Беларусь и ВТО. Россия «показывает зубы»

Беларусь несет существенные издержки от вступления России в ВТО, хотя сама при этом не является членом этой организации.

Очевидно, что потери Беларуси заметно увеличатся, если Россия начнет агрессивно защищать свой рынок на фоне усиления европейских санкций из-за обострения ситуации в Украине, а официальному Минску придется практически копировать российские установки. Надежда на то, что вследствие кризиса российско-украинских отношений Беларусь заполнит опустевшие рыночные ниши – не очень оправданна, учитывая масштаб возможных санкций в отношении Кремля.

Выступая недавно в Государственной думе, премьер-министр России Дмитрий Медведев, пообещал, что российский бизнес «получит всю необходимую защиту, если будут предприняты недружественные действия». «Мы будем использовать для этого все имеющиеся возможности. Среди них – те, которые мы получили как члены ВТО», – заявил Д. Медведев.

Он не преминул пожаловаться, что Россию 17 лет держали в предбаннике ВТО. «Мы настойчиво доказывали, что достойны войти в мировое торговое сообщество и отвечаем его стандартам. Теперь у нас есть полное право требовать соблюдения установленных правил и норм от других стран-участниц ВТО – по российским товарам. Не нужно стесняться. Там, где это обоснованно и законно – можно и «зубы показать», – заявил Д. Медведев.

Россия, конечно, никогда не упускала возможности показать «зубы» Европе. Однако теперь, учитывая ее членство в ВТО, возможности России абсолютно вольно трактовать вопросы таможенно-тарифного регулирования все же ограничены обязательствами ее участия в ВТО. Энтузиазм любителей включить инструменты защиты внутреннего рынка в какой-то ступени остудят неизбежные в подобных ситуациях процедуры проведения расследований по правилам ВТО.

Яркий тому пример – полный запрет на импорт свиней и свинины из стран ЕС, который Россия ввела с 7 апреля. РФ мотивировала этот запрет был тем, что Еврокомиссия якобы не может пресечь угрозу заражения мяса в Европе африканской чумой свиней. В начале февраля при обследовании погибших в Литве кабанов было обнаружено, что они больны АЧС, а в конце февраля случаи этого были подтверждены и в Польше. Распространение вируса было остановлено соответствующими европейскими ведомствами. ЕК в течение долгого времени пыталась доказать России, что полный запрет с ее стороны на ввоз европейской свинины является очевидно непропорциональным и противоречит правилам ВТО. Следствием такого запрета стало снижение экспорта свинины в РФ из ЕС на 25%. Однако двусторонние консультации с Россией и многочисленные попытки решить проблему поставок свинины на двустороннем уровне оказались тщетными. И у Еврокомиссии не осталось других рычагов, кроме как вынести эту проблему на уровень ВТО.

8 апреля Евросоюз официально запустил расследование в рамках ВТО против российского запрета на импорт свиней, свежей свинины и ряда пищевых продуктов из Евросоюза. Как отмечают СМИ, в качестве одного из аргументов спора в пример была приведена Беларусь. Летом 2013 года в Беларуси также были зафиксированы случаи африканской чумы свиней, однако против нее Россия эмбарго не вводит. После инициирования разбирательства в отношении России, согласно процедуре ВТО, с ней в течение 60 дней будут вестись переговоры. Если же они не увенчаются успехом, то у ЕС появятся основания просить ВТО создать комиссию для решения вопроса о законности мер, применяемых Россией.

Угроза оказаться «на ковре» ВТО, судя по всему, возымела некоторое действие. По крайней мере, Россельхознадзор РФ 25 апреля предложил в течение 2 месяцев провести инспекцию литовских и польских предприятий для рассмотрения возможности отмены временных ограничений на ввоз готовой продукции, содержащей свинину.

Кстати, это уже второй иск ЕС в ВТО против России. Первое расследование ВТО, начатое в прошлом году в отношении утилизационного сбора на автомобили иностранной сборки, Россия проиграла.

По сути, утилизационный сбор был направлен не на утилизацию автомобилей, а стал своеобразной нетарифной мерой защиты российских производителей автомобилей. Россия ввела этот сбор с 1 сентября 2012 года, чтобы компенсировать снижение ввозных пошлин от вступления в ВТО (РФ в 2012 году снизила размер импортных пошлин на автомобили с 30 до 25%, а затем в течение 7 лет обязалась снизить до 15%). По сути, эту защитную меру Россия ввела только для импортеров автомобилей. Своим производителям разрешили сбор не платить, если они возьмут на себя пространное обязательство самостоятельно провести утилизацию. Разница в подходах вызвала резкую критику Евросоюза, поскольку это несовместимо с базовым требованием ВТО, запрещающим любые дискриминационные торговые меры между членами этой организации.

Тема неоднократно обсуждалась на двусторонних переговорах всех уровней. После того, как ЕС пригрозило РФ судебными разбирательствами в рамках ВТО, Минэкономразвития РФ объявило, что утильбор будут платить и российские производители. Правительство РФ даже внесло в Госдуму соответствующий законопроект, который должен был вступить в силу с 1 июля 2013 года. Но этого не случилось. В ответ ЕС подал в суд ВТО иск против России. После чего российские чиновники пообещали урегулировать проблему без суда ВТО. В октябре 2013 года Владимир Путин подписал закон, который с начала этого года ввел равные условия уплаты утильсбора для российских автопроизводителей и импортеров из третьих стран. Но чтобы защитная мера сработала, российское правительство выделило из бюджета для своих производителей деньги на компенсацию этого сбора.

В рамках обязательств в «тройке» Беларусь вынуждена была также ввести утилизационный сбор с 1 марта этого года, что создало ряд проблем для производителей и работающих на рынке компаний. По российскому примеру Беларуси тоже предложили компенсировать этот сбор, но денег в бюджете на такую компенсацию сейчас сложно найти. В то же время настоять на том, чтобы утильсбор уплачивался по стране производства техники (в этом случае львиная доля сбора оставалась бы в белорусском бюджете), не по стране назначения, как сейчас, Беларуси в рамках «тройки» не удалось.

Жертвуя своими интересами в интеграционной «тройке» и неся при этом ощутимые потери, белорусское руководство категорически не согласно с тем, что российские чиновники называют дотациями в отношении Беларуси. На этапе подготовки договора о создании Евразийского экономического союза в СМИ появились оценки российских чиновников о возможном ущербе для российского бюджета в сумме 30-40 млрд. USD в том случае, если убрать все существующие сейчас изъятия.

Белорусская сторона заявляет, что никаких субсидий между партнерами «тройки» вообще не существует. «Заявления, которые иногда звучат в прессе относительно того, что существует риск при создании Евразийского экономического союза увеличения неких субсидий в адрес Беларуси, как минимум непонятны», – заявил начальник главного управления внешней экономической политики Минэкономики Беларуси Роман Бродов на брифинге 21 марта. По его словам, в экономическом понимании субсидии – это бюджетные средства, которые выделяются стороне на безвозмездной основе. В то же время правовой базой ЕЭП никаких субсидий не предусмотрено, – тем более «таких фантастических 30 млрд. долларов в отношении Беларуси и Казахстана». Весь белорусский бюджет составляет порядка 20 млрд. USD. Так что «никаких субсидий и речи не может быть, тем более, в таком масштабе», подчеркнул еще раз Р. Бродов.

Как было сказано, партнерам по интеграции в «тройке» делают взаимные уступки, осознавая, что быстрой выгоды такие компромиссы не принесут. Значительные уступки сделала и белорусская сторона. В частности, ей пришлось значительно повысить ставки ввозных таможенных пошлин на легковые автомобили, следствием чего стала серьезная нагрузка на платежный баланс (белорусские власти оценивают этот вопрос примерно в 2 млрд. долларов).

Во время споров о субсидиях белорусская сторона также всегда напоминает, что Беларуси пришлось одномоментно и в полном объеме взять и на себя обязательства Россией перед ВТО, хотя снижение таможенно-тарифной защиты общего рынка повлекло за собой риски и потери для белорусских производителей. Кроме того, введение унифицированных тарифов на железнодорожные перевозки с 1 января 2013 года заставило Беларусь в несколько раз повысить внутренние тарифы, что обострило финансовое положение ряда предприятий, особенно с высокой транспортной составляющей в стоимости продукции (строительство, сельское хозяйство, лесная и деревообрабатывающая промышленность).

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 4
  • Балл: 4.3