«Тройка» сильно торопится в ЕЭС

Шлейф нерешенных проблем может сделать новый союз декларативным.

Самым большим риском, актуальным для всей интеграционной "тройки", белорусская сторона считает построение Евразийского экономического союза (ЕЭС) на базе неполноценного Таможенного союза.

«Полноценный Таможенный союз - это первый и принципиальный вопрос в концепции нового союза», - подчеркнул начальник главного управления внешней экономической политики Минэкономики Беларуси Роман Бродов на брифинге 21 марта.

Тем более, как было сказано, партнеры изначально договорились, что интеграция будет последовательной и постепенной. А это значит, что переходить к следующему этапу интеграции можно лишь после того, как будут реализованы соглашения предыдущего этапа.

Тяжелое наследство

Формально Беларусь, Казахстан и Россия уже прошли этап создания зоны свободной торговли, Таможенного союза и Единого экономического пространства (ЕЭП) и теперь работают над созданием ЕЭС.

Однако, чтобы двигаться вперед, партнеры по «тройке» должны более критично оценить уже сделанную работу, убеждена белорусская сторона.

«Строгое понимание этого тезиса, а также тот факт, что он лежит в основе нашей переговорной позиции, позволяют максимизировать национальные интересы при создании союза», — подчеркнул Р. Бродов.

Среди ключевых вопросов, которые «тройке» не удалось решить на этапе создания ТС и которые могут незаметно «перетечь» в ЕЭС, - наличие обязательств между Беларусью и Россией в вопросах перечисления в бюджет РФ экспортных пошлин на нефтепродукты, невозможность для бизнеса проходить таможенные процедуры в любой из трех стран - участниц ЕЭП вне зависимости от их резидентства, сохранение остатков системы квотирования поставок некоторых товаров на рынки друг друга.

В шлейфе нерешенных остается также вопрос о статусе товаров. «Даже внутри «тройки» мы не рассматриваем наши товары как товары Таможенного союза, а по-прежнему идентифицируем их как белорусские, российские и казахстанские, не говоря уже о внешних рынках, где наш экспорт совершенно не воспринимается как экспорт Таможенного союза и ЕЭП, - нас по-прежнему рассматривают как экспорт Беларуси, России и Казахстана», — подчеркнул Р. Бродов.

Между тем, по мнению белорусской стороны, полноценная реализация принципа свободы движения товаров в Таможенном союзе является стратегически важной, учитывая структуру экономик стран «тройки».

«Это значит, что оставшиеся три свободы (услуги, капитал, рабочая сила), которые зачастую обслуживают производство товаров, в своей либерализации не должны обгонять вопросы Таможенного союза», — пояснил Р. Бродов.

Один из самых непростых вопросов в «тройке» — сфера техрегулирования. Как отмечалось, пока компетентные регуляторы не обладают единым пониманием в этом вопросе. Хотя, как считает белорусская сторона, для решения его в союзе достаточно внедрить концепцию взаимного признания. В ее основе лежит принцип: что хорошо для потребителя одной из стран «тройки», то должно быть приемлемо для другой участницы союза. По мнению белорусской стороны, это позволит улучшить качество и взаимодействие потребителей, производителей и регулирующих органов. Кстати, как отмечалось, такой подход хорошо зарекомендовал себя в ЕС.

На этапе подготовки проекта договора о ЕЭС у Беларуси есть замечания и предложения по ряду принципиальных позиций. В частности, спорным является предложение Евразийской экономической комиссии о применении антидемпинговых пошлин к ранее ввезенным товарам. «Мы возражаем против таких инициатив, понимая, что субъекты внешней торговли должны иметь понятные и предсказуемые условия работы», — подчеркнул представитель Минэкономики.

Беларусь, в свою очередь, предлагает в рамках движения к единому рынку услуг в ЕЭС уже с 1 января 2015 года ввести такой рынок в транспортном и строительном секторах.

В Минэкономики также ожидают, что договором будет урегулирован вопрос и предоставлен национальный режим в закупках для нужд гособоронзаказа в части продовольствия, элементов вещевого снабжения, не составляющих государственную тайну.

В сфере АПК Беларусь настаивает на сохранении действующего порядка и уровня обязательств по господдержке сельхозпроизводителей. В рамках ЕЭП зафиксирована господдержка в размере 10% от стоимости продукции. В то же время, как было сказано, обязательства РФ по ВТО подталкивают Россию к тому, чтобы пересмотреть не только методику, но и номинальное значение оказания такой господдержки.

«Озвученное, безусловно, является внутренними вопросами переговорного процесса, компромиссные результаты которого будут закреплены в договоре о союзе»,—- отметил Р. Бродов.

