институт реформы и трансформации публичного администрирования).

  • Оцени идею:   
  • Проголосовало "ЗА": 1
  • "ПРОТИВ" : 0