Россия может загнать белорусскую нефтепереработку в минус. Надо ли это Кремлю?

На этой неделе Беларусь, Россия и Казахстан предприняли очередную попытку снять основные барьеры в торговле в преддверии намеченного на май подписания договора о создании Евразийского экономического союза. Но Россия пока не готова отменить принципиальное для Беларуси условие - перечисление экспортных пошлин на нефтепродукты, произведенные из российской нефти, в бюджет РФ.

Об этом стало известно из беседы Александра Лукашенко с премьером Михаилом Мясниковичем 16 апреля. Эксперты прогнозируют, что Россия будет вынуждена согласиться с белорусскими доводами, но может потребовать компенсации.

Цена вопроса, по которому не могут сойтись взгляды Беларуси и России, составляет 3,3-4 млрд долларов в год в зависимости от динамики мировых цен на нефть и нефтепродукты. Россия убеждает партнеров по Таможенному союзу отсрочить полную либерализацию торговли нефтью и нефтепродуктами, пишет газета "Ведомости" на ссылкой на свои источники. Количественные ограничения как минимум на следующий год сохранятся, а окончательные сроки запуска единого рынка будут уточнены после встречи президентов трех стран, которая запланирована на 29 апреля в Минске. Предварительно решено продлить отсрочку до 2018 года, утверждает один из собеседников «Ведомостей». «Но Беларусь еще не отказалась от своей позиции, она зарезервировала позицию», — подчеркивает чиновник.

Минфин России готовит запасной вариант на случай, если сторонам не удастся договориться, — «большой налоговый маневр» в нефтяной отрасли: снижение экспортной пошлины на нефть до уровня казахстанской (она будет 80 долларов за 1 т; для сравнения: российская пошлина сейчас — 384,4 доллара за 1 т) и одновременно повышение налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ). Базовая ставка НДПИ для нефти в следующем году составит 530 российских рублей за 1 т, насколько придется ее повысить, чиновники не рассказывали, но маневр должен был принести бюджету 90 млрд рублей. Исходя из этого НДПИ может превысить 1100 рублей за 1 т, подсчитывал Московский нефтегазовый центр EY.

Снижение пошлин и повышение НДПИ, в принципе, вписываются в планы Минфина России, но министерство собиралось менять ставки постепенно: в течение трех лет и изменения не должны быть значительными. Если форсировать реформу, возникнут риски: резко вырастут цены на бензин, чтобы избежать этого, пришлось бы обнулить акцизы, объяснял чиновник. А это создало бы проблемы по цепочке: образуется дыра в региональных дорожных фондах, 70% поступлений которых — акцизы, придется искать замену, перестраивая весь бюджет. Также не удалось бы сдержать рост цен на авиакеросин и нефтехимию, говорил чиновник: эти продукты не облагаются акцизом, поэтому сложно придумать компенсационные механизмы. 90 млрд рублей бюджетных доходов, выигранных за счет маневра, должно хватить на то, чтобы решить все проблемы, обещали чиновники. И все равно такой маневр — слишком большой шок для бюджетной системы и нефтяных компаний, говорит высокопоставленный чиновник правительства.

На прошлой неделе на конференции в Минске российские эксперты проанализировали светлое будущее белорусской нефтепереработки и пришли к выводу, что для Беларуси не все может быть так шоколадно, как того хочет Минск. Директор по исследовательским проектам «Петромаркета» Иван Хомутов назвал белорусскую нефтепереработку «инструментом изъятия части российской нефтяной природной ренты в пользу белорусской экономики». То есть речь идет о получении Беларусью «относительно дешевой нефти и производстве на этом сырье дорогих нефтепродуктов». По словам эксперта, в 2011—2013 годах, поставляя в Беларусь нефть на льготных условиях, Россия ежегодно недополучала от 7,7 до 8,3 млрд долларов. «Часть этой суммы Беларусь возвращает России через выплату вывозных пошлин на нефтепродукты в российский бюджет. Чистый положительный эффект для Беларуси составлял ежегодно 4,5-5 млрд долларов, или около 8% ВВП, цифра довольно значительная», — констатировал Хомутов. «Технологический уровень развития белорусской нефтепереработки соответствует среднеевропейскому и среднеазиатскому уровням. Он выше российского. Благодаря этому и беспошлинным поставкам нефти из России нефтепереработка Беларуси чрезвычайно конкурентоспособна на внешних рынках», — добавил он.

Будущее белорусской нефтепереработки и белорусской экономики во многом зависит от цен на нефть на мировых рынках, а также от того, какую политику в отношении нефтяных экспортных пошлин изберет Россия. «Первый сценарий — инерционный, он предполагает, что действующий порядок перечисления вывозных пошлин на нефтепродукты в российский бюджет будет сохранен, а нефть Беларусь будет продолжать получать беспошлинно. Второй вариант, назовем его «белорусский оптимум», когда Россия идет Беларуси на уступки и разрешает не перечислять в бюджет экспортную пошлину. При таком сценарии ежегодная дополнительная выгода для Беларуси составит от 3-4 млрд долларов», — сказал Хомутов.

Третий сценарий, который на первый взгляд кажется фантастическим, сулит в лучшем случае нулевую рентабельность белорусской нефтепереработке. «Это когда все пошлины будут сняты и Беларусь вынуждена будет импортировать российскую нефть по ценам, как в Европе. Такая ситуация отрицательно повлияет на белорусские НПЗ, к 2020 году маржа переработки на которых может упасть до очень низкого уровня, а то и стать отрицательной. Фактически белорусская экономика лишится той части нефтяной природной ренты, которую сегодня получает от России»,— сказал Хомутов. Но данный ход опасен и для самой России, где половину НПЗ придется закрыть, а цены на моторное топливо на внутреннем рынке резко вырастут.

Впрочем, руководитель сектора экономического департамента Института энергетики и финансов РФ Сергей Агибалов считает, что реализация «большого налогового маневра» все же будет поэтапной и растянется на несколько лет. Эксперт также не исключает, что увеличение дотаций белорусской экономике Россия попробует компенсировать покупкой доли в белорусских НПЗ. Стоит отметить, что Беларусь уже очертила примерные условия продажи госпакета в Мозырском НПЗ. Агибалов считает, что «предварительно озвученная цена завода [4 млрд долларов] является завышенной, не говоря уже о довольно высоких других требованиях». Анализ аналогичных сделок в Европе показывает, что цены там ниже, если исходить из принятого в этом сегменте параметра оценки стоимости актива в расчете на 1 млн т переработки. Так, «Роснефть» в Германии, а «Лукойл» в Италии покупали нефтеперерабатывающие заводы исходя из оценки в среднем 150 млн долларов за 1 млн т переработки, сказал Агибалов.

Заместитель гендиректора Мозырского НПЗ Виталий Павлов не стал комментировать сценарий, при котором белорусская нефтепереработка окажется нерентабельной. «Это все теория. Мы также рассматриваем разные сценарии, которые могут сложиться на рынке. Но не считаем нужным их комментировать. Могу лишь сказать, что мы производим довольно конкурентоспособный продукт, который востребован на рынке», — сказал топ-менеджер.

«Белорусские НПЗ оснащены лучше многих российских, поэтому наши нефтяники [«Роснефть», «Лукойл», «Газпром нефть» и другие] заинтересованы в переработке сырья у вас в стране. Но тут есть и политический подтекст: попытка Кремля диктовать жесткие правила Беларуси чревата разрывом интеграционных объединений. В этой связи вряд ли стоит ожидать реализации неких резких сценариев. Скорее, будет предпринят компромиссный вариант, который устроит обе стороны. Например, Беларусь получит очередной миллиардный кредит», — сказал TUT.BY один из российских отраслевых экспертов.

  • Оцени статью:
  • Проголосовало: 1
  • Балл: 4