В то же время белорусскую сторону беспокоит, что при подготовке договора о ЕЭС наметилась тенденция ухода от договоренностей, которые уже являются частью нормативной базы ТС. Позиция Беларуси: нельзя уходить от уже достигнутых договоренностей, а если этот отход возможен, то он не должен носить дискриминирующий характер и ущемлять интересы одной из сторон.

Позиция Беларуси: субсидий в ТС нет

На этапе подготовки судьбоносного для таможенной «тройки» договора о создании ЕЭС в СМИ появились оценки российских чиновников возможного ущерба для российского бюджета в сумме 30-40 млрд. долларов в том случае, если убрать все существующие сейчас изъятия.

Белорусская сторона убеждена, что создание ЕЭС не потребует такого рода субсидий, поскольку никаких субсидий между партнерами «тройки» вообще не существует.

«Заявления, которые иногда звучат в прессе относительно того, что при создании Евразийского экономического союза существует риск увеличения неких субсидий в адрес Беларуси, как минимум непонятны», — заявил Р. Бродов.

По его словам, в нормальном экономическом понимании субсидии - это безвозмездные бюджетные средства, которые выделяются стороне на безвозмездной основе. В то же время правовой базой ЕЭП никаких субсидий не предусмотрено, тем более «таких фантастических 30 млрд. долларов в отношении Беларуси и Казахстана», подчеркнул представитель Минэкономики. Весь белорусский бюджет составляет порядка 20 млрд. долларов. Так что ни о каких субсидиях и «речи не может быть, тем более в таком масштабе», подчеркнул еще раз Р. Бродов.

«Другой вопрос, если какой-то партнер пытается подсчитать свою упущенную выгоду. Но мы считаем такой подход в корне ошибочным. При желании на калькуляторе можно нафантазировать любой порядок цифр и даже попытаться обосновать их, однако это не будет во благо интеграции», — резюмировал он.

Как было сказано, партнерам по интеграции в «тройке» делают взаимные уступки, осознавая, что быстрой выгоды такие компромиссы не принесут.

Значительные уступки сделала и белорусская сторона. В частности, в один момент Беларуси разово значительно повысили ставки ввозных таможенных пошлин на легковые автомобили, следствием чего стала реальная нагрузка на платежный баланс, измерявшаяся миллиардами долларов.

Кроме того, Беларусь одномоментно и в полном объеме взяла на себя обязательства России перед ВТО, хотя снижение таможенно-тарифной защиты общего рынка повлекло за собой риски и потери для белорусских производителей. Кроме того, предполагается сократить субсидирование промышленных предприятий, отменить запрещенные субсидии и т. д.

В свою очередь, введение унифицированных тарифов на железнодорожные перевозки с 1 января 2013 года осложнило финансовое положение ряда предприятий, особенно с высокой транспортной составляющей в стоимости продукции (строительство, сельское хозяйство, лесная и деревообрабатывающая промышленность), поскольку привело к резкому росту тарифов на внутриреспубликанские перевозки грузов.

Был затронут также вопрос введения утилизационного сбора, который белорусская сторона вынуждена была ввести вслед за Россией.

«Поэтому, рассуждая понятиями «субсидия», мы рискуем заблудиться и прийти к абсурдному выводу, что стороны друг другу еще должны. Все это осознанный результат договоренностей сторон», — резюмировал Р. Бродов.

Спорные вопросы будут решать президенты

Белорусская сторона убеждена, что вопрос организации торговли без изъятий и ограничений в ЕЭС вообще не должен вызывать споров.

Ведь принцип торговли без изъятий и ограничений задекларирован и подтвержден ранее в документах, который подписали президенты «тройки», и этот принцип, подчеркнул Р. Бродов, должен быть реализован применительно ко всем сферам взаимной торговли, в том числе в нефтегазовой сфере.

Однако на практике изъятия сохраняются, пока в ТС для Беларуси остаются квоты на поставку нефти и экспортные пошлины на нефтепродукты. Р. Бродов не стал скрывать, что вопрос пошлин весьма чувствительный как для Беларуси, так и для России. Но, как было сказано, определенный прогресс в его решении есть. «Мы понимаем ожидания партнеров, прежде всего Российской Федерации, для достижения этой цели. Мы понимаем, какие шаги нужно нам сделать для того, чтобы эта цель была зафиксирована в договоре», — сказал Р. Бродов.

По его словам, «здесь вопрос юридических и технических тонкостей, которые должны быть урегулированы».

Отвечая на вопрос корр. «БР», удастся ли «тройке» в ближайшее время согласовать шлейф нерешенных вопросов, чтобы к маю, как было объявлено ранее, подписать проект Договора о ЕЭС, Р. Бродов отметил, что это зависит не от белорусской стороны.

«Подписывать будут главы государств. Им будет предложен максимально согласованный вариант по многим из вопросов ключевого характера, чтобы они приняли решение по сферам, максимально чувствительным для сторон», - отметил Р. Бродов.

  • Оцени статью: