Российские эксперты: Евразийская интеграция явно «узка» для членов Таможенного союза

А вот объединение таможенной «тройки» и ЕС в общее экономическое пространство от Лиссабона до Владивостока создало бы рынок стоимостью в триллионы евро.

Концепция торгово-экономического сотрудничества России, стран Европы, Беларуси и Казахстана принесет выгоды всем сторонам, уверены российские экономисты Елена Островская и Юлия Кукушкина.

Экономики стран ЕС и Таможенного союза (ТС) дополняют друг друга, перед ними стоит одинаковая задача – повышение конкурентоспособности в борьбе за рынки с американскими и азиатскими экономиками, отмечают исследователи в своей статье в журнале НИУ ВШЭ «Вестник международных организаций».

Таможенная «тройка»: вполне жизнеспособна?

В отличие от белорусских независимых экспертов, которые накануне согласования Договора о Евразийском экономическом союзе призвали власти страны оценить, будет ли это выгодно Беларуси в экономическом и политическом плане, российские исследователи считают региональный экономический блок России с Беларусью и Казахстаном «вполне жизнеспособным».

Хотя, по предварительной оценке экономического вклада Таможенного союза в ВВП каждой из стран-участниц, данной экспертом Л.В. де Соуза в исследовании под эгидой Всемирного банка (ВБ), прогнозируется падение совокупного ВВП трех стран из-за отмены таможенных тарифов во внутрисоюзной торговле.

Если будут гармонизированы таможенные тариф во всех отраслях, кроме энергетики, совокупный ВВП снизится на 3,54% по отношению к тому же показателю при отсутствии ТС. Сценарии, предполагающие гармонизацию тарифов во всех отраслях и частично – в энергетике, а также полную гармонизацию таможенных тарифов, дают еще большее проседание показателей.

У Евразийского банка развития более оптимистичные оценки. В 2012 году он прогнозировал, что к 2030 году совокупный годовой ВВП трех стран-членов ТС примерно на 2,5% превысит этот же показатель в условиях отсутствия интеграции.

Сейчас внешняя торговля государств-членов ТС в разы превышает взаимную (последняя составляет лишь 12,7% от общего товарооборота «тройки»). И в ближайшее время формирование Евразийского экономического союза вряд ли будет способствовать росту доли взаимной торговли, полагают эксперты. Развитию торговой интеграции стран-членов ТС, по их оценке, мешают отсутствие диверсифицированной структуры экспорта и недостаточное развитие инфраструктуры, в том числе транспорта.

Россия как мост?

Исследователи Островская и Кукушкина подчеркивают: «Одна лишь евразийская интеграция явно «узка» для членов Таможенного союза».

Экспорт Беларуси ориентирован, прежде всего, на ЕС, а Казахстан мог бы получить огромные потоки товаров, направляющиеся через его территорию из Евросоюза в КНР.

«Нужна стыковка евразийского и европейского экономического пространства», — делают вывод российские эксперты.

Первые подступы к стыковке интеграций, по их мнению, уже есть. При создании ТС в основу его работы были положены нормы ВТО, а в интеграции используется опыт Евросоюза. Это «теоретически не исключает возможности создания зоны свободной торговли с Брюсселем с прицелом на формирование… единого экономического пространства от Атлантического до Тихого океана, общего рынка стоимостью в триллионы евро», замечают эксперты.

Намерение придерживаться норм ВТО при торговле внутри ТС зафиксировано в Договоре о функционировании Таможенного союза в рамках многосторонней торговой системы. Обязательства, которые принимает РФ в качестве члена ТС, должны выполняться также Беларусью и Казахстаном.

Однако признание Таможенного союза ЕС невозможно, поскольку из всех участников «тройки» пока только Россия вступила в ВТО.

«России выгодно, чтобы ее партнеры по ТС как можно скорее вступили в ВТО, — подчеркивают Островская и Кукушкина. — А сама Россия станет мостом между ВТО и Евросоюзом, с одной стороны, и Казахстаном и Беларусью – с другой.

В посреднической роли интегратора России, по мнению экспертов, может пригодиться опыт Мексики, которая заключила Североамериканское соглашение о свободной торговле и такое же соглашение – с ЕС. Еще один пример – Чили, «мост» между азиатскими странами, расположенными на побережье Тихого океана, с одной стороны, и Бразилией и Аргентиной, с другой.

Однако белорусские эксперты опасаются, что, сотрудничая со страной с более сильной экономикой, остальным участникам евразийской интеграции придется подстраиваться под ее интересы. Вся интеграция, отмечают они, строится вокруг сильного игрока – России. В такой ситуации Беларуси всегда будет сложно решать возникающие проблемы, если Москва нарушит какие-либо обязательства.

Считаете ли вы возможной стыковку евразийского и европейского экономического пространства?

  • Оцени идею:   
  • Проголосовало "ЗА": 3
  • "ПРОТИВ" : 9