Диалог в темноте: почувствуй себя слепым

Как слепые помогают зрячим налаживать бизнес и почему для людей с особенностями не следует создавать «особый мир» — эксперты оценивают окупаемость социальных инвестиций.

Диалог в темноте: почувствуй себя слепым

На этой выставке ничего не увидишь. Ее можно только почувствовать.

— Посетить экспозицию «Диалог в темноте» — значит, на полтора часа окунуться в полную темноту, – рассказывает Клара Клэцка о Музее диалога во Франкфурте-на-Майне.

У входа в экспозиционные залы сотрудник музея заклеивает черной лентой все, что светится — дисплей мобильного телефона, часы. Посетителей сопровождает незрячий экскурсовод.

Концепцию необычного диалога разработал немецкий журналист Андреас Хайнеке. Еще в 1988 году после беседы со слепым коллегой он обнаружил, что люди, лишенные зрения, могут научить остальных воспринимать мир с помощью других органов чувств: слуха, осязания, обоняния и вкуса.

Представляясь, Клара Клэцка признается, что работает в «темном бизнесе». И это правда: в 1995 году Андреас основал несколько компаний, занимающихся социальным бизнесом. Самыми популярными стали передвижные выставки для желающих почувствовать, что значит быть незрячим.

Инициатива получилась не только социально полезной. 80% дохода музей во Франкфурте-на-Майне получает от продажи билетов. И всего около 5% — от города в качестве дотаций.

Выяснилось также, что опыт переживания необычных эмоций способствует лучшему усвоению информации и разрушению стереотипов. Сейчас эта методика помогает налаживать бизнес-процессы компаниям из 30 стран мира.

Заработать большие деньги в социальном бизнесе не получится, предупреждает Клара Клэцка, но цель такой деятельности – вывести из изоляции людей с особенностями.

В музее работает больше 60 человек. 65% работников – незрячие. На выставках же трудятся только слепые или люди с нарушениями зрения.

— Если бы не было этой организации, треть сотрудников не имели бы возможности реализовать себя на рынке труда, – уверена руководитель проекта.

«Многие воспринимают вопрос о деньгах как оскорбление, но мы должны его задавать»

Клара Клэцка считает: чем богаче становится экономика страны, тем больше общество требует от предприятий, правительства и организаций брать на себя социальную ответственность.

В Великобритании, США и Германии уже пошли дальше и ставят вопрос об окупаемых инвестициях: какие потоки идут в социальную сферу и что возвращается.

— Речь идет о том, сколько евро получило общество, инвестировав в социальную сферу. Возврат средств — это и есть оценка их эффективности, — говорит Херберт Вольхютер из Международного образовательного центра Дортмунда. — Многие пока воспринимают вопрос о деньгах как оскорбление, но мы должны его задавать.

Социальный аспект проник в мир, где правит экономика, подчеркивает Херберт Вольхютер, который работает в социальной сфере с 1967 года, а в проектах, связанных с Беларусью, — уже 25 лет.

— Результаты экономического анализа ошеломляют, — признается специалист. — В одной немецкой мастерской, где работает 530 человек с ограничениями, обратный приток капитала составил 52%. Общество вложило 1 евро и получило обратно 52 цента.

Бизнес измеряет успех не только в деньгах

Белорусский бизнес уже имеет опыт донорства и спонсорства, но социальные проекты в моду пока не вошли. Лишь точечные инициативы указывают на то, что к ним зарождается интерес.

— Бизнес может принимать участие в социальных инвестициях или даже в реализации социального заказа. Но с предпринимателями надо работать, объяснять им, что это такое, – считает директор Белорусского союза предпринимателей и нанимателей им. Кунявского, директор Жанна Тарасевич. — Это задача государства и общественных объединений — показать бизнесу возможности и потенциал социальной сферы. Предприниматель должен знать: если он трудоустраивает на предприятие инвалидов, может получить определенные льготы. Если выполняет соцзаказ, тоже получает выручку и некоторые, пусть и небольшие, но компенсации.

В белорусских реалиях интерес предпринимателей к социальным проектам тормозят многие внешние факторы. Бизнесмены и негосударственные организации нередко боятся, что при успешном опыте, проект могут забрать государственные учреждения. Эти опасения основаны на опыте конкуренции с госпредприятиями в неравных условиях.

Предприниматели, которые знают, как зарабатывать деньги, и некоммерческие организации, отлично владеющие тонкостями социального сектора, двигаются параллельно. Чтобы получить новые инициативы, их надо «познакомить».

— Некоммерческие организации могут показать предпринимателям, каковы возможности в социальной сфере, модели, которые могут принести положительный эффект. Ведь бизнес измеряет свой успех не только в деньгах, но и в других критериях, работающих на хорошую репутацию, – уверена директор БСПН им. Кунявского.

Одно лишь стремление к высокому доходу не может стать основой для развития социального бизнеса.

– Выгода в таком предпринимательстве заметна с социальной точки зрения, потому что мы трудоустраиваем людей с инвалидностью, – рассказывает директор предприятия социальной направленности «Эбербах-Полесье» Анна Шумак. – Но с финансовой стороны подобные инициативы несравнимы с другими видами бизнеса.

Небольшое предприятие социальной направленности, занимающееся производством открыток и сувениров, которое состоит из десятка сотрудников, на себе ощутило сложности социально направленной деятельности в белорусских реалиях.

— Наступил момент, когда вся наша выручка уходила на оплату проезда сотрудников на работу и обратно. В результате мы вынуждены были приостановить деятельность, чтобы переехать ближе к городу и разработать концепцию, позволяющую выйти «в плюс», — говорит Анна Шумак.

Она уверена, что люди с инвалидностью, желающие работать, с интересом принимают участие в новых проектах. Но для них должна быть создана инфраструктура: до работы надо как-то доехать.

— Разумнее создавать безбарьерную среду в городах и деревнях, чем «особый мир» в интернатах для людей с ограничениями, где приходится налаживать всю инфраструктуру: от стадиона до кладбища, — считает Херберт Вольхютер. — Социальные работники должны оказывать только ту помощь, в которой клиент нуждается. И по максимуму давать ему возможность вносить свой вклад в общество, работая полдня или даже всего два часа в день.

По словам Клары Клэцка, Германия уже достигла такого уровня, когда человек, выбирая работу, обращает внимание и на социальную активность предприятия. Беларусь же сейчас находится на переходном этапе от потребительства к социальной заинтересованности. И в такое время очень важна инициатива, которая исходит от самого общества. Каждый может спросить себя, если он руководитель предприятия или наниматель: что мы делаем для людей с ограниченными возможностями, можем ли мы взять на работу инвалида или вкладывать средства в социальные проекты.

Почему некоторые проблемы НГО обходят стороной?

– Область социального обслуживания не должна оставаться государственной монополией, – заявила представитель Комитета по труду, занятости и социальной защите Гродненского облисполкома Татьяна Хинская на Втором республиканском социальном Форуме, который недавно прошел в Минском международном образовательном центре им. Й. Рау. – Привлечение негосударственных организаций позволяет расширить спектр оказываемых социальных услуг и помочь большему количеству граждан.

Уже больше года в Беларуси действует система государственного социального заказа. И до сих пор некоммерческие организации вместе с местными распорядительными органами не до конца освоили новинку. Например, в регионах не описаны процедуры по оценке и определению приоритетов работы в государственном соцзаказе, нет оценки качества выполнения договорных обязательств. В результате недочетов катастрофически не хватает социальных услуг от организаций в здравоохранении, социальной помощи пожилым людям, реабилитации нуждающихся, медико-социальной помощи разным категориям населения.

Одна из проблем малой активности некоммерческих организаций — они слабо взаимодействуют между собой.

– В Беларуси есть региональные организации, областные, но мне не понятно, кто входит в их объединения, – делится своим наблюдением президент объединения «Форум НКО Астаны» Баян Ахметжанова. – В нашей стране есть Гражданский альянс Казахстана, который объединяет более тысячи неправительственных организаций и имеет представительства в четырнадцати регионах страны. Такой союз включает успешные организации и те, которые нуждаются в дополнительной поддержке и ресурсах. Совместно им удается решать значительно больше проблем.

В Беларуси, по ее мнению, есть ряд социальных проблем, которые НГО обходят стороной.

— Это указывает на неготовность организаций возложить на себя подобный груз, — считает эксперт.

В то же время представители некоммерческих организаций жалуются на существующее законодательство, которое усложняет процедуру проведения конкурса на получение соцзаказа, низкую заинтересованность местных органов власти и низкий процент поддержки со стороны государства. Это не позволяет НГО активнее предоставлять социальные услуги.

Соцзащита-2015: Где будут жить люди с особенностями?

Третий сектор о соцзаказе: Государство покрывает только зарплату, а проверяет все

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 8
  • Балл: 5